Злой рок семьи Дарнуэй

4,3
40 читателей оценили
28 печ. страниц
2011 год
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Злой рок семьи Дарнуэй»

  1. LiseAlice
    Оценил книгу

    В одном старом-старом замке в полутемной библиотеке, где от стен пахнет временем, висит таинственный портрет мужчины. И смотрит этот мужчина с портрета пронзительно и пристально, так что зрителю не по себе становится. А по краям рамы есть надпись старинная, беды сулящая...

    В седьмом наследнике возникну вновь
    И в семь часов исчезну без следа
    Не сдержит гнева моего любовь,
    Хозяйке сердца моего - беда

    И известно о портрете лишь то, что изображен на нем предок нынешних хозяев замка, лорд Дарнуэй, который однажды покончил с собой, но так хитро устроил свое самоубийство, что жену его в убийстве обвинили и за то казнили. А семь поколений спустя снова повторилась эта история. С тех пор минуло еще семь поколений, и в старый замок приехал новый наследник. Удивительно, но новый хозяин замка Дарнуэй очень похож на своего предка с портрета. Постигнет ли и его фамильное проклятие?

    С отцом Брауном, главным героем детективов Честертона, я встретилась в этой повести впервые. И впервые я встречаюсь с тем, что расследование ведет священник. Наверно, отец Браун интересный персонаж, если судить по некоторым его репликам. Но в повести его было слишком мало, да и не только его - все персонажи были очень схематичными, как будто это просто черновые наброски для настоящего детектива. Конечно, сама повесть весьма небольшая, поэтому трудно ожидать, что герои в ней раскроются, и тем не менее, мне этого не хватило. Да и действия в повести тоже совсем немного - завязка, кульминация, разгадка и тут же занавес, такой детектив-короткометражка на 15 минут.

    Но зато в детективе присутствует готичная романтика разрушающегося поместья, роковое проклятие, таинственное семейное предание, предчувствие надвигающегося несчастья и прекрасная девушка - за всю эту мрачную атмосферу можно смело добавить полбалла)

Цитаты из книги «Злой рок семьи Дарнуэй»

  1. цели визита – осмотру фамильных портретов. Он попросил прощения за то, что позволил себе явиться в столь торжественный для семейства день. Впрочем, видно было, что их приходу рады. Поэтому он без дальнейших церемоний провел Пейна через большую гостиную в библиотеку, где находился тот портрет, который он хотел показать ему не просто как картину, но и как своего рода загадку. Маленький священник засеменил вслед за ними – он, по-видимому, разбирался не только в старых молитвах, но и в старых картинах. – Я горжусь, что откопал портрет, – сказал Вуд. – По-моему, Гольбейн[2]. А если нет, значит, во времена Гольбейна жил другой художник, не менее талантливый. Портрет, выполненный в жесткой, но искренней и сильной манере того времени, изображал человека, одетого в черное платье с отделкой из меха и золота. У него было тяжелое, полное, бледное лицо, а глаза острые и проницательные. – Какая досада, что искусство не остановилось, дойдя до этой ступени! – воскликнул Вуд. – Зачем ему было развиваться дальше? Разве вы не видите, что этот портрет реалистичен как раз в меру? Именно поэтому он и кажется таким живым. Посмотрите на лицо – как оно выделяется на темном, несколько неуверенном фоне! А глаза! Глаза, пожалуй, еще живее, чем лицо. Клянусь богом, они даже слишком живые. Умные, пронзительные – словно смотрят на вас сквозь прорези большой бледной маски. – Однако скованность чувствуется в фигуре, – сказал Пейн. – На исходе Средневековья художники, по крайней мере на севере, еще не вполне справлялись с анатомией. Обратите внимание на ногу – пропорции тут явно нарушены. – Я в этом не уверен, – спокойно возразил Вуд. – Мастера, работавшие в те времена, когда реализм только начинался и им еще не стали злоупотреблять, писали гораздо реалистичней, чем мы думаем. Они передавали точно те детали, которые
    9 июня 2018

Автор