«Милый друг» читать бесплатно онлайн книгу📙 автора Ги де Мопассан, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

4.6 
(1 143 оценки)

Милый друг

322 печатные страницы

2009 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 323 000 книг

Оцените книгу
О книге

Ги де Мопассан (1850–1893) – выдающийся французский писатель, без которого невозможно себе представить европейскую литературу XIX века. Он и сегодня остается самым читаемым не только у себя на родине, но и за ее пределами, в том числе и в России.

Публикуемый в этом томе роман «Милый друг» – история карьеры заурядного репортера Жоржа Дюруа, использующего расположение женщин для продвижения по социальной лестнице. Это и женитьба на богатой Мадлене Форестье, пишущей за него статьи; и роман с госпожой Вальтер, женой банкира-миллионера, с помощью которой он богатеет на биржевых спекуляциях; и свадьба с Сюзанной Вальтер, дочерью банкира, открывающая герою дорогу на политическом поприще.

читайте онлайн полную версию книги «Милый друг» автора Ги де Мопассан на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Милый друг» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

А. Чеботаревская

Дата написания: 

1 января 1885

Год издания: 

2009

ISBN (EAN): 

9785371030598

Дата поступления: 

2 мая 2018

Объем: 

580661

Правообладатель
12 133 книги

Поделиться

Anastasia246

Оценил книгу

Весьма долгим был мой читательский путь к этой книге классика французской литературы и не без причины. Часто идут споры о том, что лучше: книга или фильм. Так вот, одноименная экранизация мопассановского романа 2012 года с Робертом Паттинсоном в главной роли напрочь отбила у меня желание знакомиться с книжным оригиналом. При том, что Роберт Паттинсон мне в целом симпатичен как актер и играет, на мой взгляд, он всегда вполне достойно. Но вот экранизация показалась мне донельзя скучной, посредственной, и потому мои пути с творчеством Мопассана разошлись где-то лет на восемь (ноябрь 2012 - февраль 2021, если быть точнее). Отчего-то я тогда, при просмотре фильма, решила, что виновата литературная основа, а вовсе не качество фильма. Теперь-то понимаю, как заблуждалась (да, с годами все же приходит мудрость или просто иной взгляд на жизнь) Так вот не у всех есть талант или хотя бы мастерство снимать классику - для этого нужен особый гений. Короче говоря, роман шикарен, фильм никому не рекомендую (и даже фанатам Паттинсона у него есть киноработы куда более захватывающие)

Фильм мне теперь хочется навеки изгнать из памяти (да вот получится ли?), а книгу, напротив, сохранить. В роман влюбляешься с первых строчек, хоть главный герой его, Жорж Дюруа и не вызывает положительных эмоций. Наоборот, с каждой страницей он кажется все более мерзким, отталкивающим человеком, и если в начале книги хочется найти хоть какие-то оправдания его низким поступкам (тяжелые условия жизни, нищета, одиночество и проч.), то к середине произведения надежды на то, что этот человек когда-нибудь исправится, тают окончательно.

Признаюсь, все время чтения мне было непонятно, чем же он все-таки очаровывает женщин. Автор не дает практически никаких к тому подсказок, даже внешность своего персонажа обрисовывает весьма туманно: одни лишь пышные усы - но это же не повод, чтобы влюбиться)) Мадлена, Клотильда, Рашель, госпожа Вальтер, Сюзанна - вереница женщин падают ниц к ногам великолепного обольстителя, коварного соблазнителя. Какой он, к черту, "Милый друг", - не идет совершенно ему это прозвище, но "ах, обмануть меня несложно, я сам оправдываться рад (или что-то в этом роде). Женщины, видимо, влюбляются в созданный ими же самими в своем собственном воображении - а Дюруа этим отлично пользуется.

Во время чтения также меня не покидала надежда (призрачная, правда, ведь сюжет я отлично помнила по фильму), что найдется хоть одна женщина, которая все же устоит перед неземным обаянием и харизмой Жоржа и поставит его на место, дав достойный отпор альфонсу и обманщику. Думаю, ответ, дождалась я этого или нет, понятен без пояснений. А еще почему-то очень хотелось, чтобы перебрав в книге абсолютно всех женщин (никто не остался без его внимания), Дюруа остановился все-таки на ком-то одном. И тут меня тоже постигла неудача: Жорж не из таких, которые всегда удовлетворяются чем-то одним. Ему нужно все и сразу: деньги, слава, самые красивые, влиятельные и умные женщины...

"Вот она роскошь. Вот в каких домах надо жить. Другие этого достигли. Почему бы и мне не добиться того же?"

Кого мне искренне жаль во всей этой истории, так это Мадлену Форестье - умная женщина, утонченная и изящная, дальновидная, как она не рассмотрела нутро Дюруа? Как она не поняла с кем имеет дело? Зачем ей было связываться с ним? его ей не хватало?

Своей легкостью, непосредственностью, незлопамятностью меня совершенно очаровала Клотильда (понимаю, отчего Дюруа от нее в восторге).

Госпожа Вальтер, 40-летняя мать семейства, на протяжении произведения выглядела жалко и глупо: как можно позволять так унижать себя...

Последняя (хотя "последняя" в контексте непрекращающихся романов Жоржа звучит несколько сомнительно и очень уж неправдоподобно, куда лучше "крайняя") женщина - даже нет, девушка, Сюзанна...ах, хочется, чтобы уж этот-то брак стал счастливым для его избранницы. Хотя полагаю, что и эта моя надежда с вероятностью 99% не оправдается...

Безумно красивый роман (эти описания обедов и ужинов, интерьеров. нарядов!...), безумно отвратительный герой, тяжелая жизненная история со своей незатейливой моралью ("зачем вы, девочки, красивых любите?") и со своими горькими уроками (упреками?)...Без сомнения, 5/5, читала не отрываясь, стремясь подольше растянуть удовольствие, но, к счастью, под обаяние Жоржа не попала)

Поделиться

elenat...@gmail.com

Оценил книгу

отличный роман.

Поделиться

Shishkodryomov

Оценил книгу

Как все просто, и вместе с тем сверхъестественно. Генри-Рене-Альберт Ги де Мопассан

Все мы мечтали, мечтаем, будем мечтать о покорении Парижей. Помните многочисленные романтические истории, когда девочки ходят в порт или на вокзал, с одной лишь надеждой - умчаться в неведомые дали. Бросить все к чертовой матери и свалить. Если живешь в деревне - стремишься в райцентр. Из райцентра - в мегаполис. И так далее. Кто же родился где-то в центре Нью-Йорка - тому мои соболезнования. Отсутствие цветовой дифференциации штанов лишает человека цели. Божественного роста, если хотите. Что ж делать, если только малиновые штаны вокруг. Впрочем, как мне кажется, с какой-нибудь Парк-авеню сейчас никто это и не читает. В одном из отдаленных самом по себе из регионов России, в маленьком, но гордом городке, всех приехавших из окрестных сел колхозников, очень метко, зло и грубовато величают гасконцами. Также и московское слово "лимита" очень любимо теми, кто ценою неимоверных усилий добился таки только-только долгожданной прописки.

Жорж Дюруа, естественно, не самый первый на этом тернистом пути покорения столиц. Были и до него свои дАртаньяны, Ломоносовы, питерские президенты. А, с тех пор, как существует Париж, желающих стать новыми наполеонами не счесть. У Мопассана все более прозаично и именно это радует. Вот он, Дюруа, перед нами, он совершенен в своей реалистичности благодаря автору. Нет в нем ничего такого выдающегося - он не особенно умен, сомнительно образован, ему присущи, как и всем людям, страх и сомнения. "Ээээ!" - скажем мы с Петром Ивановичем. - "Это и мы так можем!" Вот и меня крайне занимает вопрос - где же они, все те, кого на определенном этапе так вдохновила эта книга. А где еще те, кто в этом никогда не признается, всячески открещиваясь от образа Дюруа, называя его глупым, аморальным подлецом, живущим за чужой счет. И автора туда же, он пишет дамские романы, эротику и низкопробную авантюрщину.

"Милый друг" - произведение о свободе. Свободе от оков общества, от оков брака, от условностей и собственных предрассудков. Живите так, как подсказывают вам ваши самые отчаянные реалистичные мечты и плевать на все остальное. Мир засверкает всеми своими переливчатыми красками, особенно, если вы сами будете достойны этих красок. Кроме того, "Милый друг" - это настоящее произведение. Автор не занимался идеализированием, но и не нагнетал чернухи. Здесь все так, как оно и бывает в реальной жизни. И нет глупых стенаний по поводу всякой надуманной чепухи. Хотя, спектр затронутых вопросов очень широк. Но поговорим сегодня о банальном, о том, что чаще всего пишут и о чем чаще всего говорят, касательно "Милого друга". Увы, женский вопрос занимателен, но не является в произведении основным. Кому-то обидно, но мне это видится даже чем-то парадоксально противоречивым. Казалось бы, не делает чести девушке то, что загар - это цвет ее кожи. Но, с другой стороны, это навсегда решает проблему расизма. Не будем и мы заранее расстраиваться.

Единственная проблема любого Дюруа - это встретит свою Клотильду де Марель. Все остальное мишура и никуда не денется. Мир и так принадлежит Клотильдам и Жоржам. Как говорил один мой друг, "а я Жоржик, гы-гы". Этой парочке глубоко наплевать на общество, только они, впитав всю мудрость человечества, способны независимо получать удовольствие и находить смысл в самом жизненном процессе. Дюруа и Клотильда - это единое целое, они часть друг друга и странно слышать иногда об обидах, склоках и прочем. Кого это касается, кроме них самих? Спросили бы вы у Клотильды - кто ей нужен, уж не знаю - что она вам ответит, она такая разнообразная. Но сделает именно так, как ей самой будет угодно. Как выразился сам Мопассан, де Марель и Дюруа - оба из "племени великих бродяг". Кто-то может и поймет - что это. Клотильда замужем. Мое подсознание замужем, а муж совсем не я. Юнг с Фрейдом бы умерли со смеху.

В итоге, у нас в "Милом друге" из значимых только одна женщина. А по-другому и быть не может. Все остальные - это развлечение такое, инструменты для игр, лошадки для езды. Везите и дальше, побыстрее только. Тпру! Сейчас еще Клотильду подсажу. Покуда есть на свете дураки и дуры, нам всегда будут "Три пескаря" светить во мраке. А они будут всегда (дураки). Не отзывайтесь, не надо, я и так знаю, что вы есть. Мне ли не знать. Имя нам легион - косным, погрязшим в собственных комплексах, с тугим воображением и пониманием, колеблющихся и бьющихся лбами. Ненавидя Дюруа, они втайне надеются на счастье - быть рядом с ним. И он даже некоторых из них осчастливил. Что ж, воспоминания на всю жизнь о радостных днях с Дюруа - они стоят многого. Далеко не каждой повезло, ведь вас много, а нас так мало. Ну и чем же всех их так привлек Жорж Дюруа? А, да-да, внешность и то, о чем принято молчать. Ну, совсем не это притягивает их в таких количествах. В нем есть то, чего не хватает им. Всего в меру, совершенства в меру. Уверенность в себе и острая понятливость. К этому добавить неплохой мозг и образ нового бога на земле готов. И даже больше, чем на картине, купленной Вальтером. Самолюбие - очень ценное качество, с него начинается любовь вообще. А тщеславие со временем трансформируется, теряется и достигает таких высот, что его уже не могут определить. Что там я забыл? Аморальность? Да-да, мораль - это же для усредненного человека. Кому-то жизнь, а кому-то мораль. Поэтому моралисты так плохо знают жизнь, им ее не достается.

Давайте вернемся к нашим дурам. Основной и постоянно защищаемой является якобы обиженная первая жена Дюруа - Мадлена Форестье. Ввиду того, что она побыла какое-то время женой Жоржа, ей стоит уделить пару строк. На самом же деле Дюруа-то божий агнец! Всего-то два брака! Сколь это смешно выглядит в нашем добром 21 веке. С Мадленой все понятно, ибо она в чем-то очень похожа на Дюруа. Неудивительно, что они оба преуспели на собственном поприще. Мадлене после смерти Форестье был нужен удобный муж, чтобы тот не лез в ее дела и она могла дальше благополучно плести интриги, заводить любовников среди графов и депутатов. Время ее подвело, в настоящее время она бы чудесно обошлась без мужа. Все то, что она так долго и интересно творила под псевдонимом "Форестье" требовало продолжения. Да она и сама уже по собственному признанию не могла без журналистики жить. Еще бы - женщины в то время только вязали слюнявчики. Такой огромный объем проделанной работы и бросить? Тут и нашелся бескровный вариант продолжения, ибо по существу для нее с приходом Дюруа ничего не изменилось - она просто пустила в дом нового мужа. Очень прогрессивно для 19 века, не правда ли, о, старые феминистки? Ау! Не слышите? Да вы никого и не слышите, кроме себя. Ладно, продолжим. Сущность Мадлены подтвердил и тот факт, что она после Дюруа завела себе нового журналистика. А еще был и такой аспект - она хотела с Дюруа секса. И брак был единственный выходом (кто хочет - пусть будет еще и "входом"), так как в качестве любовника на тот момент Дюруа был нецелесообразен. Таким образом перед нами не брак, а договор без пунктов "форс-мажор". Если вас потом надули, то все претензии высказывайте собственной тупости. Мадлена, ты талантлива, но женщина. Не стоило путать. Наконец, у Дюруа была очень удобная фамилия, которая без проблем позволяла прикинуться дворянином. А как чудесно бы выглядела Клотильда рядом с Дюруа в доме его родителей вместо надутой Мадлены!

Каким образом в список дур попала какая-то Рашель? Это вообще кто такая? Проститутка? Правда? Кто-то правда думает, что она достойна упоминания? Так она даже до статуса "дуры" не дотягивает. Кто? Толстой и Достоевский? Ну-ка, позовите Федора Михайловича, пусть он нам нарисует чистый образ Сони Мармеладовой, а Толстой его тут же пропылесосит. Именно "нарисует", потому что он у него такой необычайный, ибо совершенно нереальный. Достоевский проститутки в глаза не видел, а если и видел, то близко не подходил. Вообще-то верно - как же можно заниматься сексом с живым человеком. А Толстой бы всех проституток в Фоли-Бержер построил и вперед, строем в царство божие. Проститутки - это грязь и ничего более. Рашель - это никто.

Еще бабушка Вальтер. Извините, зеваю. И не то, чтобы спать захотелось - как-то скучно при упоминании этого персонажа. Так, смешной эпизод в церкви. Не знаю, право, что смешнее - взгляд Мопассана на церковнослужителей или на чопорных дам. Бабушка Вальтер вполне заслужила подобного отношения, виной тому ее собственная жизнь, лишенная светлых моментов по причине собственной глупости. А Дюруа, судя по всему, должен был рядом с ней сидеть до тех пор, пока она не помрет от старости.

Наконец, Сюзанна. Образ до конца не сформированный, но более чем понятный. Повторяйте ей целыми днями банальные слова любви - она в отношениях вообще не разбирается. И, как мне кажется, со временем это не изменится. Но собакой-ищейкой такая жена может с возрастом стать неплохой. А "Милый друг" заканчивается трагедией. Бедный Дюруа в итоге достиг всего, чего хотел. Ему будет очень трудно (практически невозможно) с формированием следующих целей, без которых нормальный мужчина не может.

В общем, продолжение когда-нибудь следует, ибо получилось о всякой чепухе, а произведение совсем о другом. О "Милом друге" можно писать до бесконечности.

p.s. Советский перевод Любимова местами ханжески морализован, а частенько откровенно лжив. Рекомендую ценителям перевод Чеботаревской. К сожалению, его нет в электронном виде.

Еще 3 отзыва
Тогда патрон, уже серьезно, заметил: «Нельзя быть таким наивным, как вы. Знайте, Монтелен, надо всегда задерживать выплату и потом заключать полюбовные сделки».
19 июня 2021

Поделиться

Патрон? Настоящий еврей! Вы знаете, еврея не переделаешь. Что за раса! И он стал приводить целый ряд примеров его скупости, столь свойственной сынам Израиля, рассказывать о его грошовой экономии и мелком торгашестве, об унизительных сделках, о всех его приемах, изобличающих жадного ростовщика.
19 июня 2021

Поделиться

чувствовал, что он нравится ей, что она испытывает к нему больше чем простую симпатию – привязанность, зарождающуюся между родственными натурами, основанную не только на взаимной склонности, но и на молчаливом сообщничестве.
6 мая 2021

Поделиться

Еще 1 102 цитаты

Интересные факты

Bel-Ami est une œuvre inscrite dans le mouvement du réalisme. C'est ainsi que l'on y remarquera les signes caractéristiques des romans réalistes de l'époque : un contexte géo-politique réaliste voire réel, les besoins du corps (soif, faim) cités, un cadre spatio-temporel réel. L'ironie tiendra une part importante du récit. Maupassant l'utilisera en effet pour tourner en ridicule Georges Duroy, et dénoncer à travers lui les abus des milieux de la politique et du journalisme de son époque. Bel-Ami est aussi un roman d'apprentissage, dans la mesure où le personnage central apprendra à mettre de côté ses premiers projets d'avenir (écuyer dans un manège), ses valeurs, ses manières et ses techniques pour en acquérir de nouveaux.

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика