Книга или автор
Книга недоступна
Прах Анджелы

Прах Анджелы

Прах Анджелы
4,7
44 читателя оценили
402 печ. страниц
2018 год
16+
Оцените книгу

О книге

Нищета гнала ирландцев через океан в Америку, – и нищета погнала их обратно во времена Великой депрессии.

Одними из многих стала семья Маккорт, в 1934 году вернувшаяся в Лимерик.

И вот тогда для них начался настоящий ад…

Голод. Безработица. Беспробудное пьянство отцов семейств, оставлявших на кабацкой стойке немногие заработанные гроши.

Смерть, ставшая частой гостьей в лимерикских трущобах. И тяжкий груз ответственности, который лег на плечи маленького мальчика, вынужденного стать настоящим главой семьи…

Читайте онлайн полную версию книги «Прах Анджелы» автора Фрэнка Маккорта на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Прах Анджелы» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Переводчик: Е. Матвеева

Дата написания: 1996

Год издания: 2018

ISBN (EAN): 9785171057893

Дата поступления: 29 апреля 2018

Объем: 725.1 тыс. знаков

Купить книгу

  1. reader261352
    reader261352
    Оценил книгу

    Зеленые холмы, средневековые замки, виски, клевер, Лепрекон. Примерно такой представляет себе Ирландию каждый пятый на этой горе-планете. Не ручаюсь за достоверность статистических данных, потому что сейчас сама их придумала. Ну плюс-минус, не так важно. Я и про Святого Патрика совсем забыла.

    В любом случае Фрэнк МакКорт из другой Ирландии, Ирландии образца 30- 40х годов прошлого века: независимой, грязной, нищей, сырой, голодной, глубоко религиозной и до скрежета зубов ненавидящей Англию. Стоит прочесть несколько глав романа «Angela's Ashes» и от романтико-героического флера, кроме тошноты и брезгливости, ничего не останется.

    «Прах Анджелы» - автобиография писателя, точнее сказать, ее первая часть. Вот у Толстого – «Детство. Отрочество. Юность», а у МакКорта вместо детства «Прах». Прах! Понимаете?

    Это слово многое объясняет и смущает одновременно. Когда его слышишь, невольно думаешь об урне. И ждешь, что обязательно будет Анджела, которая точно умрет, и прах ее полетит над изумрудными полями Ирландии.

    Смертей в романе более чем, но в английском языке «ashes» – не только ведь прах, а еще обычный «пепел». Кажется неважным, но мать Фрэнка, много курит. Окурки от дешевых сигарет словно разбросаны по всей книге.

    А пепел – по сути, всё, что осталось у Анджелы. Несчастный Фрэнки и его братья – тоже пепел. Пепел - и ее безвольный муж, а еще пепел - упертый ирландский нрав, безропотная вера, сила и слабость. Так повелось, что у англоговорящих больше простора для ассоциаций.

    Принять эту историю близко к сердцу нетрудно. МакКорт говорит прямо: мерзли, голодали, ловили блох, отец был отъявленным говнюком и пропойцей, но мы с мамой его любили. От беспрекословной честности сердце замирает.

    Именно этот спокойный взгляд на прошлое не может не восхитить. Холодный, оценивающий, чуждый иллюзиям взгляд человека, который прошел через адовы муки, но не разучился шутить и верить в хорошее.

    Ценно, что Фрэнк МакКорт не наматывает сопли на фантомы прошлого. Еще в детстве он сообразил, что жалость к себе - удел идиотов. И если твои цели чуть больше пинты другой в пабе за углом, то ты уже сможешь многого достичь.

    PS: А если устал от будней и хочешь развеяться - всё-таки дождись кремации (с) ;)

  2. littleworm
    littleworm
    Оценил книгу

    Фрэнк Маккорт, будучи 60-тилетним дедушкой-пенсионером, написал воспоминания о своем ирландском детстве.
    Автору книги "посчастливилось" родиться в Америке, в годы великой депрессии.
    Родители, терпящие нужду, потерявшие ребенка, возвращаются в Ирландию.
    А дальше как в анекдоте...
    "-Ты помнишь, я тебе говорил, какой кошмар у меня в жизни творится? Так вот это, оказывается, была белая полоса..."
    Белых полос действительно не предвидится, если только читатель не оголтелый оптимист.

    Это огромный клубок ужаса, который катится с первой до последней страницы романа. Страх перед голодом, холодом, безработицей, болезнями, забирающими родных, заразой, сыростью, крысами, вшами и блохами, грехами, католической церковью, адскими протестантами, пресловутыми англичанами. И при всем при этом отчаянная смелость, может даже оголтелая. Когда уже ниже некуда. Сидишь на самом дне, страшнее уже сложно выдумать.
    История с полным погружением в сточную канаву. И канава то ирландская. Это вам не Бангладеш или Гвинея.
    Можно было бы конечно погреться под боком англичан, которые всю жизнь зарабатывали на ирландцах. Но гордость, независимость и вековая ненависть горит синим пламенем в душе каждого доедаемого вшами ирландца. И только если умирает третий ребенок, можно немого склонить голову.

    Эта история о вечно рожающей матери Анджеле, о вечно молодом, вечно пьяном и вечно безработном отце, о вечно голодных и замерзших детях.
    Любопытное отношение к детям. Маму, вроде как не очень заботит во что одеты дети, что они ели и ели ли вообще, болезни лечатся только достигнув критической точки или при отсутствии признаков жизни.
    Пьяный отец может поднять несчастных оборванцев ночью и заставить поклясться, умереть за Ирландию.
    Родственников не всегда волнует, в чем они нуждаются, главное чтобы они не-дай-боже не объели их.
    При этом дети обязательно должны ходить в школу и главное пройти все церковные обряды, для этого на тебя даже оденут красивый костюм и туфли. Даже если потом пару дней ты будешь пить один чай. Нет слов..
    И это глубоко верующие люди?! Это не каменный век?! Нет?!
    Тогда вам в помощь, рецепт как лечить детский конъюнктивит:
    "У новорожденных эта штука, вроде шапочки, бывает на голове – очень редко, - и у нее чудесные свойства. Найдите плаценту, положите ему на голову в любое число месяца, в котором есть тройка, и на три минуты заставьте его не дышать – если понадобится, сами рот ему заткните, - три раза окропите его святой водой с головы до пят, и на рассвете глазки будут как звездочки." Это они серьезно?
    (хотя мне однажды посоветовали не тратиться на ушные капли, а капнуть в ухо молоко кормящей матери. Надо было найти тогда такую мать, хотя бы ради выражения ее лица, попросить капнуть...)

    Время событий вполне себе недалекое от нас. 30-40 годы, в стране, которую не разбомбили фашисты, не накрыла чума.
    Фрэнка Маккорта обвиняли в излишнем нагнетании, типа приврал он чуток, художественно. Чтобы побольше шокировать и стрессануть изнеженную современную публику.
    Оно кстати заметно, ощущается нарочитое посыпание головы пеплом Анжделы.
    Книга должна была продаваться и читаться, получать награды, не зря же маленький Фрэнки так мечтал вернуться в Америку, он знал, что там есть шанс выбиться, зацепиться. Там его явно научили зарабатывать.
    Я решила, что лучше воспринимать роман больше как художественную литературу, с учетом времени и нравов.
    А мне вот кажется, что когда он перестал сгущать краски, то повествование стало богаче и правдоподобней, качественней и увлекательней.
    Первая треть книги, это практически повторяющаяся цепочка событий, от которой немного утомляешься:
    - мать рожает;
    - отец пропивает, все что удается заработать;
    - дети с чаем и хлебом или со сладкой водичкой.
    Жесть, как они выжили, питаясь только хлебом, но чаще всего просто чаем.
    Яйцо у всех, включая даже не голодающую бабку, считается допустимой роскошью, а вот пресловутая картошка так и вовсе недопустимой.
    Скудный рацион утомляет даже читателя.
    Мальчики, в лице самого Фрэнка и его братьев, по возможность добиваются разнообразия. Они вынуждены добывать пищу и уголь.
    Вынуждены рано повзрослеть.

    Казалось бы мамаша у них не тупая курица, заботливая, любящая детей.
    Отец - знает английский, чем мог бы зарабатывать, здоровый, сильный.
    И детей то он любит, сказки рассказывает, песни поет. Лишнего куска от детей не съедает. Но при этом везде то ему мерещится унижение, и больше всего он дорожит своим человеческим достоинством. Гордый ирландец в куче дерьма. Просить денег за работу стыдно, просить помощи вообще позорно.
    А то, что жена замученная, зассанная детьми, голодная оборванка, что дети тащат неподъемную сумку угля, который собирали в холод и дождь - это ему не капельке не стыдно. Сидит себе в вонючей хибаре и пьет чай.
    Домишка рядом с туалетом, который один на всю улицу. Жизнь благоухает говном со всей округи.
    Знаете, у дождевых червей есть туалеты, а у людей 20-ого века далеко не у всех.
    Может и сейчас не у всех, я уже не удивлюсь

    Не последнее слово в жизни семьи Маккорт за католической церковью, запугавшей грехами до одури. При этом посьба о помощи провоцирует резкое захлопывание дверей. Помогать некогда, работаем на устрашение.
    Я вот искренне не понимаю, как можно бояться ада после смерти, когда на земле живешь в перманентном аду. Казалось бы, чем тут можно устрашать. Но нет, метод найдется, личный подход огребет каждый. Не хочешь быть Братом? Пропускаешь собрания? Рукоприкладство не запрещается. Как и в школе, где лишний, неудобный вопрос вызывают приступ агрессивной истерии у учителя.

    У меня отвисла челюсть от возбуждения города, по поводу попавшей в газеты инфы о контрацепции. Это просто ужас. Им бы ее на заборах клеить, но...
    "только в 1980-м была легализована контрацепция с целью «планирования семьи, а с 1985-го презервативы перестали продавать по рецептам"
    Вместе с экономическим подъёмом 2000-х в Ирландии продолжались крошечные шаги в сторону расширения прав женщин: стала доступна экстренная контрацепция, правда, права женщин в вопросе всё ещё были вторичны — например, врач или фармацевт имел право не продавать средства на основании своих (читай: религиозных) убеждений (из интернета)

    Им бы поменьше рожать, но...
    "Аборты в Республике Ирландия до 2018 года были запрещены законом, кроме случаев спасения жизни матери" (из интернета) .
    Им бы от мужиков таких бежать, как от огня, но:
    "В 1996 году с перевесом менее чем в процент Ирландия проголосовала за легализацию разводов." (из интернета)

    Ирландия является страной, где над жизнью государства огромное влияние имеет католическая церковь, с крайне жесткими рамками и полным отсутствием прав у женщин.

    Книга безусловно заслуживает всеобщего прочтения.
    И не обязательно посыпать пеплом голову.
    Не ради реалий 20 века, не ради смакования нищеты и беспомощности.
    Познакомиться с бытовой жизнью не часто говорящей о себе страны, над которой довлеет государство и религия, с их нравоми и обычиями, законами и католическим послушанием.

    "Хуже несчастного детства - ирландское несчастное детство, но куда хуже - несчастное детство ирландца-католика."

  3. kittymara
    kittymara
    Оценил книгу
    Хуже несчастного детства - ирландское несчастное детство, но куда хуже - несчастное детство ирландца-католика.

    Когда я прочитала эту фразу в биографической книге фрэнка маккорта, то промолчала, конечно. Но хотелось, понятное дело, слегонца поразоряться про россию или там про африку. Хотя, на самом деле, неважно какая страна, господствующая религия или политическая система. Ежели детство несчастное, то правда не особо неважно. Нюансы могут быть разными, несчастье - просто факт. Однако всяк кулик все равно будет хвалить ужасы своего болота, что вполне понятно.

    Причем, фрэнк (главгер), как и его братья, родился в америке. Но папаша и мамаша - как яркие представители премии дарвина, сделали кое-что неприглядное со всеми полимерами, не было на них юры гагарина, ага. И вернулись в нищую ирландию. Нет, в америке тоже был знаменитый экономический кризис, то есть великая депрессия, но на родине в то время точно было хуже.
    Что самое удивительное, обоим голубкам в свое время помогли перебраться в америку. И вот он, казалось бы, шанс, ради которого другие люди потратили на них свои сбережения. Но нет. Папаша неистово бухал, мамаша неистово курила, рыдала и плодоносила от вечно пьяного папаши. В результате, в очень короткий срок эти дарвиновские лауреаты наплодили пятерых, мать моя, детей. Пятерых!!! И начали их гробить. В америке угробили младшую дочь, очень сильно горюя забросили остальных маленьких детей. Тогда у родни лопнуло терпение. И у несчастной бабушки со стороны мамаши снова нашлись монеты, чтобы перевезти их на родину.

    А там продолжилось бесконечное зарабатывание премии дарвина. Папаша продолжил пить и орать патриотические песни о свободе ирландии и ее героях; мамаша курила, гоняла чаи и детей на улицу, чтобы принесли в дом угля или еще чего-нить, бесконечно таскалась в благотворительные фонды за талонами на еду и прочие марципаны, рыдала напропалую, давила на жалость. Оба красавца, будучи здоровыми особями, не работали и жили, как бомжи. Потому что папаша вечно боялся уронить достоинство и уходил в запой, мамаша курила, рыдала и плодоносила. Некогда им было, видимо. Зато они неистово продолжили плодить и гробить детей, которые голодали, ходили в обносках и подвергались бесконечным унижениям.
    Причем, что самое удивительное. Их ближайшие родственники работали и содержали семьи в независимости от половой принадлежности. Да что там, даже у их бабки водились деньжата, ибо старушка всего лишь не гнушалась хоть какой-нибудь работы.

    Поэтому можно сколько угодно писать о том, как плохо было в ирландиях, и какие англичане - подлые угнетатели, рабодатели - бездушные мерзавцы, школьные учителя - злыдни и все такое. Но почему-то другим людям это не мешало зарабатывать на кусок хлеба. Так что несчастное детство у фрэнка случилось не только из-за пребывания в католической ирландии. Именно родители обеспечили бедным детям львиную долю горя и страданий.
    Но при этом всем мальчики все-таки любили этих монстров. И ничего удивительного в этом нет. Дети априори любят родителей, даже самых ужасных. Однако, ежели у ребенка в голове есть худо-бедно работающие мозги, то нужные выводы он непременно сделает.

    У фрэнка маккорта с серым веществом все было нормально. И с чувством юмора тоже, ибо в книге просто блистательный сплав трагедии с юмором. Однако. В реальной жизни у писателя три брака. Один ребенок. Всего один ребенок. И как-то очень даже понимаешь, почему именно так, а не иначе.

  1. «То ли радоваться, что просрался, то ль горевать – что в штаны»
    11 января 2019
  2. Учитель говорит, что почетно умереть за веру, а папа – что за Ирландию, и мне непонятно: нужно ли вообще кому-нибудь, чтоб мы жили?
    10 января 2019
  3. В моем классе шесть или семь босых мальчишек. Они помалкивают, и я не знаю, что лучше: спотыкаться из-за резины или ходить босиком. Если у тебя нет ботинок, то все босоногие с тобой заодно, а если у тебя ботинки на резиновых шинах, то ты такой один, если не считать брата, и приходится давать отпор обидчикам в одиночку. Я сажусь на скамью в школьном дворе и снимаю ботинки и чулки, но когда я захожу в класс, то учитель спрашивает, где ботинки, потому что помнит, что они у меня были. Он заставляет меня вернуться во двор за ботинками и надеть их.
    10 января 2019

Переводчик

Е. Матвеева
1 книга