marchsale17

Дюна

Дюна
Книга доступна в стандартной подписке
332 уже добавили
Оценка читателей
4.61

Фрэнк Герберт (1920–1986) успел написать много, но в истории остался прежде всего как автор эпопеи «Дюна». Возможно, самой прославленной фантастической саги двадцатого столетия, саги, переведенной на десятки языков и завоевавшей по всему миру миллионы поклонников. Самый авторитетный журнал научной фантастики «Локус» признал «Дюну», первый роман эпопеи о песчаной планете, лучшим научно-фантастическим романом всех времен и народов. В «Дюне» Фрэнку Герберту удалось совершить невозможное – создать своеобразную «хронику далекого будущего». И не было за всю историю мировой фантастики картины грядущего более яркой, более зримой, более мощной и оригинальной.

Лучшие рецензии
satal
satal
Оценка:
453

Я нажал на кнопку слива воды в унитазе.

- Боже, сколько воды, - промелькнуло где-то. – Можно стольким налить по кружке! Хватит и половины.
Открыл кран – всё-таки руки мыть надо. Намочил мыло в руках и начал намыливать, предварительно выключив воду. Параллельно рассуждал о четвёртой мировой войне и о том, что она точно будет вестись за воду.
- А сейчас она тоннами уходит в трубу, - я снова открыл кран и начал смывать мыло с рук, стараясь делать это как можно скорее, и наблюдая за процессом ухода воды в трубу.

А вместе с водой текли мысли. «Я же никогда не испытывал жажды зимбабвийцев, которые празднуют каждый день, когда удаётся раздобыть чистую воду. Я ни разу не был после кораблекрушения выброшен на крохотный атолл посреди солёного океана. Я всегда мог быстро и легко напиться, но от этой книги во рту у меня пересыхало. Мы чудовищно небрежны почти ко всему, без чего мы действительно не сможем. И Герберт как бы робко так спрашивает: может, больше нет времени играть в политику? Фантастически наивно с его стороны, правда? Но ему можно – он фантаст (помните одноимённый рассказ Жванецкого?)

И он продолжает, вкладывая в книгу столько политики, что мало не покажется. Мы ведь её любим. И всегда будем любить, если верить Герберту, и даже через 8 000 лет, облетев Вселенную и так и не найдя ни одной внеземной цивилизации (интересно, правда?), всё равно не сможем в этой Вселенной ужиться.
И будет в этой Вселенной только горстка людей, прячущихся в пещеры, которые не будут обременены интригами, а будут заботиться о жизни=воде. Свободные. С Дюны.

Но постойте! Неужели, чтобы сконцентрироваться на воде, нужно потерять всё остальное? Неужели, нужно вернуться чуть ли не в первобытный строй, чтобы стать свободными? Я вас правильно понимаю, мистер Герберт?

Он так и не ответил мне. Открыв зато писательский трюк: если не можешь описать что-то хорошо – не описывай это. Опиши поживописней предысторию, а сам предмет оставь додумывать читателю. И я додумал.

Я вышел из ванной, продолжая размышлять. Войдя в комнату, дошёл до ручки (хм) и блокнота и написал рецензию. Налил воды, скажете? Скорее всего. Только вы должны помнить, что вода очень, очень важна.

Читать полностью
Dorofeya
Dorofeya
Оценка:
166

Хроники Дюны-1

Не верю своим глазам. Просто не верю. Абсолютно чуждый мне жанр, 1.5 дня запойного чтения, 4 исписанных впечатлениями, эмоциями и словарными сносками листа гугл дока, 1000 электронных страниц и я возвращаюсь с Арракиса, чтобы немного записать своих впечатлений в более или менее связный текст.

Масштабность, эпичность и задумка автора просто потрясает. Не забудем еще то, что фанатастику до этого не читала практически. В борьбе читать или не читать победил интерес,чему я, безусловно, рада.

Основа этой книги -это Дом Атрейдес- род, который получил в свое правление пустыню Арракис, населенную племенами фрименов, а так же являющуюся единственным источником Пряности-некоего драгоценного вещества для всех жителей Галактики. Помимо ее практических свойств, Пряность вызывает еще и привыкание у жителей планеты. поэтому наши герои стали еще и заложниками этого вещества, равно как и планеты.

Сердцем книги для меня стал отнюдь не главный герой, мужественный и мудрый не по годам Пол Атрейдес, а его отец-герцог Лето. Я с неким замиранием сердца следила за его историей. которая, увы, оказалась короткой. Герцог Лето-настоящий рыцарь, , сочетающий в себе качества мудрого правителя и любящего мужа. Он оказывает свои лучшие человеческие качества в спасении людей в пустыне.

Но здесь же стоит и отметить его (я буду называть ее женой, потому что язык не поворачивается называть их отношениях властный мужчина/наложница) жену-Леди Джессику. В книге мы видим удивительную преданность и любовь женщины к своему мужу, мудрейшее отношение к своей и его силе. Обладая такой силой и подготовкой в Бене Гессерит, она может уничтожить всех врагов герцога, нов разговоре с Суфиром говорит “зачем мне это нужно? Чтобы он стал слабым и от меня зависел? Я этого не хочу”

Второй женщиной, оставившей след в моей душе становится возлюбленная ( да, это слово быстрее всего подходит) Пола- Муад'Диба-кроткая и мужественная Чани. Каждое ее слово переполнено любовью, к сыну и отцу ее ребенка.
Как заметно, я в книге быстрее всего из всех линий выделю линию отношений, но, что уж поделать :)

Талант Френка Герберта без сомнения не оставляет равнодушным. Держать в голове такую историю, наполнить ее смыслом, историей, обоснованием, множеством мудрости, небанальным соприкосновением с различными науками, особенно хочется выделить религию. Мне показалось, что здесь смешаны все религии, от каждой что-то угадывается. но это все настолько естественно, что не возникает чувства "фальшивки".

С огромным интересом продолжаю читать дальше.

Читать полностью
Zatv
Zatv
Оценка:
95

Перечитывая «Дюну», на этот раз в переводе Павла Вязникова, я жалел только об одном, что при первом знакомстве потратил время на явно неадекватное переложение романа. Фантасты 60-х годов прошлого века имели такой бэкграунд, что перевод на русский требовал не только досконального знания английского, но еще и нескольких европейских и азиатских языков, не считая общего культурологического запаса, конечно. В той же «Дюне» огромное количество арабских слов, аллюзий на Библию и упоминаний средневекового частного права, без знания которых текст выглядит в лучшем случае не понятным, а в худшем – искаженным.

Несколько выдержек из гуляющих по просторам интернета переводов. «Отцы наши ели манку в пустыне». Это вместо манны небесной. Или «система кастовых фофрелюхов». Думаю, никто не догадается, что речь идет о ленном и квазиленном владении.
И хотя, переделка Пола в Пауля немного резала слух, в остальном Вязникову вполне можно поставить памятник или, как минимум, бюст за столь титанический труд.
***
Но вернемся в 60-е. Именно тогда в фантастике зародился новый тренд, соединивший принципы фэнтези с космическим будущим. Позаимствовав у фэнтези средневековые реалии, авторы помещали героев во времена межзвездных полетов. В результате, императоры, бароны и графы соседствовали со сверхскоростными космическими фрегатами, а в основной массе поединков использовалось только холодное оружие.

Впрочем, Герберт дал этому вполне логичное объяснение. По всей видимости, роботы и искусственные интеллекты стали малость выходить из-под контроля, что породило Великий Джихад и Джихад Слуг, уничтожившие все сложнее будильников, за исключением средств передвижения, определителей ядов и силовых щитов. В итоге, функционал машин пришлось заменять пробужденными человеческими способностями. Ментаты, к примеру, представляют собой ходячие компьютеры, а вся элита обитаемого мира проходит специальное обучение в школах Бене Гессерит, где настолько тренируют тело и разум, что человек может по собственному желанию впадать в кому или изменять внешность, управляя лицевыми мышцами.

Есть еще одна причина возникновения средневеково-космического тренда. Уже в 60-х годах стала проявляться главная черта сегодняшнего мира – анонимность. У катаклизмов и потрясений стали отсутствовать авторы, и человечеству захотелось вернуться (хотя бы в мечтах) туда, где все зависит только от твоей силы, храбрости и ловкости. В мир, где за всякой гадостью стоит конкретный маг, дух или человек.

Плюс, это дало возможность использовать почти неисчерпаемый источник вдохновения – шекспировские пьесы с их неистовыми страстями. В центре таких сюжетов, чаще всего, бывает противостояние двух родов (домов), но главная тяжесть борьбы достается не отцам, а детям.

И этот базис из принципов фэнтези, космоса и Шекспира оказался настолько мощным, что позволил создавать эпопеи сравнимые с «Властелином колец» Толкина.
По крайне мере, Фрэнк Герберт своей «Дюной» точно хотел бросить вызов оксфордскому профессору. Об этом свидетельствует, хотя бы, уровень проработки созданного мира. В приложениях приводится история всех правящих Домов, даны подробные справки об экологии Арракиса, религиозных течениях того времени, приведены карты местности, а также подробный глоссарий всех упоминаемых терминов. (Книгу лучше всего начинать читать именно с этих приложений).
***

Дальше...

Сюжет романа в чем-то следует классическим канонам. Есть Император с его мощной армией безжалостных сардаукаров, есть Ландсраад - объединение Великих Домов – высший орган законодательной власти Империи и есть Гильдия Космогации, владеющая монополией на космические перевозки. Все вместе они образуют «треножник власти», скрепленный Великим Договором. Хрупкое равновесие держится на жестких договоренностях (например, применение атомного оружия против населения карается уничтожением планеты) и пряности. Пряность или меланжа – разновидность наркотика, обладающего гериатрическими (предохраняющими от старения) свойствами и дающего дар прозрения будущего, без которого невозможна безопасная космонавигация. Но вся проблема заключается в том, что пряность не поддается синтетическому воспроизводству и, являясь побочным продуктом жизнедеятельности песчаных червей Арракиса, добывается только на этой планете.

В сущности, из-за Арракиса все и началось. Передав ленное управление от Дома Харконненов к Дому Атрейдес, Император породил между ними непримиримую вражду.
Харконнены, естественно, захотели вернуть себе планету, и с помощью предателя убили герцога Лето, но, сбежавшие в пустыню, сын с матерью возглавили живших там фрименов, устроив захватчикам полноформатный джихад.

На самом деле, это краткое изложение сюжета мало что говорит о глубине романа, поднимающего извечную тему выбора. Что лучше - «до основания разрушить, а затем…», или встроиться в систему, в надежде ее реформирования изнутри. Паулю (Полу) Атрейдесу пришлось метаться между этими двумя крайностями на протяжении всего текста. И не столь важен конечный результат, занявший всего пару страничек в конце романа, главным оказался сам процесс выбора.

Печально только то, что Герберт не остановился на достигнутом. Все-таки, хороший сюжет, как и творец, должен вовремя умереть, а не тиражироваться в десятке книг, составляющих «Вселенную Дюны» (и это еще не все романы).

Вердикт: несомненный «первоисточник», в значительной степени повлиявший на развитие фантастики. Обязательное чтение.

P.S. Для определения качества перевода достаточно раскрыть первую страницу книги. Если в третьем абзаце наткнетесь на: «Ночь в замке Каладан была жаркой, но груда камней, служившая домом уже двадцати шести поколениям семьи Атридесов…» (или в другом варианте «груда камней» заменена на «пилон»), то бегите от нее. В оригинале это звучит следующим образом: «Над замком Каладан стояла теплая ночь, но из древних каменных стен, двадцать шесть поколений служивших роду Атрейдесов, как всегда перед сменой погоды, выступил тонкий, прохладный налет влаги».

Читать полностью
Лучшая цитата
Она сказала, что правитель должен научиться убеждать, а не принуждать. И что тот, кто хочет собрать лучших людей, должен сложить лучший очаг и готовить лучший кофе.
1 В мои цитаты Удалить из цитат