Книга или автор

Отзывы на книги автора Франс де Вааль

17 отзывов
FemaleCrocodile
FemaleCrocodile
Оценил книгу
"Если бы лев умел говорить, мы бы его не поняли"
Людвиг Витгенштейн

Названия научно-популярных книг должны уже, пожалуй, вызывать приступы черной зависти и творческой апатии не только у редакторов жёлтой прессы, но и у авторов психологически достоверных бестселлеров, претендующих на престижные премии. Действительно: называйся эта книга, как ей и положено - "Когнитивная этология: становление, проблемы, перспективы" - и даже я не стала бы её читать, при всей увлеченности вопросом. Хоть трёх сов на обложке изобрази и маленького щеночка в очках в придачу. А тут, пусть и было опасение, что внутри скрывается развлекательный дайджест в духе телепередачи "Звериный репортер" про то, какие же зверики няши и умнички, но знакомое имя автора настраивало позитивно - как-никак, крупнейший специалист в приматологии, плохому не научит.
Внутри оказалось другое. Добрый человек Франс де Вааль очень просто рассказал о глубочайших исследованиях, которым он посвятил большую часть жизни. И хоть здесь и попадаются слова типа "бихевиоризм" и "конвергентная эволюция", но довольно редко, и автор их тут же доходчиво объясняет, не уходя от темы. Я тоже так хочу, но увы.
А тема такова: насколько уместна максима "человек есть мера всех вещей" в современной картине мира, если смотреть на нее с беспристрастной позиции практической науки? Возможен ли и нужен ли в принципе отход от антропоцентризма? Является ли наш вид уникальным носителем сознания? Не много ли мы на себя берем, отказывая животным в эксклюзивном праве на абстрактное мышление и речь, когда сами вряд ли управились бы с восемью независимо движущимися конечностями?
Книга основана на многочисленных контролируемых экспериментах и полевых наблюдениях. В центре внимания неизбежно шимпанзе со всей их сложной иерархией, социальными отношениями, находчивостью, способностью к сотрудничеству, сопереживанию и прокрастинации, макиавеллевским двуличием и потрясающим альтруизмом. Всего каких-то 90(с копейками или без)% совпадения генетической базы дают де Ваалю весомый повод сокрушаться, что "шимпацентризм" всего лишь частный случай антропоцентризма". Почему бы не обратиться к другим видам, чтобы изучать специфические особенности познания? Сколько угодно!
Непостижимые пчелы, "рабы", "королевы" и "солдаты" которых - всего лишь антропоморфные упрощения. Конь Умный Ганс, который и вправду умный, несмотря на то, что не умеет оперировать десятичными дробями. Роющие осы с их вдумчивой ориентацией на местности. Крокодилы, проводящие грамотный маркетинг стройматериалов. Слоны и дельфины, вороны и сойки, осьминоги и кошки. Да, и собаки, как единственные животные, добровольно идущие на МРТ.
Еще один немаловажный вопрос, поднимаемый автором: насколько адекватны выводы, полученные в результате всяческих изощренных и изобретательных исследований, когда главный инструмент - стресс испытуемого?

Обезьяны плохо справляются с социальными тестами, которые им предлагают представители другого вида

Еще бы: методики не идеальны, эксперименты не чисты, сложно найти альтернативу подходу, в основе которого мозговая деятельность человека, не все ученые осторожны в обращении с отсутствующими данными.
Кстати, об отсутствующих. Как сказал дико уважаемый мной антрополог Станислав Дробышевский, анонсируя долгожданную книгу Достающее звено :"У человека обычно есть мозг. И часто он был у наших предков (характерно, что черепа находят всегда без мозга, так что вопрос о наличии еще открыт)." Да, это реклама.

Meres
Meres
Оценил книгу
Урок состоит в том, что, прежде чем изучать какое-либо животное, нужно познакомиться с его типичным поведением.

Замечательная книга, показывающая человеку, что он, вопреки созданному ним же самим, мнению - не совсем вершина животного мира, что его умственные способности и сообразительность могут превзойти такие представители животного мира, о которых мы даже не могли подумать. И нам, как это не печально слышать, показывает автор на примерах, что в некоторых случаях это именно так. Результаты экспериментов и наблюдений за животными в естественных условиях подтверждают, что нельзя выделить и поместить вверх какой-то отдельный вид живых существ. Нет, это скорее ряд, в котором каждый из них в чём-то лучший, в чем-то превосходящий, а где-то немного отстающий, что не уменьшает его возможности повлиять на экосистемы в природе. Познавательная и интересная книга! Открываются глаза на особые способности известных нам представителей животного мира: как приматы (разные их виды), вороны, слоны, осьминоги, дельфины. И всё это описано с такой любовью и уважением к каждой особи. О чем-то мы уже слышали, но некоторые факты просто поражают и удивляют одновременно. А ещё, наблюдая за всеми поставленными опытами как бы со стороны, можем увидеть свои (человеческие) ошибки, которые можно допустить неосознанно, при изучении и постановке экспериментов, а некоторые даже учесть в общении со своими питомцами. Эта книга легко читается, расширяя наши познания и эрудицию. Думаю, что всем кто любит читать про животных - она понравится!

s12413944
s12413944
Оценил книгу

Удивительная книга. Охватывает достижения и промахи выдающихся учёных и мыслителей. И сколь глубоко приоткрывает тайны природы, животных, в которых обнаруживается поразительная человечность! Много интересного тут не только об обезьянах, но и, например, о слонах. Такой книги в жизни не встречал.

higara
higara
Оценил книгу

Перед прочтением этой книги совершенно необходимо прояснить значение терминов доброта, альтруизм, эгоизм и эмпатия, иначе все запутается. Неплохо бы ещё прочитать Докинза, которого вдохновенно защищающий доброту Вааль резко критикует (не уверена, что за дело - отказ от дарвинизма в политике чем плох? Надо почитать). Досталось и Койну (о, я этого ждала!) ,словом, перепало всем, кто фанатично отстаивает свою точку зрения...
Пишет Вааль хорошо, с юмором. Он пытается рассмотреть науку, мораль и религию не как совокупность факторов развития общества, а каждый обособленно. Присутствует краткий экскурс в историю вопроса, изложенный с огоньком (особенно про лягушку понравилось). Понравилась часть "помет в часах с кукушкой" из главы "бог умер" - интересные рассуждения не без горечи правды. Понравилось, что книга не чисто философская и не репортаж из Серенгети, а все в ней дополняет друг друга - теоретические рассуждения подкрепляются примерами из жизни животных и людей. Некоторые его обобщения кажутся слишком смелыми, а правила кишат исключениями, но в общей логике книги все это выглядит довольно убедительно.
Вааль - это теперь для меня ещё один автор, которого, во многом с ним не соглашаясь, хочется читать ещё. Интересно, что книга видится мне в развитии. Потому что аргументы, которые я по ходу чтения приводила (в своем внутреннем споре с авторм), всплывали у самого Вааля к концу книги. Но кое-какие аспекты все же не могу обойти вниманием.

Альтруизм и доброта
Постулат автора таков: есть бескорыстная доброта в мире животных! Но сам же он в конце книги говорит о том, что одно дело выгода на уровне генов (для вида), другое на уровне индивида. Не со всеми его примерами могу согласиться.
Ну например, помощь пострадавшим от цунами вызвана ощущением причастности - "если бы такое было со мной, я бы хотел, чтобы мне помогли". Это, конечно не эгоизм в чистом виде, скорее его эмпатические отголоски. То же можно сказать и об уходе за больными и стариками.
Например, моя кошка-старушка, о которой я заботилась, когда она была близка к завершению своего пути. И пусть это уже не приносило той радости, которой обычно ждут от питомца (скорее наоборот - уколы, таблетки, клиника - так себе веселье), тем не менее я не хотела ее потерять. Эта забота разве не бескорыстная любовь? Но нет, это та же эгоистичная эмпатия - просто она стала для меня членом семьи, и мне легко поставить себя на ее место, когда она страдает или радуется - вот оно "размывание я". Возвращаемся к пострадавшим от цунами
Или: бывшему альфе шимпанзе Финеасу, который стал старым, по Ваалю, нет выгоды улаживать конфликты между другими самцами, но по мне так ему скорее было не выгодно жить в "эпоху перемен", именно из-за того, что он старый и статусный - революция его могла не пощадить, поэтому именно для него хрупкий мир лучше.
Или: приемные дети и питомцы, по Ваалю, это чистый альтруизм, а на мой взгляд, получение удовольствия тоже можно считать выгодой для индивида: снижение гармона стресса полезно для здоровья, а семья с детьми это показатель социально успешной личности. С другой стороны это удовольствие можно записать в альтруистический порыв - мне приятно, потому что другому хорошо, но приятные ощущения от сделанного добра, ведь тоже выгода. Опять же, зачастую приемные дети так себе альтруизм, т.к. обычно в таких случаях присутствует рассчет на "стакан воды в старости".
Или: самцы шимпанзе, которые ухаживают за всеми детьми стаи, не зная кто из них родной - тоже не совсем альтруизм - родной среди них может быть, поэтому лучше подстраховать свое вложение генетического материала)
Дело в том, что в первых главах Вааль приводит все эти примеры как гений чистой доброты, а вот в ближе к концу его точка зрения сближается с моей (или Докинза - надо почитать). И невольно возникает вопрос: Как это все противоречит геноцентрической теории? Возможно и человеческое понятие индивидуальности относительно приматов не следует прменять, поскольку это у нас может быть "размывание я" - механизм, о котором говорит Вааль, а у них это только формирование своего "я", уступающее по силе социальной самоидентификации.
Для социальных животных геноцентричность другая - благополучие собственного потомства напрямую зависит от благополучия социальной группы, именно гены выигрывают от "общего блага". Трудно тут говорить о самоотверженности, т.к. чем благополучнее будущее социума, тем больше шансов выжить у потомства. Думаю, что тут были бы уместнее примеры альтруизма среди несоциальных животных или межвидового. Нельзя совсем отрицать альтруизм в животном мире - киты горбачи, спасающие водных млекопитающих от касаток, кажутся примером чистого эмпатического альтруизма, хотя...

Религия
Тут позиция автора такова: религию изживать, но очень потихоньку, ибо не всем доступны радости шевеления серыми клетками, да и утешаться надо простым смертным, жизнь которых тяжела и неказиста.
Кстати говоря, коммунизм, по Ваалю, это крах построения безбожного общества. Интересно, что безбожное гражданское общество северной Европы - это надежда, а коммунизм это непременная подмена одного фанатизма другим. Возможно, тут дело в разнице между эволюцией и революцией - ведь невозможно в одночасье изменить сознание мнгомилионного населения. И то, что происходит сейчас в северной европе очень напоминает эволюционный переход от капитализма к социализму.
Давно я засматривалась на Буайе, но теперь точно почитаю благодаря ссылкам Вааля, который интересно пишет про социальную и политическую функции религии: чувство принадлежности к группе, недреманное око, удержать бедных от убийства богатых и насадить альтруизм ( хоть и навязанный, но в обществе он играет роль стабилизатора). Но я бы еще добавила чисто психологическую: во-первых, отсутствие чувства одиночества, что очень важно в обществе, которое не ограничивается племенем, где все всех знают - хороший примером будут люди, переезжающиех из деревень в города и или из маленьких городов в мегаполисы - они зачастую чувствуют себя незначительными, брошенными, утопающими в море хаоса. Так и религия как институт появилась с появлением больших городов. Она дарит ощущение, что ты не один всегда есть тот, кто любит понимает тебя как никто другой, эдакий родитель, который всегда рядом - строгий, но любящий.
Во-вторых, это уверенность в мировом порядке. Существует мировая справедливость - раз, есть правила по которым надо жить, чтобы все было хорошо - два. Недаром так часто можно услышать: "За что, Господи?!" И начинается: испытания, иовы и т.д. надо же объяснять, что это не правила не работают, а промысел божий о тебе таков. А разве не приятно почувствовать себя в центре внимания творца?

Помню, когда я работала в детском саду, были дети, с нормальными родителями, а были, которые все свободное время детей забивали кружками, курсами инязов и спортивными секциями. Так вот эти дети терялись, когда предоставлялось свободное время, они не знали, что делать и шли к воспитателю за заданием, если задания не было, это их дезориентировало, необходимость самостоятельных решений выбивала у них почву из-под ног.
К чему это я? Просто я не согласна с ваалевским призывом "не спать яростно" (= не пытаться доказать очевидное) - не считаю это азартом неофита, скорее проявлением гуманизма, который он и есть (ведь азарт неофита, как мне кажется, это радость от возможности поделиться с ближними новыми возможностями, правда насильно). С одной стороны, да, большинству (которому не доступен виноград) религия пока нужна, и искоренять ее надо именно силой убеждения и улучшением благосостояния. С другой стороны, там где религия является институтом, имеющим доступ к винограду для верхушки, она будет яростно защищаться. Тут встаёт вопрос, нужно ли причинять добро тем, кто не понимает своей выгоды? Все мы люди и все способны размышлять, но не все этого хотят. Как гласит мудрая китайская пословица, учитель только открывает двери.. однако, я считаю совершенно необходимым  защищать образование от креационизма и отстаивать светскость государства.

Босх и Голдинг
Удивительно, как органично Вааль вплетает в ткань рассуждений полотна своего любимого Босха! Я убеждена, что изданию категорически не хватает цветного вкладыша А3 с репродукцией "Сада земных наслаждений"! Угадайте, куда я недавно пошла первым делом, оказавшись в Мадриде? Конечно в Прадо смотреть на Босха)) А смотреть там можно часами. Спасибо вам, удивительно разносторонний человек Франс Вааль!
А вот внимательно ли он читал Повелителя мух - вопрос. Он пишет, что в той ситуации был бы не только разгул жестокости, но построение иерархии (путем драки) и возникновение религии. А разве иерархию не выстроили? А разве танцы вокруг свиной головы не формирование религии? Голдинг очень прозорлив и жестокость не единственное, что он описал. Жестокость просто инструмент построения иерархии.

Удивительные факты
Для меня стало открытием мнение современного научного сообщества, которое полагает, что действие порождается разумом, а не эмоциями! А почему мне мама с таким упорством вбивала: "сначала думай, потом делай"? Нет у них поговорки про семь раз отмерь.. и как же извечный конфликт сердца с разумом? Ведь неокортекс лишь надстройка над лимбической системой. Конечно, это лишь одно из мнений, но действительно неожиданное!

Куда же без него!
Оооо! И кого же я снова встречаю в американской научпоповой книге?! Конечно его, товарища Сталина, тирана и душегуба! Правда на этот раз в более приятной компании Мао. Честно говоря уже даже смешно))) Может, это требование издательств у них? Так... Посмотрим.. вот всем хороша монография, но про Сталина надо добавить, иначе неформат. Дополнить и в печать.

Если резюмировать все вышенастроченное, то книга очень занимательная! Читать советую всем независимо от научных, политических, экономических и религиозных взглядов. Ведь даже если мнение автора не совпадет с вашим (а, на мой взгляд, это самое интересное), то в любом случае его рассуждения заставят вас задуматься и прояснить для себя некоторые вопросы. Кроме всего прочего книга не оставит у вас сомнений в том, что просто необходимо пробежаться если не по всему списку литературы, то по книгам оппонентов точно)

papa_Som
papa_Som
Оценил книгу

Замечательная книжка! Автор, в пух и прах, громит тех, кто считает, что основа человеческой природы - зло, жестокость и беспринципная борьба за выживание. И тех, кто приписывает возникновение морали некоему высшему существу, без которого человечество должно погрязнуть в грехе и разврате. Не зло и не должно, утверждает Де Вааль.
На массе примеров рассматривается взаимопонимание среди обезьян, их бескорыстная помощь друг другу и даже своеобразный альтруизм.

Очень занимательно!

Rorschach_Test
Rorschach_Test
Оценил книгу

Начиная учиться в психологическом вузе, я не ожидала, что любимым предметом для меня станет зоопсихология. Это не значит неприязнь к другим предметам, это значит, что зоопсихологии удалось меня по-настоящему изумить - всех знакомых я потом развлекала байками про интеллект ворон, осьминогов и грибов (насчет грибов я серьезно). Но больше, чем факты из мира животных, меня удивила гибкость самой науки зоопсихологии, её стремительное изменение. Относительно недавно, в середине XX века, гуру советской психологии А. Н. Леонтьев наделял «интеллектом» только человека и человекообразных обезьян. Сегодня же в «умную компанию» добавляют китов, слонов, врановых, попугаев и др. Конечно, антропоцентризм никуда не делся - человек всё еще «царь природы», но иерархии стремительно расшатываются. Всё яснее становится мысль, что психика человека не уникальна, ее развитие - не «скачок», не «прорыв», а плавное движение эволюции. Подвижки в зоопсихологии и этологии очевидны.

И собственно об этих подвижках - о том, как человек постепенно расстается с идеей себя-как-бога - повествует книга Франса де Вааля. Де Вааль - приматолог с огромным опытом, влиятельный ученый, при этом - убежденный критик идеи уникальности человека. И его убежденность подтверждена лавиной наблюдений и экспериментов, о которых рассказывается в книге (речь идет в основном о видах из «клуба интеллектуалов» - приматах, врановых, китах - но тем не менее). Исследования последних десятилетий позволяют признать наличие у животных свойств и феноменов, прежде считавшихся человеческим эксклюзивом. Это, например, феномен взаимопомощи и совместной деятельности, или представление о времени (память о прошлых событиях и планирование будущего). Исследования дают основания для признания у животных: чувства справедливости; силы воли; самоидентификации (приматы и слоны узнают себя в зеркале). И - о боги - даже такого фундамента человечности, как «культура» (animal culture - понятие, в русскоязычной среде не самое популярное: вот статья об этом явлении на сайте Антропогенез.ру). Все эти новые идеи разрушают привычные представления о месте человека в биосфере. Из-за этих идей придётся или перестраивать всё концептуальное здание (изменять взгляд на животных и человека), или, презрев факты, оберегать ветшающий замок. В книге Вааля приводятся примеры того, как консерваторы защищают пони-единорожий мирок человеческого превосходства. Примеры есть просто анекдотичные. В 2007 году учеными Киотского университета проведена серия экспериментов с шимпанзе Аюму, который продемонстрировал способности памяти, явно превосходящие человеческие. Аюму молниеносно (за пятую долю секунды!) запоминал серии из девяти цифр и набирал их затем в правильной последовательности. Люди такое сделать не могут.

И вот:

Люди, наблюдавшие за его [Аюму] действиями в Интернете, либо отказывались верить, утверждая, что это фальшивка, либо говорили что-нибудь вроде: «Я не согласен, что я тупее обезьяны». Весь эксперимент был воспринят американскими учеными недоброжелательно до такой степени, что некоторые из них даже прошли специальную тренировку, чтобы победить шимпанзе. Когда Тетсуро Матсузава, японский ученый, руководивший проектом Аюму, впервые услышал об этом, он закрыл лицо руками.

Такой вот фейспалм.

Мораль: прогресс - это умно и хорошо. Напротив, консерватизм, скрепность, отстаивание превосходства этноса, пола, вида etc - позиция, обреченная на историческое и даже, не побоюсь этого слова, эволюционное поражение.

sq
sq
Оценил книгу

Это последняя из трёх книг Франса де Вааля, которые я запланировал прочитать. Первая была про политическую борьбу за доминирование, вторая про истоки морали. И наконец эта, третья, про эволюцию интеллекта и про методологию исследования познавательных способностей животных. Первые две книги были про приматов, на этот раз речь идёт не только о них, но также и о некоторых других животных: млекопитающих, птицах и даже моллюсках и насекомых.
В самом деле трудно, оказывается, подойти к проблеме непредвзято, без перекосов в ту или иную сторону. Название очень точно отражает суть. Книга про нас, точнее, про тех, кто изучает познавательные способности животных:

необходимо преодолеть легко ранимое человеческое самомнение и относиться к познавательным способностям как к любому другому биологическому явлению. Если основные свойства познания возникли путем постепенного преобразования, значит, все разговоры о пропастях, границах и искрах неуместны. Вместо пропасти мы видим пологий берег, образованный миллионами постоянно накатывающих волн. Даже если на этом берегу выше всех остальных человеческий интеллект, он был создан теми же волнами, бьющими о тот же берег.

Ещё недавно господствовало представление об интеллекте как свойстве исключительно человеческом. Если эксперимент раскрывал какое-то впечатляющее достижение шимпанзе или новозеландского ворона, это достижение не считалось интеллектуальным, чтобы сохранить за Homo sapiens монополию. Пусть это результат обучения, подражания, имитации -- чего угодно, лишь бы не назвать вещь своим именем. Что бы шимпанзе ни сделали, они это делают как-то не так -- и всё тут.
Сильно напоминает то, что происходит с интеллектом искусственным. Когда лет 40 назад я проигрывал шахматную партию Каиссе, у меня не было ни малейших сомнений, что машина мыслит. У тех же, кто не играл с ней, преобладало мнение "вот пусть машина у Петросяна выиграет, тогда мы поверим, что она мыслит". (У Тиграна Петросяна, разумеется, а не у нынешнего телепридурка.) У Петросяна машина так и не выиграла, но победила Каспарова. И что же? В тот же день шахматы перестали считаться интеллектуальным занятием :)))
Сегодня у большинства людей мыслительные способности животных не вызывают более идиосинкразии. Монополия Homo sapiens рушится под массой наблюдений и экспериментов. Когда в 2007 умер попугай жако по имени Алекс -- лингвистический и математический гений, -- он удостоился некрологов в The New York Times и The Economist. Надеюсь, и в отношении искусственного разума со временем возобладает разум :)

То же самое с культурой.
Если какой-то обезьяний "народ" умеет раскалывать орехи камнями, а соседние "народы" не умеют, то это почему-то культурой не считается, хотя толщина "культурного слоя" ореховой скорлупы около их "ореховой кузницы" предполагает, что орехи здесь колют уже в течение 4000 лет. Думаю, 4000 лет назад культура местных африканских sapiens-ов не сильно отличалась от тогдашней культуры соседей-шимпанзе. А уж в окрестностях Москвы наши предки в то время наверняка свисали с деревьев, зацепившись за ветки хвостами.
И я убеждён: когда японские макаки моют батат в ручье, это тоже культура. Она зародилась на наших глазах всего несколько десятилетий назад. Зародилась бы раньше, если бы у макак были бататы.

В общем, прав был Дарвин: наше отличие от остальных животных чисто количественное.
Мы делаем всё то же, что все остальные, но кое-что у нас получается лучше. Кое-что другое, кстати говоря, хуже. Например, шимпанзе может за 0.2с запомнить положение девяти цифр на экране, а никто из sapiens-ов на такое не способен.
Зато я знаю, что первые цифры после запятой числа e дважды совпадают с годом рождения Льва Николаевича Толстого. А шимпанзе вообще не знает, кто такой Лев Николаевич.
Думаю, теперь и кое-кто из лайвлибовцев будет знать начало числа e=2.718281828[***]. Лично я таким образом навсегда запомнил год рождения Толстого :)
Каждому своё. Лайвлибовцу лайвлибовское. Примату приматово.

Книга мне показалась информативной, но скучноватой.
Например, история про щедрость капуцинов была неожиданной. (Капуцинов-обезьян, а не капуцинов-монахов. Надеюсь, монахи тоже щедры.) Капуцины мне казались намного примитивнее, чем оказались. Описания остроумных экспериментов интересны, но слишком уж их много для популярной книги.
Хорошо очерчены границы исследования. Мне теперь ясно, что сравнивать разные виды (в том числе и с человеком) очень и очень трудно, если вообще возможно. Как очень точно заметил Франс де Вааль, сравнить интеллекты владельца кошки владельца собаки ещё как-то можно. Но сравнивать интеллекты самих кошки и собаки -- дело скорее всего безнадёжное, поскольку непонятно, как создать тесты, которые кошка и собака поймут одинаково.

В общем, прочитал три книги Франса де Вааля. Всем рекомендую смотреть фильмы, основанные на его результатах. Если захочется подробностей, тогда беритесь за книги. В них есть много того, чего в фильмах нет.

sq
sq
Оценил книгу

Из этой книги надо было бы сделать две!
Одна могла бы быть о довольно сумбурных научных и философских взглядах автора, которые интересны сами по себе, вне какой-либо связи с обезьянами.
И вторая -- собственно об обезьянах, о тонком планировании остроумных экспериментов и полученных результатах.
Автор же вместо этого объединил две темы под одну обложку (так и хочется сказать, свалил всё в одну кучу). Я ожидал встретить в этой книге именно обезьян, а никак не людей. В результате приходилось с нетерпением ждать, когда же обширные отступления в сторону религии и человеческой морали наконец закончатся.
Лично для меня философское рассуждение, записанное в физической лаборатории или у вольера с шимпанзе, обладает значительно большим весом, чем то же самое рассуждение, полученное полностью за письменным столом. Поэтому первую книгу я читал бы с таким же интересом, как и вторую. Но всё же это должны быть разные книги. Как ни крути, а ответы на сложные вопросы религии вряд ли можно получить у обезьян. Даже общество бонобо, не говоря уж о других приматах, недостаточно сложно для иллюстрации такого уровня интеллектуальной деятельности, как наука и религия.

Однако остроумные рассуждения и контрпримеры, которые создаёт Франс де Вааль, интересны сами по себе. Плюс его взвешенная и неагрессивная позиция по отношению как к религии, так и к атеизму. Общий результат получается очень достойный.

Основная идея книги в том, что эмпатия, сопереживание и в конечном счёте мораль намного старше возраста Homo sapiens как вида.
Такие сущности как дружба, общественное мнение, стремление к равенству, чувство справедливости, понятие о смерти (в том числе и собственной) -- всё это можно смело употреблять без кавычек, когда речь идёт о высших приматах, а иногда и о многих млекопитающих, включая собак и крыс.
Очень интересно было узнать, что шимпанзе тоже могут играть в куклы. И снова с удовольствием прочитал рассказ том, как шимпанзе смотрели кино про самих себя. Кажется, я тоже видел этот фильм.
Каждый отдельно взятый тезис из тех, что я предлагаю употреблять без кавычек, можно оспорить или предложить для него другую интерпретацию, но все вместе взятые они выглядят очень внушительно. Тем наука и отличается от религии, что представляет общий осмысленный взгляд на мир, не претендуя при этом на единственную и конечную истину.
Разница между sapiens-ами и шимпанзе по сути одна: мы можем смотреть в будущее дальше вплоть до общечеловеческого уровня Женевской конвенции о правах военнопленных.

Франс де Вааль очень любит Босха. Уже на протяжении второй книги любит. Это мне тоже было интересно. Я Босха тоже люблю и провёл не один час, рассматривая в деталях его картины.
Ну и снова книга снабжена отличными картинками. На них и знакомые нам уже обезьяны, и новые персонажи, и Босх, конечно.

В этот раз книга вызвала и много политических коннотаций.

Например, начало ей положил блог на сайте The New York Times, озаглавленный «Мораль без Бога?»
Я живо представил себе, что случилось бы, появись подобный блог на сайте какого-нибудь нашего издания из основных... Страшно подумать. Лучше сразу забудем о такой идее.

Теперь длинная цитата:

Посещение одной московской криминалистической лаборатории лишь подтвердило мои подозрения о том, что близкое родство с венцом творения не гарантирует тебе никакого уважения. Лаборатория эта специализируется на судебно-медицинской антропологической реконструкции, в частности, на восстановлении лица неопознанных жертв преступлений по костям черепа. В углу подвала хозяева показали мне грубо изваянное лицо, которое обычно старались держать закрытым. Мне даже не разрешили его сфотографировать. Дело в том, что они решили попробовать свои силы на черепе неандертальца, но получившийся в результате бюст имел такое зловещее сходство с одним из самых влиятельных членов Государственной Думы, что все просто боялись публиковать результаты исследования — а вдруг институт закроют!

Кажется я знаю, какой депутат оказался похожим на неандертальца :)))

Другие ученые плавают на моторных лодках вслед за дельфинами, дают каждому дельфину имена и учатся узнавать их по торчащим плавникам. Или летают на сверхлегких летательных аппаратах впереди клина молодых журавлей, приучая их к воздуху.

Знаю одного такого учёного :)))

А следующая цитата лучше всего характеризует нашу человеческую эмпатию. Какие-то швейцарские учёные взяли футбольного болельщика и стали измерять потенциалы его мозга. А за стеклом посадили актёра, который ярко демонстрировал, что его бьют током. Никто его ничем не бил, но актёр был талантлив.
Неудивительно, что вид страдающего человека, одетого в форму нашего клуба, вызывал в мозгу подопытного болельщика возбуждение центров, отвечающих за боль. Но если одеть актёра в форму клуба-соперника, оказалось, что центры эти молчали.

Более того, вид страданий болельщика соперничающего клуба активировал в мозгу центры удовольствия.

Эх, надо нам ещё учиться и учиться у бонобо. Тогда -- когда-нибудь... может быть... если даст бог -- мы наконец станем по-настоящему Homo sapiens. Пока же это только гордое звание, которое мы сами себе по недоразумению приписали.

Хотел ещё написать историю о том, как спас от смерти ворону и попавшую в беду крысу, но воздержусь пока. Может быть, в следующий раз напишу -- и видео покажу. Прямо сейчас это было бы неэтично по отношению к швейцарским футбольным болельщикам :)))

Kuznetsov_Bogdan
Kuznetsov_Bogdan
Оценил книгу

Это очередной пример авторского идиотизма, когда человек, занимавшийся всю жизнь биологией и изучением человекообразных обезьян, вдруг посчитал себя достойным дерзко порассуждать о социальном устройстве, морали и религии. Вооружившись своими обывательскими знаниями о политике, парочкой картин Босха и стопкой популярных философских книжек, Вааль отправляется крушить фундамент моральных устоев "традиционного общества". Закономерный итог этого действа - не представляющее никакого интереса околопсихологическое чтиво, бесконечное переливание из пустого в порожнее, дилетанство и некомпетенция по вопросам, не относящимся к биологии. Воистину, откуда берутся у некомпетентных людей амбиции порассуждать о чем-то более серьезном, чем их научная область знаний?

С первых же глав начинает раздражать его презрительно-снисходительное отношение к атеизму, избирательность цитат, какие-то умозрительные рассуждения о жизни, мол де "я думаю что случай Х подтверждает мои мысли по этому поводу". Демагогия и словоблудие перемежаются здесь с действительно полезной информацией об обезьянах бонобо и шимпанзе.

Итог. Эта книга может понравится тем, кто готов терпеть дилетантизм и софистику автора по всем вопросам, не связанными непосредственно с биологией и поведением животных. Книга не имеет никакой структуры и не позволяет разыскать нужную информацию быстро, крупицы полезной информации заключены между тоннами воды. .

В книге присутствует действительно полезная информация о наличии у человекообразных обезьян чувства альтруизма, эмпатии, справедливости, сопереживания и многих других социальных качеств, позволяющих расширить наши привычные взгляды на природу морали, разрушив привычные представления о человеке как о жестокой обезьяне, стремящейся к эгоистичному удовлетворению собственных потребностей. За эту часть я и поставлю 2 звезды, и поставил бы 5, если бы книга не была испорчена остальным пустым трепом.

Советую Францу взять на вооружение почитаемую им концепцию NOMA и применить ее относительно того, что биология и политика это непересекающиеся магистерии.

papa_Som
papa_Som
Оценил книгу

Замечательная книжка! Автор, в пух и прах, громит тех, кто считает, что основа человеческой природы - зло, жестокость и беспринципная борьба за выживание. И тех, кто приписывает возникновение морали некоему высшему существу, без которого человечество должно погрязнуть в грехе и разврате. Не зло и не должно, утверждает Де Вааль.
На массе примеров рассматривается взаимопонимание среди обезьян, их бескорыстная помощь друг другу и даже своеобразный альтруизм.

Очень занимательно!