«Укрощение королевы» читать онлайн книгу📙 автора Филиппы Грегори на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Недоступна

Стандарт

4.53 
(131 оценка)

Укрощение королевы

493 печатные страницы

2016 год

18+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Эта книга недоступна.

 Узнать, почему
О книге

Новый роман Филиппы Грегори «Укрощение королевы» расскажет о шестой, и последней, жене Генриха VIII.

1543 год. Екатерина Парр оказывается в затруднительной ситуации: король Англии только что сделал ей предложение. Он хочет, чтобы она стала для него «утешением в старости». Вот только Екатерина в сомнениях. Еще и года не прошло с тех пор, как она овдовела, и надеется, что слова монарха ошибка, шутка судьбы. Но Генрих даже не думает отступать и добивается своего.

Теперь Екатерине предстоит не только стать женой одного из самых жестоких людей, которых она знает, но и попытаться обойти конкурентов в опасной игре за престол. Ведь поражение в такой схватке всегда сурово, а финал один – смерть.

читайте онлайн полную версию книги «Укрощение королевы» автора Филиппа Грегори на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Укрощение королевы» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Н. Кузовлева

Дата написания: 

1 января 2015

Год издания: 

2016

ISBN (EAN): 

9785699909636

Объем: 

887961

Правообладатель
17 568 книг

Поделиться

nika_8

Оценил книгу

В этот раз Филиппа Грегори посвятила книгу Екатерине Парр, последней супруге Генриха VIII Английского. Выбор героини обещал некоторые преимущества, так как шестая по счёту спутница жизни монарха менее известна массовому читателю, чем, к примеру, Екатерина Арагонская или Анна Болейн. При этом ей удалось сыграть роль в истории и оставить свой отпечаток.
Судьба Екатерины Парр не так трагична, как у её предшественниц на почётном, но опасном для жизни посту королевы-консорта. Только ей и немецкой принцессе Анне Клевской, брак с которой был аннулирован, удалось пережить Генриха Тюдора. Того самого Тюдора, который за свои бурные 55 лет успел не только несколько раз вступить в брак, но и основать Англиканскую церковь, тем самым задав королевству вектор на будущее.
Первая королева, испанская принцесса и тёзка последней, была сослана королём в удалённый замок, где она и умерла в одиночестве. Джейн Сеймур скончалась от осложнений после родов.
Совершенно неудивительно, что наша героиня была совсем не уверена, войдёт ли она в историю как последняя жена короля или ей уже готовят смену. До конца она пребывала в неведении, не придут ли за ней по приказу венценосного супруга, чтобы отвезти в тюрьму лондонского Тауэра. Две предыдущие королевы, хорошо образованная Анна Болейн и ещё совсем молодая Екатерина Говард, покинули Тауэр только, чтобы взойти на эшафот. Почти перманентная неуверенность Екатерины в следующем дне передана в книге хорошо.
Грегори отмечает позитивное влияние королевы на Генриха. Во многом благодаря ей король наконец примирился со своими дочерьми, Марией и Елизаветой. Достаточно внимания уделено литературной деятельности королевы - её переводам псалмов и изучению манускриптов на латыни и греческом. Автор также подчёркивает, что Екатерина Парр стала первой англичанкой, опубликовавшей собственное произведение под своим именем. Королева охотно занималась самообразованием, любила религиозные диспуты... На этом положительные стороны книги практически заканчиваются.

Тот факт, что образ последней супруги второго коронованного Тюдора сравнительно мало популяризирован, позволяет авторам захватить внимание читателя с помощью доселе неизвестных подробностей. Можно, казалось, высветить пребывающие в тени эпизоды, привести выдержки из писем и других документов эпохи. Но увы, Грегори предпочитает сделать акцент на предполагаемой любовной линии.
Вначале бегло рассмотрим на каком историческом фоне развивались описываемые в романе события.

Екатерина Парр пробыла королевой неполные четыре года, но они пришлись на переломный период, когда решалось по какому пути пойдёт королевство - возьмут ли верх традиционалисты (сторонники старой веры) или приверженцы реформ. Остро стоял вопрос об облике Англиканской церкви, возглавляемой самим монархом. Королева не могла остаться в стороне от этого религиозно-политического противостояния.
Екатерина симпатизировала реформатам, осуждала католические практики, направленные на выманивание денег у простого люда, и принимала у себя в покоях проповедников-евангелистов. Среди них была и казнённая впоследствии Анна Эскью - ярая противница католических обрядов, утверждавшая, что люди должны напрямую общаться с Богом без посредников в лице священнослужителей.

Отношение короля к Екатерине правильно назвать двойственным. Постаревший Генрих выбрал в жёны привлекательную тридцатилетнюю женщину с жизненным опытом за плечами.
Он не был полностью уверен в Екатерине, мог злиться и ревновать к ней маленького принца Уэльского. Король балансировал на грани разрыва с супругой (что, вероятнее всего, означало для неё фатальный исход), но именно Екатерину он оставил регентом, когда в конце жизни отправился воевать во Францию. В своём завещании он позаботился, чтобы Екатерина была хорошо обеспечена и пользовалась свободой выбора после его смерти.
Судьба Екатерины, дворянки родом с севера страны, примечательна ещё и тем, что за свои тридцать шесть лет жизни она успела побывать замужем четыре раза. Последним мужем, которого вдовствующая королева выбрала сама, стал Томас Сеймур - видный придворный и дядя юного короля Эдуарда VI (единственного законного сына Генриха). Есть все основания полагать, что Екатерина была искренне привязана к Томасу. Они обменивались письмами (переписка имела место уже после смерти короля) и поженились вскоре после смерти Генриха.
Вот на этой несколько зыбкой основе выстроена любовная линия романа. Как это нередко бывает, историческое и сентиментальное смешиваются и получается что-то малоаппетитное... на мой вкус.

В интерпретации Филиппы Грегори Екатерина страдает из-за того, что ей пришлось выйти замуж за деспотичного короля, к которому она, правда, временами испытывает благодарность, и не перестаёт вздыхать об утраченном возлюбленном. Каковы бы ни были чувства Екатерины, брак с Томасом был выгодной партией, учитывая что Сеймуры являлись ближайшими родственниками коронованного мальчика Эдуарда VI. Успевшая познать вкус власти августейшая вдова и амбициозный лорд Томас могли рассчитывать, что объединение усилий позволит им влиять на политику. Но основная власть де-факто сосредоточилась в руках Эдварда Сеймура, старшего брата Томаса. Бывшей королеве и её новоиспечённому супругу пришлось удалиться от центра придворной жизни.

Несмотря на частые аффектированные вздохи Екатерины, в книге достаточно исторического контекста и временами робко просматривается колорит эпохи. Но исторический фон подаётся как запылившаяся, лишенная рельефа декорация, а не жилое помещение. Повествование ведётся от первого лица, и автор существенно модернизировала поток сознания своей героини, приписывая ей мысли современного человека, а никак не королевы XVI века.

Мне пришлось долго бороться за свое место под солнцем: сначала в семье со вспыльчивым отчимом, потом как молодой жене холодного, отстраненного мужа, а потом, после представления к службе при дворе, в качестве безродной вдовы. И за это время я поняла, что самое ценное в жизни человека – это место, где он может быть собой.
Об этом просто нигде не упоминается, и не существует исследований (интересно, героиня все рецензируемые журналы проштудировала?), доказывающих его [чистилища] существование.

Подобное осовременивание в той или иной степени присуще практически любой книге об истории, особенно давней, и, при условии, что это сделано с талантом и чувством такта, оно может быть необходимо для создания цельной картины. Однако в случае с Грегори, создаётся впечатление, что за этим не стоит желания проникнуть за кулисы и приблизить к нам героиню как живого, чувствующего человека (в этом случае было бы хорошо чаще цитировать из аутентичных источников). Вместо этого автор следует в фарватере современного тренда представлять женщин прошлого протофеминистками, бросающими вызов мужчинам, которые стремятся диктовать во всём свои правила.

Екатерина старается направить царственного супруга на поддержку церковных реформ, которые он начал. Однако Генрих, наряду с тираническим нравов, невероятно раздутым эго и несколько инфантильным упрямством, обладает развитым политическим нюхом. Недаром он столько лет провёл на вершине власти, похоронив многих спутников своей молодости. Власть давно стала его второй кожей, что, впрочем, не избавляет короля от серьёзных ошибок.
Основной принцип управления - divide et impera (разделяй и властвуй). Генрих откровенно объясняет жене, что он постоянно стравливает вельмож из своего окружения, не позволяя никому из них набрать силу, которая может нарушить равновесие. В результате многие советники короля оказались в опале или лишились головы. Последней жертвой стал Генри Говард, заносчивый молодой человек, главная вина которого заключалась в его неудержимом бахвальстве. Отца Говарда, главу влиятельного клана Норфолков, спасла только смерть давно одряхлевшего короля.
Здоровье короля было важным политическим фактором.
Если в молодости высокий, атлетичный Генрих, получивший гуманистическое образование, считался блестящим принцем, то на момент свадьбы с Парр это был пожилой мужчиной, страдающий ожирением, который не мог самостоятельно взобраться на лошадь. Однако главной его проблемой была застарелая гниющая рана на ноге, полученная из-за неудачного падения на турнире.
Королеве приходится постоянно поливать всё розовым маслом, чтобы хотя бы немного заглушить невыносимый запах гниения, исходящий от супруга. Казалось, ничего такого, если бы с трудом переносимое зловоние не упоминалось с такой частотой.
Здесь мы подходим к существенному (для меня) минусу книги - она неуместно растянута. То, что можно было сказать в два раза короче, писательница нещадно размазывает.
Встречающиеся в романе приметы времени (к примеру, распространённый тогда предрассудок о том, что нужно женщине для зачатия) рискуют затеряться в потоке сознания героини и надуманных диалогах. Приписывание Екатерине мыслей о «несравненном» Томасе Сеймуре и переживаний за его благополучие начинает вскоре раздражать. Откуда у автора такая уверенность, о чём думала королева или что ей снилось? Может, она длинными и холодными ночами размышляла о любимых ею птичках или тщательно оттачивала перевод очередной фразы из латинского псалма?.. В первую очередь Екатерина была рассудительной и осторожной женщиной.
При этом Грегори сравнительно нечасто прибегает к откровенным выдумкам. Однако в книге в подробностях присутствует вымышленная сцена насилия (то, что это единственный такой эпизод - «финальный этап укрощения королевы», - уже неплохо), которую я бы охарактеризовала как образчик звенящей пошлости. Автор недаром посчитала нужным прокомментировать это в послесловии.

Краткий пересказ садистского (я вас предупредила) поведения короля в спальне с женой Король решил наказать жену за «своеволие».
Я прокусила губу до крови, и на вкус она похожа на яд. Я чувствую, как слезы текут по моим щекам, и мне не удается подавить всхлип. Он трясет плетью у меня перед лицом, и я целую ее, как он и требует.
– Говори! – напоминает он.
– Я научилась послушанию, подобающему жене, – повторяю я.
– Скажи: спасибо, милорд муж мой…
После чего он продолжает унижать Екатерину, заставляя её целовать гульфик.
Я наклоняю голову и касаюсь губами ее вышитой вершины. И тогда одним мощным движением он хватает меня за волосы на макушке и бьет лицом о накладку, так что жемчуг на ней разбивает мне губы. Я не пытаюсь отпрянуть, а просто стою, не двигаясь, пока он совершает что-то вроде акта с моим лицом, снова и снова, пока мои губы не начинают кровоточить.
свернуть

Грегори объясняет вставку этой сцены желанием в буквальном смысле продемонстрировать принцип white male power.

Чем мне не нравится приведённый эпизод, помимо присущего ему привкуса вульгарности? Не верю, что нечто подобное могло происходить в реальности между монархом и его последней супругой. Мне никоим образом не симпатичен Генрих VIII, он был бы в самом конце списка исторических фигур, которых я бы хотела узнать поближе. С годами он превратился в тираническую личность, одержимую параноидальной идеей сохранения власти.
Поступки Генриха по кровожадности и эгоистичному деспотизму выделялись даже на фоне эпохи. Но упомянем только, как он обошёлся с Анной Болейн и Екатериной Говард.
В случае с Анной, у короля были некоторые основания не щадить её. Безжалостность короля могла нести в себе элемент прагматичности. Гарри был убеждён, что если он не оставит после себя наследника мужского пола, его династии придёт конец. Учитывая его шаткие права на престол и нравы эпохи, такое убеждение не было лишено определённого смысла.
Вероятно, в сознании короля, верившего, что он напрямую связан с Богом, пресечение династии Тюдоров было тождественно гибели английского королевства. Словом, дать стране наследника он считал своей первейшей задачей. Анна с этой задачей не справилась, родив всего лишь девочку… Если бы король оставил разочаровавшую его женщину в живых, легитимность его следующего брака, а, следовательно и рождённых в нём детей, могла быть поставлена под сомнение.
С легкомысленной Екатериной Говард всё было иначе. У постаревшего короля к тому времени уже был драгоценный наследник. Состояние здоровья Генриха делало вероятность появления «запасного» принца маловероятным. Король мог проявить «бесплатное» милосердие к своей пятой супруге, избавив её от казни. Сосланная в монастырь бывшая королева вряд ли могла хоть чем-то угрожать главе англиканской церкви, который объявил себя вправе заключать и отменять любые браки. В том, как он обошёлся с Говард, отразилась до крайности мстительная и склонная к садизму натура Генриха.
Но описанная Грегори сцена по-прежнему вызывает у меня скепсис и кажется неуместной.
Автор, как она сама объясняет, хотела проиллюстрировать стремление короля доминировать и, в частности, его желание показать жене, что она, как женщина, не может иметь мнения, отличного от его собственного? Но для этого имеется достаточно более реалистичных примеров. Собственно, этому она посвящает немало страниц, на которых Генрих «укрощает» свою королеву, заставляя её отречься от возможности в чём-то ему перечить.

Подведём итоги.
На мой взгляд, «Укрощение королевы» - очередной любовный роман на историческом фоне.
Автор пытается вывести на первый план проблему угнетения женщин и векового мужского доминирования. Однако она специфически подходит к этой задаче. Независимо мыслящая женщина со стержнем слишком часто в интерпретации Грегори оказывается низведенной до «жертвы» обстоятельств, страдающей от разлуки с любимым мужчиной. Представив Екатерину Парр как женщину, в сознании которой такую роль играет мужчина, автор, по сути, подкинула дровишек в костёр патриархальной системы, которую она стремится осудить. Приметы эпохи и отражение многих событий тех турбулентных лет не перевешивают чашу весов, которая склоняется в пользу довольно банальной романтической истории, несвободной от пошлости.
Королева ценила образование и способствовала основанию Тринити Колледжа. Возможно, она была той, кто убедил супруга в пользе этого шага. Парр любила искусство и покровительствовала художникам и музыкантам с континента.
Эти и похожие факты, по-моему, не только увлекательнее предполагаемой тайной влюбленности Екатерины или её несчастливой интимной жизни со старым и деспотичным супругом, но они также помогают лучше представить себе жизнь отдельно взятой знатной женщины XVI века.
При всех перечисленных минусах, книгу Грегори нельзя назвать плохой. Явных фактологических ошибок в книге нет. Автор, хотя и вкладывает в голову королевы влажные мечты о Томасе, не позволяет себе обвинять Екатерину в адюльтере. Грегори также в конце честно отмечает, что короткий брак Екатерины и Томаса был далеко не безоблачным.
Принимая всё это во внимание, я не могу поставить роману меньшую оценку. Книги, претендующие на нехудожественное описание событий прошлого (например, Nancy Goldstone - The Rival Queens: Catherine de Medici, her daughter Marguerite de Valois, and the Betrayal That Ignited a Kingdom ), порой содержат больше домыслов, сомнительных пассажей и звенящей пошлости.
В авторском пересказе истории, которая наверняка известна тем, кто интересуется эпохой, нет ничего, что бы выделило именно это прочтение событий. Книге легко затеряться в море других произведений, написанных любителями истории о временах правления Генриха VIII.

Напоследок о курьёзах.
В книге большинство персонажей обращаются друг к другу на «ты». Даже Томас Сеймур адресует «ты» юной дочери короля. Такие фамильярности можно списать на трудности перевода, учитывая значение современного «you». Но во времена Шекспира в английском существовало разделение на «ты» (thou) и уважительное «Вы» (you). Король мог обратиться на «ты», выказывая тем самым своё особое расположение. Но по отношению к тем, кто выше по статусу, в строго иерархическом обществе должно было быть использовано «Вы».
Автор называет тринадцатилетнюю принцессу Елизавету ребёнком, хотя, по меркам эпохи, это уже молодая девушка.
Не очень честным выглядит упоминание о юных принцах, детях короля Эдуарда IV Йорка, бесследно исчезнувших в Тауэре. Писательница неожиданно намекает о возможной вине Тюдоров в этом деле. Грегори придерживается модной в определённых кругах ревизионистской позиции, что мальчики погибли не по вине дяди Ричарда. «Бедного» Ричарда оклеветали и представили монстром тюдоровские историки.
При этом Ричард III был крайне заинтересован в исчезновении племянников, которых он отстранил от трона, чтобы самому стать королём. Его ответственность в этой тёмной истории по-прежнему считается наиболее обоснованной версией (другие варианты не выдерживают серьёзной критики, хотя точно, что произошло, нам неизвестно).
Моя претензия, однако, относится не к позиции Грегори, которая вольна верить, во что ей угодно, а к тому, как она вставила своё видение этой трагедии в роман, который совсем не об этом.

P.S. Посмотрев это видео, вы потратите всего каких-то 25 минут, а узнаете в некотором роде больше, чем прочитав книгу.
P.P.S. Всех с первым днём официальной осени :)

Поделиться

Gwendolin_Maxwell

Оценил книгу

Да, определенно серия пошла намного живее. Что можно сказать о Екатерине Парр. Это шестая жена Генриха VIII, которая смогла пережить тирана. Все время ее замужества за королем ей приходилось выслушивать сравнения с предыдущими женами. Она стала регентом как Екатерина Арагонская, она была реформатором как Анна Болейн, она истиная англичанка как Джейн Сеймур, ее не любили при дворе как Анну Клевскую... (как ее сравнили с Китти Говард я что-то упустила).
О жизни Екатерины Парр на самом деле известно совсем не много, поэтому именно в этой части цикла присутствует намного больше вымысла, нежели в предыдущих. Екатерина несомненно была умной женщиной, что показано не только со стороны церковных реформ, которые она активно продвигала, изучала свою религию и католицизм вдоль и поперек, переводила книги с латыни на английский, но так же и в жизни с королем, ведь она умудрилась получить прощение короля практически за минуту до того, как он подписал указ об аресте. Конечно то, что произошло при этом "прощении" в спальне у короля повергло меня в шок. Слишком уж откровенно, насильственно для Филиппы Грегори, резануло по ушам. Таким образом она хотела показать садизм Генриха? В послесловии сказано, что эта сцена полностью вымышлена, но вот нужна ли она до такой степени?Генрих назвал это Укрощением королевы. После этой сцены Екатерина не смела ему перечить, и, возможно, именно благодаря этому она и выжила.

Следующая часть не за горами, с нетерпением двигаюсь к книге о Елизавете и Марии Шотландской.

Поделиться

KontikT

Оценил книгу

Интересно было прочесть книгу о шестой , последней жене Генриха VIII, читать как она прошла через все уловки и унижения , чтобы остаться в живых.
Предположение и вымышленный эпизод с унижением Екатерины Парр за закрытыми дверями очень впечатлил- возможно именно это и нужно было Генриху, да вообще мужчинам того времени, да и не только того. Не особо хотели они , чтобы жена отличалась ученостью и выглядеть самому более невежественным.
Удивительно было прочесть о женщине, которая смогла перевести и напечатать в то время под своим именем хоть что-то. Для этого надо было иметь смелость и конечно ум.
А уж то , что Екатерина смогла вернуть детей Генриха самому Генриху, объединить их под одной крышей, попыталась стать настоящей матерью двум маленьким Эдуарду и Елизавете, привить им любовь к новой протестантской вере и стать другом старшей Марии, которая отвергала эту веру и была католичкой это просто нельзя не оценить. Ведь до нее король отверг принцесс и лишил их звания, титула, наследства. Видимо благодаря ей Англия обязана правлению Елизаветы.
Екатерина знала на что идет, когда вдруг Генрих предложил ей стать женой, ведь ей было уже немало лет и она была не раз замужем. Видя пример всех своих предшественниц, и не имея возможности отказаться пришлось подчинится воле короля, убрав все свои желания и надежды до лучших времен или похоронив их даже. А когда согласилась сколько трудов , изворотливости и ума ей стоило просто оставаться живой .Каждый день практически висело над ней обвинение в чем либо. И хоть она старалась вести себя безупречно, король нашел в чем ее обвинить, когда ему надоела очередная жена, но она сумела выйти и из этой ситуации, когда уже был подписан приказ об ее аресте. Кто знает, что было бы , проживи Генрих еще хотя бы год. Возможно была бы еще и 7 жена, в появление которой уже все верили.
Генрих в этой книге показан как обычно не только тираном, но и сумасбродом. Читать про его противоречивые указания, про его издаваемые законы и потом другие прямо противоположные , это было познавательно, тяжело, стыдно, горестно но порой просто смешно. И как жить было в такую эпоху с таким королем просто не представляешь. Она выжила.
И хоть о ней мало пишут, предпочитая писать об Екатерине Арагонской и конечно об Анне Болейн , думаю Екатерина Парр была самой умной из всех жен короля, жаль о ней мало книг. Так что Грегори просто моя благодарность за такую книгу.

Поделиться

Еще 3 отзыва
Ум женщины может стать ее лучшим украшением, и ты покажешь мне красоту своего ума, так же, как показала прелесть своего лица.
29 декабря 2020

Поделиться

– Тогда мне просто не стоит выходить замуж, – говорит Елизавета без тени улыбки. – Если быть женой означает отказаться от своего мнения, мне лучше не выходить замуж.
10 ноября 2020

Поделиться

его вялые конвульсии не способны привести к зачатию.
11 октября 2020

Поделиться

Еще 17 цитат

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика