«Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев» читать онлайн книгу📙 автора Филипа Зимбардо на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Филип Зимбардо
  4. «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.41 
(240 оценок)

Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев

781 печатная страница

2018 год

12+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
230 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

Книга вовсе не о борьбе добра со злом. Добра здесь, к сожалению, намного меньше. Зимбардо возвращается к своему знаменитому Стэнфордскому тюремному эксперименту, откуда берут начало его исследования природы человеческого зла. Правда, в конце книги его программа о сопротивлении нежелательным влияниям звучит обнадеживающе и вполне уверенно.

читайте онлайн полную версию книги «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев» автора Филип Зимбардо на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

А. Стативка

Дата написания: 

1 января 2007

Год издания: 

2018

ISBN (EAN): 

9785001390503

Дата поступления: 

25 октября 2018

Объем: 

1407239

Правообладатель
1 945 книг

Поделиться

num

Оценил книгу

Там, сука, витиевато написано, чтоб нормальный человек не понял, но все по уму (С) Пелевин

Как-то в школе со мной приключился неприятный инцидент. Вернее, неприятный он для другой стороны. Не знаю, почему, вернее сейчас уже не помню доподлинно, но я взяла сапог одноклассницы (после урока физкультуры, чтобы вы не подумали, что сняла с неё), выставила в витрине шкафа в классе и нарисовала ценник. Что то в стиле "минус один миллион". Нормальный сапог был, и одноклассница не хуже всех, однако с этого моего поступка началась травля.
Я не считаю себя злой, и мои одноклассники, потешающиеся над жертвой, точно злыми не были. Однако меня НИКТО не остановил, вслух не прозвучало ни одного несогласия. Повторяю, девушка не была хуже всех, и объективных причин для моего поступка не было. Но я поступила прямо как по учебнику, дала жертве прозвище, таким образом её дегуманизировав, придумала какие-то объяснения для оправдания своих действий, ну и вовлекла ещё одноклассников, пользуясь своим авторитетом. Принцип коллективной ответственности никто не отменял, сапог был притащен в кабинет чужими руками.
Вам кажется это детскими забавами? Одноклассница рыдала, посчитав мои действия унижением. Этого достаточно. И повторяю - я не злой человек, помогаю людям, забочусь о животных и сортирую мусор.

И вот, 20 лет спустя, Зимбардо рассказывает, что я сделала так.

Дальше...

Это не опечатка. Книга с громким названием "Почему хорошие люди превращаются в злодеев" как та самая палка, у которой, как известно, два конца.
Это, конечно же, исследование громкого эксперимента с заключёнными и охранниками, со всеми деталями и выводами, учитывая практику тех десятилетий, что прошли с начала СТЭ (Стэнфордский тюремный эксперимент). Занудное чтение, залитое повторами и бесконечными извинениями и признанием своей вины в случившемся (что вообще с этим миром? почему всем и везде надо извиняться по делу и нет?). Но, в целом, полезное. Помимо СТЭ не слишком детально, но вполне достаточно, раскрыты другие опыты, проводимые с целью выяснить то, что людям о себе знать не очень хотелось бы, к примеру, достаточно известные эксперименты Милгрэма. Отдельно глава посвящена тому, что и породило книгу - пыткам и издевательствам в тюрьме Абу Грейб. Советую просмотреть фотографии, их выложили в открытый доступ, но не все, самая жесть до сих пор не обнародована. И, как по мне, то самая жесть там не в самих издевательствах, а в довольных лицах охранников со знаменитыми американскими улыбками и поднятым вверх большим пальцем. Виновата Система, говорит автор, но это не снимает ответственности с исполнителей её воли.
Конечно же, настоящие заключённые отнюдь не студенты-отличники из СТЭ, обычно в тюрьмах хорошие люди не сидят. Бывает, но редко. И такое отношение со стороны охраны понятно. Однако выводы однозначны - зло порождает зло, насилие - насилие, и иракские боевики вполне себе американцам отомстили невинными жертвами. А американцы давай героически мстить за невинных жертв и так по кругу.
А вот тут можно зайти к книге с другой стороны - это (не)краткое пособие по управлению массами и готовая стратегия для новых геноцидов, бунтов и революций, а также учебное пособие для начинающих охранников. Все базовые технологии описаны, детально раскрыты и снабжены примерами. Берите, товарищи, просвещайтесь, будете знать, как делать грязные дела и остаться с чистыми руками. Ведь натравить можно по какому угодно признаку, да хоть по самому факту вхождения/не вхождения в круг "избранных", достаточно помнить главные правила, которые в книге прям выделены под заголовком

Десять уроков экспериментов Милгрэма: как хорошие люди попадают в сети зла1. Необходимо с самого начала добиться тех или иных обещаний, устных или письменных. Позже это позволит управлять поведением человека, требуя выполнения обещаний.
2. Поручить человеку важную роль, имеющую для него положительную ценность и автоматически активизирующую определенные сценарии поведения.
3. Изложить основные правила, которым нужно следовать и которые сначала кажутся довольно разумными, но затем могут использоваться произвольно и безлично, оправдывая бездумное подчинение. Кроме того, системы управляют людьми, создавая неопределенные правила и меняя их по своему желанию, но утверждая, что «правила есть правила» и поэтому их нужно соблюдать.
4. По-другому назвать «пьесу», актера и действие. Это помогает заменить неприятную реальность желательной риторикой, «золотит раму», чтобы замаскировать настоящую картину.
5. Создать условия для возникновения коллективной ответственности или отказа от ответственности за жестокие вредные действия: отвечать будут другие, а сам человек будет освобожден от ответственности.
6. Путь к абсолютному злу начинается с незаметного, на первый взгляд безобидного первого шага. Постепенно под давлением власти эти шаги становятся все больше, и скоро человек уже оказывается на скользкой дорожке.
7. Последовательные действия в заданном направлении, очень постепенные, которые едва заметно отличаются от предыдущего действия. «Чуть-чуть больше».
8. Поведение авторитетной фигуры постепенно меняется. Сначала оно «разумно» и «объективно», но постепенно его требования становятся чрезмерными, несправедливыми и даже иррациональными. Такая тактика позволяет с самого начала добиться согласия, а потом сбивает с толку, ведь от авторитетных фигур и от друзей мы ожидаем последовательного и предсказуемого поведения. Если мы не замечаем таких постепенных перемен в поведении, то продолжаем бездумно подчиняться.
9. Высокая «цена выхода» и сложный процесс ухода, позволяя выражать свое несогласие словами (что помогает человеку сохранить самоуважение), на деле вынуждают к послушанию.
10. Предложить идеологию или «большую ложь», оправдывающую любые средства достижения на первый взгляд привлекательной, важной цели. В социально-психологических экспериментах эту тактику называют «легендой». Она служит прикрытием для процедур, которые можно было бы поставить под сомнение, потому что сами по себе они не имеют смысла. В реальном мире это называется «идеологией». свернуть

К счастью, для того, чтобы начать какие-то серьезные изменения, нужен или сильный лидер, или сильная идеология, а таких не так уж и много. Нацистская Германия, которой было достаточно много уделено места на страницах книги, имела и лидера, и все предпосылки для того, чтобы запустить "окончательное решение". Те же события в Руанде (очень советую почитать о них подробнее) - это пример современного геноцида, поражающий масштабами, и, ещё больше - политикой "белого" мира относительно того, что "чёрные режут чёрных, а это их внутреннее дело".
Однако, под шумок борьбы с реальной или надуманной угрозой можно провернуть весьма нехитрые манипуляции. Вот совсем недавно в Америке громили магазины (я специально опускаю иные аспекты всех этих BLM). Маски, толпа плюс полная безнаказанность - и бывшие более или менее добропорядочные граждане уже тянут телевизоры и сумочки с витрин.
В книге приводятся страшные, на самом деле, цифры. Зависимо от того, какой аспект "склонности ко злу" изучался, но от 60 до 90% легко подстраиваются под внешнюю ситуацию и делают так, как велит Система. И я легко в это могу поверить, потому как вижу примеры вокруг себя. Те самые 10%, которые устоят, так называемые "герои", возможно, обладают более критическим мышлением, не доверяют авторитетам вслепую или более устойчивы к чужим влияниям. А конце-концов, психологическую гигиену ещё никто не отменял.
И правила психологической гигиены должны вкладывать в головы начиная со школы, наравне с базовыми знаниями о внешнем мире. Эти правила просты, их можно сформулировать на совсем понятном уровне, и есть надежда, что цифры изменяться.

Признавайте свои ошибки.
Сохраняйте бдительность.
Учитесь брать на себя ответственность.
Цените и отстаивайте свою уникальность.
Не подчиняйтесь несправедливой власти.
Цените собственную свободу и независимость.
Будьте внимательны к обрамлению.
Отрегулируйте восприятие времени.
Не жертвуйте личными и гражданскими свободами ради иллюзии безопасности.
Будьте уверены, что сможете сопротивляться несправедливой системе.
(С) Ф. Зимбардо

Все же слышали про окно Овертона? Концепция наличия рамок допустимого спектра мнений в публичных высказываниях политиков и активистов с точки зрения текущего дискурса (С) Википедия
К психологии зла это тоже относится, и технологии, которые расширяют эти рамки допустимого вполне понятны и заметны стороннему наблюдателю. Однако, находясь в системе, мы, как те лягушки, варимся постепенно и, незаметно для себя, оказываемся уже втянутыми по самые уши.

За свой поступок я понесла наказание. Меня, самодостаточного подростка, поставили в угол, вместе с ещё двумя подельницами. Мы были героинями в глазах класса. Моей ошибкой могло было то, что я не привлекла на свою сторону учителей. Но вы же понимаете, да? Я знала, что никто меня серьезно не накажет. Что такое урок музыки в углу против насмешек и унижения, которые испытала моя одноклассница?

Поделиться

Deli

Оценил книгу

Мне следовало прочитать эту книгу ещё в 2014м, когда слава её была свежа, потому что, начав позже, я промаялся с ней четыре года. И не только из-за бесконечного объёма. Она ещё и невероятно нудная.

Думаю, главная беда здесь – это название. Мы все тогда ломанулись её покупать, потому что было очень интересно, что же такое невероятное может сделать человека злодеем. Жизненные условия? Отношения с другими людьми? Постоянный болевой синдром? Патология миндалевидного тела? Мне тоже было интересно. Я и сам злодей. Всегда ведь интересно почитать что-то про себя, а тут такая жирная претензия на экстремальную психологию.
   Так вот ничего этого в книге не было, она в принципе не планировалась как полноценное всестороннее исследование явления. И для осознания надо сперва понять, кем являлся её автор. Филип Зимбардо – психолог, который уже почти полвека назад проводил знаменитый стэнфордский тюремный эксперимент. Он хотел узнать, что происходит с людьми в заключении, а в итоге куда больший интерес вызвало скотское поведение охранников, таких же участников эксперимента. Все эти годы Зимбардо собирался написать по результатам хороший труд, но было как-то недосуг. Окончательно решился он лишь после событий иракской войны, когда в одной из тюрем американские солдаты начали обращаться с заключёнными немотивированно жестоко, точно так же, как когда-то было в Стэнфорде. Зимбардо понял, что это не единичные случаи, а явная тенденция, проявляющая коренные процессы социума и человеческой психики.
   Вот об этом речь и пойдёт.

Первая половина книги посвящена эксперименту: бесконечное, унылое, детальное изложение всех подробностей, по минутам, со стенограммами и последующими интервью. Знаете, что меня удивляет? Я не очень много знал об этом деле, а ведь "заключённых" там не били, кормили, ну да, немного издевались, заставляли отжиматься и делать музыкальные переклички. И это продлилось 6 дней. 6 дней, Карл! После чего они всю оставшуюся жизнь ныли, как же им было тяжело. Я жил в условиях куда большего ада, меня при том лупили до здеца едрёного – и это годами. Хочу ли я остаток жизни себя жалеть? Нафиг. Стал ли я злодеем? О да, детки, да здравствует тёмная сторона.
   Вторая половина книги рассказывает об иракской тюрьме – Зимбардо работал на стороне защиты у офицера, которого судили за все эти непотребства. Ну то есть он весь такой правильный американский мальчик, ему просто не повезло, это система прогнила. Кончается всё громогласными обвинениями в адрес правительства и Буша. В этой части мне больше всего понравилась фотка, как пытали какого-то мужика: надели на него чёрную хламиду, обкрутили якобы электрическими проводами. Отличная, зловещая, атмосферная крипота. Шедевр. Жаль, что он сам этого не видел.

Я бы мог сказать, что книга была интересна как некий экспириенс, но это не так. Она была очень скучной. Скорее уж, это точка зрения. Как точка зрения и психологическая теория – ок. Жалко, что явление рассмотрено так ограниченно: превращение доброго человека в монстра в условиях вседозволенности и круговой поруки. К сожалению, эти выводы нельзя экстраполировать на другие варианты и расклады (хотя на некоторые можно). Как труд о стэнфордском эксперименте и психологии тюремных и других замкнутых систем – тоже ок. А вот по широкой теме я б и сам мог лучше написать, но Роберт Сапольский меня опередил.

И напоследок скажу вот что (не забывайте, что я всё ещё злодей, но даже я не могу принять флюгерную мораль автора). Возможно, все эти хорошие мальчики и девочки так бы и оставались хорошими, если б не попали в ситуацию абсолютной власти. Да, она быстренько их развратила. Абсолютно. Хорошие мальчики бьют заключённых, скрывают их смерти, подвешивают на холоде, хорошие девочки фоткаются на фоне трупов, голых беззащитных людей, таскают их на поводке. Они это делали не потому, что им Буш приказал, а просто потому что могли. Помните, как говорил Пратчетт? "Самое главное в силе – это то, как ты её не используешь". У каждого есть возможность творить добро и зло, и под дулом пистолета заставляют их творить не так уж и часто. Так что выбор всегда за человеком.

Помните ещё, как говорил Джонатан Стрэндж? "Может ли волшебник магией убить человека? Волшебник, я думаю, может. Но джентльмен – не станет."

Зимбардо стоило бы это почитать, прежде чем бросаться обвинениями. Человек, к сожалению, ещё не до конца эволюционировал, а злая обезьяна внутри него очень любит пытки, концлагеря и зрелищные смертные казни. Увы, укротить эту обезьяну можешь лишь ты сам.

Поделиться

grausam_luzifer

Оценил книгу

Человек учит обезьяну нажимать курок пульверизатора, чтобы та разбрызгивала воду в жаркую погоду.
Затем Человек в жарком помещении вкладывает обезьяне в лапы заряженное ружье, взводит курок, кладёт обезьяний палец на спусковой крючок, наводит дуло на мишень.
Обезьяна нажимает на крючок и попадает точно в цель. Эксперимент!
Вместо картонной мишени оказывается человек. Нападение! Убийство! Кто в нём виноват? Конечно, Человек, давший примату оружие, а не обезьяна, нажавшая на спусковой крючок.

Это упрощённая схема логики сторонников теории влияния ситуационных факторов на поведение человека, где обезьяна суть человек, а субъект, научивший нажимать на крючок и давший затем ружье, - Система, определяющая поведение индивида. Впору возмутиться, что человечество зря эволюционировало, раз ушло от своих предков так недалеко в свободе выбора.

Филип Зимбардо – автор СТЭ (Стэнфордского Тюремного Эксперимента). Психологи зачастую изучают СТЭ на первом курсе в рамках общей и социальной психологии, а остальные могли получить исчёрпывающую информацию по следу, который СТЭ оставил в массовой культуре – от череды фильмов до одноимённой музыкальной группы. В «Эффекте Люцифера» Зимбардо упорядочивает и структурирует разрозненную информацию, расписывает поэтапно весь эксперимент от задумки до реализации, а потом от ежедневных наблюдений до удручающих результатов, дополняет непубликовавшимися прежде уточнениями, стенограммами, собственными заключениями и т.п.

СТЭ имеет широкое влияние на социальные науки. Были попытки воспроизвести СТЭ командой исследователей в университете Нового Южного Уэльса; идентичный эксперимент проводили в стенах психиатрической больницы города Элгин (вместо студентов-надзирателей и студентов-заключённых были сотрудники больницы, выполнявшие роль «пациента», и сотрудники, выполнявшие свои обычные обязанности); BBC тоже потоптались по идее Зимбардо, на что Зимбардо в книге тактично промолчал, но посоветовал пройти на сайт эксперимента и там прочитать, почему авторы эксперимента BBC дурачки и редиски.

Более того, видео-материалы и презентации по СТЭ используются в приютах для женщин, переживших насилие в семье и не только (им демонстрируют, как «хорошие» люди в определённых условиях могут становиться садистами, и что вины жертвы нет в том, что добропорядочный муженёк оказался тираном и деспотом), а также в рамках программы SERE (Survival, Evasion, Resistance and Escape), где после Корейской войны по примеру СТЭ создавали условия лагеря противника и готовили военных к противостоянию потенциальному моральному и физическому насилию, если они попадут в плен к врагу. Зимбардо подчёркивает, что программу SERE в Форт-Брэгге недаром критикуют, ведь вектор подготовки к потенциальному допросу сместился на разработку методов этого самого допроса в отношении тех, кто попадёт в плен к американцам.

Несмотря на всю важность СТЭ как социального явления, меня в первую очередь интересовали размышления Зимбардо о пытках в печально известной тюрьме Абу-Грейб (картинки вставлять не стану, кому интересно и кто не завтракал – в гугле всё уже приготовлено), потому что поведение американских военных по отношению к заключённым в нулевые болезненно напоминает поведение студентов-охранников в Стэнфорде 1971-го года, только куда бесчеловечнее, но оно и понятно – они не студенты, Абу-Грейб не эксперимент, и ограничений на физическое воздействие у них не было. Выводы насчёт Абу-Грейба всё те же, что были заявлены о природе насилия в «хороших» людях с первых страниц книги – не столько личные предрасположенности определяют поведение, сколько совокупность ситуационных факторов. Изначально СТЭ был направлен на изучение изменений в поведении именно заключённых, а точнее: как растворяется их идентичность, как меняется сознание в условиях заключения, а охранники должны были лишь добавлять достоверности фиктивному заключению. В результате же куда страшнее оказалось изменение (и какое быстрое!) личностей охранников.

Все участники эксперимента проходили набор тестов от шкалы макиавеллизма до шкалы личных качеств перед участием. Все они – усреднённый образ образованного студента 1970-х с бакенбардами и лохматыми причёсками. За ними не числились какие-то патологии поведения, приводы в полицию или наблюдение у психиатров, все они были обычными людьми, не выказывающими отклонений. По меркам Зимбардо они – те самые хорошие люди, делающие плохие вещи под влиянием ситуации, которые они бы никогда не сделали, не будь они в этой самой ситуации. Словом, они считаются невиноватыми.

Невольно вспоминается Джон Дуглас, отмечающий в Погружении во мрак такую набирающую популярность в 90-е линию защиты, когда адвокат подсудимого заявляет родителям убитой жертвы: «А чего вы хотели от человека, выросшего в таком обществе?», и которая снимает снимает с преступника личную вину и перевешивает её на мамок, папок и социум. Через эту линию происходит смещение вины преступника на жертву, которая вынудила его сделать то, что он сделал (одна из излюбленных ситуационными педофилами модель мышления).

В «Эффекте Люцифера» Зимбардо напоминает, что у любого человека так или иначе развиты механизмы когнитивной защиты, и что это нормально – думать, что уж ты-то на месте участников СТЭ, на месте «профессора» в эксперименте Милгрэма, на месте СС-овца в концлагере или охранника в тюрьме Абу-Грейб защитил бы свою духовную программу, не стал бы жертвой Системы, и уж тем более не потерял бы лицо Человека. Как показывает «Эффект Люцифера» – шанс разбудить в себе «зло» есть у каждого, были бы плечи Системы пошире, чтобы на них побольше ответственности переложить. Книга ощутимо может подорвать уверенность в себе и ближнем своём.

От себя хочу сказать, что оба подхода – диспозиционный (вина на человеке и только на нём) и ситуационный (оставьте человека, всем ругать абстрактного дядьку в правительстве и вчерашнюю грозу!), - нельзя применять обособленно друг от друга как единственно-возможные. Зимбардо порой противоречит сам себе, раскидывая тезисы «за» и «против» в обе стороны.
Общие методы противостояния Системе, описанные Зимбардо, безнадёжно устарели, но на то людям и дано критическое мышление, чтобы отсекать лишнее, адаптировать полученные выводы под современные реалии и не давать вводить себя в заблуждение.

Мысленно с Зимбардо я спорил всю книгу, каждый остался при своём, но одно могу сказать точно – если я и даю ружьё, то незаряженное, и не бездумной обезьяне, а людям, которые вольны выбирать сами, и которые могут и должны нести ответственность за свои решения и действия, даже если их воспитали потомственные маргиналы.
Пиу-пиу!

текст буквами ещё раз свернуть

Поделиться

зло, которое проистекает из обычного мышления и совершается обычными людьми, является нормой, а не исключением
19 апреля 2021

Поделиться

Можно сказать, что героизм имеет четыре основных особенности:
19 апреля 2021

Поделиться

Большие злодеяния всегда начинаются с маленьких шагов, которые кажутся незаметными. Но помните, зло — это наклонная плоскость.
19 апреля 2021

Поделиться

Еще 591 цитата

Автор книги

Переводчик