Книга или автор

У истоков пирамид

4,0
1 читатель оценил
317 печ. страниц
2019 год
16+
Оцените книгу

О книге

Роман ведет читателя к «истокам пирамид» — на его страницах тщательно воссоздается жизнь додинастического Египта IV тыс. до н.э., у самых начал будущей цивилизации фараонов. Археологам то время известно лишь по «немым» находкам. Но на страницах книги люди, создававшие эти археологические памятники, оживают — они думают и мечтают, любят и ненавидят. Кипевшие пять с половиной тысяч лет назад страсти не так уж сильно отличаются от современных.

Читайте онлайн полную версию книги «У истоков пирамид» автора Евгения Саржина на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «У истоков пирамид» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Год издания: 2019

ISBN (EAN): 9785005096722

Объем: 571.1 тыс. знаков

Отзывы на книгу «У истоков пирамид»

  1. metaloleg
    Оценил книгу
    Нижний Египет, Додинастический период, IV тыс. до н.э. Палетка в форме рыбы из дельты Нила, где эта вещь и была изготовлена. Возможно похожей пользовалась и героиня книги из Верхнего Египта. Kunsthistorisches Museum, Вена.

    Этот "протоисторический роман" о Додинастическом Египте написал мой старый знакомый филолог и переводчик из Харькова по имени Евгений, с которым мы заочно по форумам и facebook'у знакомы уже лет пятнадцать, не меньше. Когда Женя озвучил идею, что хочет написать роман про доисторический период человечества я был среди тех, кто напросился его читать взамен на отзыв, потому я и делюсь своими мыслями. Сам роман вышел в электронном виде на ресурсе Ridero.ru, желающие могут приобрести его там.

    Если не раскрывать сюжет дабы не портить интригу для будущих читателей, то в отзыве я напишу прежде всего о том, что "У истоков" должен был сказать современному читателю. Жизнь в эпохе перемен - всегда непростая вещь, что современным поколениям, что жившим 5.5 тысяч лет назад. Верхний Египет, район современного Идфу, исторического Эдфу, к югу от Луксора, к северу от первого Асуанского порога. Стык амратской и герзейской археологических культур, углубление расслоения первобытно-общинного строя. Люди еще помнят, что их когда-то кормила охота и собирательство, но прибрежные районы уже не дают столько дичи, и выращивание ячменя становится главным источником существования. Оставшаяся прослойка охотников становится шери, воинами, в противопоставлении медеша - земледельцам, но выделяются и каменотесы, и рыбаки, и даже пивовары. Все больше жмущиеся к Реке племена высыхающей пустыни ценятся речными обитателями как хорошие лучники и поставщики камней, используемых как украшения и для орудий. Раз выделяется прослойка воинов, значит появляются военные вожди-уари сосредотачивающие не только военную, но и зачастую административную функцию, переплетающуюся с религиозной. То есть весь роман наполнен таким подсознательным духом религиозных войн, которые ведут от имени своего небесного (или земного) покровителя. Селение, поклоняющееся Гору-соколу удачной засадой побившее воинов из селения Сома-отца - значит Гор сильнее, так этим рыбоедам и надо. Матриархат тоже силен, есть селение, где властвует персонификация богини - живая женщина с культом воплощения будущей Хатхор, есть просто женские и мужские божественные охранители, с соответствующими разделением труда на жрецов и жриц. Соответственно, жизнь простого человека наполнена духами, что отвечают и за охоту, и за здоровье, эти духи всегда упоминаются в разговорах, в чем жителей древнего Египта на страницах книги можно сравнить... с американскими индейцами из книг Купера и других подобных писателей, те тоже часто связывали любое явление природы с их потусторонними воплощениями. Экспансия в доисторические времена - это уже прогресс: не устроить тотальный геноцид при победе, а заставить их поклоняться своему божеству, увезти дочь погибшего вражеского уари служить своим богиням, убедить принести жертвы своему покровителю, будь то корова или крокодил. Но приверженность своим старым привычным покровителям на страницах романа зачастую граничит с фанатизмом, чтобы не отрываться от своих корней герои осмысленно идут и на смерть, и на преступления. И как римские гаруспики напряженно всматриваются в поведении жертвы на условном алтаре в поисках обратной связи благоволения покровителя.

    Я читал еще и с точки зрения экономики и быта первобытно-общинного общества. В селениях еще мотыжное земледелие, то есть люди довольствуются тем, что река дает им при разливах, но нет еще искусственной ирригации, для этого нужно явно больше работников, чем пара-другая сотен взрослых мужчин в селении. До этого еще несколько сотен лет. Мало на страницах романа и меди - Египет был в стороне от первых очагов металлообработки, как и тысячелетия назад широко используется камень, всевозможные самоцветы являются универсальной валютой для обмена между селениями. Более того - воины Реки идут вглубь пустыни со своеобразной торгово-военной миссией чтобы убедить или заставить кочевые племена вновь торговать с ними, как клялись их деды. А землевладельцев-медеша, как и феллахов при мамлюках или англичанах в целом трудно раскачать на решительные действия, чтобы не случилось, они как всегда будут ждать разлива Нила и выращивать зерно.

    В общем, приключенческий роман с заметным этнографическим уклоном для раскрытия психологии древнего человека и поиска истока цивилизации, пока на основе прежде всего общей религии.