Книга или автор
  • Эрнест Хемингуэй - За рекой, в тени деревьев
    4,4
    Стандарт
    Осенняя Венеция. Холодная, но при этом не менее величественная и прекрасная… Что влечет сюда главного героя – пожилого полковника Ричарда Кантуэлла, защищавшего этот город во время войны? Воспоминания о былом. Тоска по ушедшей молодости. Попытка освободиться от ошибок прошлого. И… настоящая и еди...
    Осенняя Венеция. Холодная, но при этом не менее величественная и прекрасная… Что влечет сюда главного героя – пожилого полковника Ричарда Кантуэлла, защищавшего этот город во время войны? Воспоминания о былом. Тоска по ушедшей молодости. Попытка освободиться от ошибок прошлого. И… настоящая и еди...
  • Джордж Оруэлл - Дни в Бирме
    4,5
    Премиум
    «Дни в Бирме» – ранний роман Оруэлла, в котором он вступает в своеобразное литературное противоборство с Киплингом. Жизнь англичан колонистов в Бирме, единых в чувстве превосходства над аборигенами, но разобщенных внутренне, измученных снобизмом и мелкими распрями. Судьбы местных обитателей, с ви...
    «Дни в Бирме» – ранний роман Оруэлла, в котором он вступает в своеобразное литературное противоборство с Киплингом. Жизнь англичан колонистов в Бирме, единых в чувстве превосходства над аборигенами, но разобщенных внутренне, измученных снобизмом и мелкими распрями. Судьбы местных обитателей, с ви...
  • Сомерсет Моэм - Время и книги (сборник)
    4,2
    Стандарт
    Сборники «Десять величайших романов человечества» и «Точки зрения» – это остроумные, оригинальные размышления о времени, жизни и литературе, нестандартные и яркие заметки о достоинствах и недостатках гениев. Моэм не признает авторитетов в искусстве и по-своему оценивает произведения Стендаля и Ге...
    Сборники «Десять величайших романов человечества» и «Точки зрения» – это остроумные, оригинальные размышления о времени, жизни и литературе, нестандартные и яркие заметки о достоинствах и недостатках гениев. Моэм не признает авторитетов в искусстве и по-своему оценивает произведения Стендаля и Ге...
  • Эрих Мария Ремарк - Возлюби ближнего своего. Ночь в Лиссабоне
    4,8
    Премиум
    «Возлюби ближнего своего» – роман о немецких эмигрантах, вынужденных скитаться по предвоенной Европе. Они скрываются, голодают, тайком пересекают границы, многие из их родных и близких в концлагерях. Потеряв родину и привычный уклад жизни, подвергаясь смертельной опасности, герои Ремарка все же н...
    «Возлюби ближнего своего» – роман о немецких эмигрантах, вынужденных скитаться по предвоенной Европе. Они скрываются, голодают, тайком пересекают границы, многие из их родных и близких в концлагерях. Потеряв родину и привычный уклад жизни, подвергаясь смертельной опасности, герои Ремарка все же н...
  • Джек Лондон - Время-не-ждет
    4,6
    Стандарт
    «Время-не-ждет» прозвали лихого Элама Харниша на золотых приисках Аляски. И он действительно привык жить так, будто завтрашнего дня не существует, с жадностью вырывать у судьбы все, что только можно, наслаждаться даже опасностью, словно увлекательной игрой. «Все или ничего», – таков был его девиз...
    «Время-не-ждет» прозвали лихого Элама Харниша на золотых приисках Аляски. И он действительно привык жить так, будто завтрашнего дня не существует, с жадностью вырывать у судьбы все, что только можно, наслаждаться даже опасностью, словно увлекательной игрой. «Все или ничего», – таков был его девиз...
  • Ирвин Шоу - Вершина холма
    4,5
    Стандарт
    …Он рисковал. Рисковал снова и снова. Он играл со смертью. Играл, чтобы ощутить вкус к жизни. Он не мог существовать по-другому. Не знал иного способа убежать от себя. Если убежать от себя вообще возможно. А если нет – что тогда?
    …Он рисковал. Рисковал снова и снова. Он играл со смертью. Играл, чтобы ощутить вкус к жизни. Он не мог существовать по-другому. Не знал иного способа убежать от себя. Если убежать от себя вообще возможно. А если нет – что тогда?
  • Уильям Голдинг - Воришка Мартин
    4,2
    Стандарт
    Лейтенант потерпевшего крушение торпедоносца по имени Кристофер Мартин прилагает титанические усилия, чтобы взобраться на неприступный утес и затем выжить на голом клочке суши. В его сознании всплывают сцены из разных периодов жизни, жалкой, подленькой, – жизни, которой больше подошло бы слово «в...
    Лейтенант потерпевшего крушение торпедоносца по имени Кристофер Мартин прилагает титанические усилия, чтобы взобраться на неприступный утес и затем выжить на голом клочке суши. В его сознании всплывают сцены из разных периодов жизни, жалкой, подленькой, – жизни, которой больше подошло бы слово «в...
  • Оноре де Бальзак - Гобсек. Отец Горио (сборник)
    4,8
    Стандарт
    «Гобсек» и «Отец Горио». Два самых известных произведения из цикла «Человеческая комедия».Циничный и умный ростовщик не останавливается ни перед чем ради наживы, алчность заставляет его идти на сомнительные авантюры и, совершенно не испытывая мук совести, калечить человеческие судьбы…Медленно уми...
    «Гобсек» и «Отец Горио». Два самых известных произведения из цикла «Человеческая комедия».Циничный и умный ростовщик не останавливается ни перед чем ради наживы, алчность заставляет его идти на сомнительные авантюры и, совершенно не испытывая мук совести, калечить человеческие судьбы…Медленно уми...
  • Генрих Бёлль - Бильярд в половине десятого
    4,4
    Стандарт
    Война окончена? Возможно. Но… не для тех, по чьим судьбам она прошлась тяжело и беспощадно. Германия восстановилась и процветает? Возможно – для тех, кто, согласно глубокому символизму романа Бёлля, принял «причастие буйвола». Они не всегда преступники, и руки их исконных противников – «агнцев» –...
    Война окончена? Возможно. Но… не для тех, по чьим судьбам она прошлась тяжело и беспощадно. Германия восстановилась и процветает? Возможно – для тех, кто, согласно глубокому символизму романа Бёлля, принял «причастие буйвола». Они не всегда преступники, и руки их исконных противников – «агнцев» –...
  • Андре Моруа - Открытое письмо молодому человеку о науке жить. Искусство беседы
    4,6
    Стандарт
    Излюбленный Моруа эпистолярный жанр, восходящий к эпохе классицизма, в котором созданы «Открытое письмо…» и «Искусство беседы», позволяет писателю придать доверительный тон общению с читателем при обсуждении самых сложных жизненных вопросов. В то же время публицистичный характер произведений, их ...
    Излюбленный Моруа эпистолярный жанр, восходящий к эпохе классицизма, в котором созданы «Открытое письмо…» и «Искусство беседы», позволяет писателю придать доверительный тон общению с читателем при обсуждении самых сложных жизненных вопросов. В то же время публицистичный характер произведений, их ...