«Грозовой перевал» читать онлайн книгу 📙 автора Эмили Бронте на MyBook.ru
image
Грозовой перевал

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.38 
(471 оценка)

Грозовой перевал

344 печатные страницы

2017 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Любителям «страшилок» просьба обратить внимание: готический роман, неоднократно упоминающийся в вампирской саге «Сумерки», и одновременно самая романтическая книга всех времен – «Грозовой перевал» Эмили Бронте. Трагедия разворачивается на фоне мрачных вересковых пустошей в «дьявольской книге, немыслимом чудовище, объединившем все самые сильные женские наклонности…».

читайте онлайн полную версию книги «Грозовой перевал» автора Эмили Бронте на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Грозовой перевал» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1847Объем: 619366
Год издания: 2017Дата поступления: 19 ноября 2020
ISBN (EAN): 9785040890347
Переводчик: Анастасия Грызунова
Правообладатель
19 440 книг

Поделиться

satal

Оценил книгу

Мне нравится читать книги, написанные женщинами, потому что я мужчина и потому что женщины пишут реже, чем мужчины.

Еще больше мне нравится читать хорошие книги, написанные женщинами, потому что женщины пишут реже, чем мужчины и потому что хороших книг меньше, чем плохих.

А читать хорошие книги, написанные женщинами о мужчинах должен вообще каждый, кому в конце тоннеля нужен свет.

А «Грозовой перевал» - это настолько сильная психологическая книга, написанная женщиной о мужчине, что я отказываюсь обращать внимание и на беспросветное страдание каждого персонажа и предмета, и на наивность некоторых сюжетных прожилок, и на мнения людей, которые не отказываются обращать на это внимание.

Хитклиф, дамы и господа! Только о нем стоит поговорить отдельно от всех остальных. Самый главный главный герой, хотя и не герой ни разу. Все началось с него, им же все и заканчивается. Доброе дело его приемного отца оборачивается самой большой трагедией, расплачиваться за которую приходится не только ему, но и всей Галактике, живущей в радиусе нескольких миль и десятков лет от пригретого малыша.

При обсуждении «перевала» много говорится о том, что «вот взять его гений, да в продуктивное русло…». Но ничего бы не вышло просто потому, что Хитклиф не гениален. Нет-нет. Он изобретателен и вероломен. Он эгоистичен до крайней степени, поэтому ему, как и всем подобным эгоистам, проще, чем остальным людям, использовать абсолютно каждое обстоятельство в своих целях. Удачливость или, если угодно, успех его схем обусловлен самоосвобождением от всех моральных ограничений, а не гениальностью. Он замкнулся в обидах и вместо того, чтобы улучшить свое будущее, как сделал бы развитый человек (не говоря о гениальном), жил тем, что ломал настоящее всех, кого знал.

Что, неужели ничего достойного в Хитклифе нет? Есть. У него потрясающее чувство черного юмора, которым он активно пользовался. Я тоже иногда таким пользуюсь. Из-за чувства юмора Хитклифа я и прочитал эту книгу – нас с ним однажды сравнили. Но я-то знаю, что в итоге это сыграло с ним чисто хитклифовскую шутку. Я стараюсь не злоупотреблять.

24 февраля 2012
LiveLib

Поделиться

zhem4uzhinka

Оценил книгу

(В этой рецензии однозначно будут спойлеры)

Как же! Они! Все! Меня! Бесят!!
Эта сумасбродная Кэтрин, которая обожает капризно топать ножками, когда что-то идет наперекор ее желанию, и тем решает абсолютно все жизненные проблемы – и ведь дотопалась до настоящего нервного истощения и умопомешательства, смотри-ка. А может быть, если бы кто-нибудь догадался вылить вовремя ведро воды ей на голову в разгар одной из первых истерик, из нее получился бы нормальный человек.

Этот отвратительный пьяница Хиндли с его неуместной детской ревностью отца к найденышу, а позже – с вопиющим пренебрежением к собственному сыну.

Этот мерзостный нытик Линтон – пожалуй, самое гадостное существо, какое только встречается в романе; пусть хоть двадцать раз слабенький и болезный мальчик, с его ахами-охами и вечной жалостью к себе он не вызывает ровно никакого сочувствия.

Даже в общем-то милая Нелли, которая порой просто поражает своей какой-то бабьей глупостью, неумением смолчать, когда нужно, и вмешаться, когда требуется, неспособностью ни заставить слушаться вверенного ей ребенка, ни обратиться к «высшей инстанции» за помощью, раз уж девочка няню слушаться не хочет.

И над всеми ними, а также остальными персонажами, которые вызывают не такой бурный гнев, а лишь легкое огорчение, высится Хитклиф, безродный дикарь, который вызывает отторжение на грани с восхищением. Изумительный персонаж: появившийся ниоткуда, злобный, как сам черт из преисподней, с вечно горящими глазами и звериным оскалом на лице, демонический и страшный, но в то же время способный на животную, болезненную и безумную преданность, на какую не способен ни один из благородных и добросердечных персонажей романа.

«Грозовой перевал» - это царство мрачных, несчастных и истерических до неправдоподобия характеров. Это вереница человеческих пороков – злоба и пьянство, самовлюбленность и жалость к себе, глупость и мягкотелость. Это роман, в котором вой холодного ветра не смолкает даже в теплый, погожий денек. Это роман с замечательным эффектом эха: дети продолжают судьбу своих родителей и зачастую повторяют их ошибки.

Правда, в этом романе гены светловолосой нежной девицы побеждают цыганские гены ее черноволосого мужа, а от собственных надуманных истерик можно заболеть, сойти с ума и отбросить копыта. И главное, слишком уж явно всем обитателям Грозового перевала и соседней Мызы Скворцов толком нечем заняться, настолько, что и читатель может немного заскучать.

10 ноября 2014
LiveLib

Поделиться

Shishkodryomov

Оценил книгу

Хитклиф не закатывал идиотских пафосных вечеринок в честь любимой и не улыбался честной слащавой улыбочкой, чтобы всех очаровать. И вообще, Хитклиф был предельно честен по отношению ко всем. Хотел устроить случку, оженить молодых - прямо об этом говорил и пояснял, для чего это ему нужно. И прежде чем применять методы уголовного розыска, заставляющие невиновных признаваться в несодеянном, объяснял испытуемым - что их ждет и с какой целью. Как-то не укладывается в образ лукавого сатаны. Но я с ним согласен - к чему притворство, если вокруг не люди, а одна слизь. Вырождение благородных, которых лишний раз окунают мордой в грязь, окружающую Скворцы и Грозовой Перевал, налицо.

Мы умнее, мы злее, мы изобретательнее, мы лучше знаем жизнь и всегда добиваемся успеха. Мы уверены в себе и только смеемся над жалкими обвинениями в аморальности, которые наивные девушки выдвигают Хитклифам, Жоржам Дюруа, Скарлетт ОХара. Мораль - это жалкое утешение для неудачников, еще меньшее, чем религия. Если нам будет нужно - мы придем и вас используем тоже. Причем вы будете думать, что потратились на себя или найдете себе какое-нибудь нелепое утешение. Сие нас не волнует. Мы прекрасно себя чувствуем. Для вас же, жалкие лоховатые рабы своих страхов и условностей, существуют всякие слезливые книги, где умелыми авторами описываются наши якобы терзания по поводу всякой чепухи. Эти книги входят в нашу стройную безотказную систему и написаны специально для вас. Их авторы - наши люди, а всякое дурацкое обоснование причинам их создания вы уже придумали сами. А ваше дело телячье - верить и изливать свое негодование на страницах дневников, рецензий, еще в какую-нибудь порожняковую пустоту. Главное, чтобы ваши жалобы не мешали нам лучше усваивать блага. Ничем другим вы все равно помешать не сможете. Поэтому максимум, что нам угрожает - это потерять аппетит. Но есть старое доброе правило - не читать перед едой советских газет.

По существу произведение закончилось в момент смерти Кэтрин. Хитклиф и дальше ходил, молчал, вершил свое черное дело, но сие уже неважно. Единственный шанс жить был упущен, но Хитклиф не такой болван, чтобы, подобно шекспировским героям, спрыгнуть с живописной скалы. Далее Хитклиф не живет, а издевается - продолжая тем самым любить Кэтрин, своею ежеминутной черной ненавистью это подтверждая. Менее смелый человек поискал бы счастья в другом. Вместе с ним издевается над читателями Эмили Бронте. Все эти уродливые образы в произведении радуют своим разнообразием. Каждый из героев уродлив по-своему. Начиная с Линтона (Хитклиф и Кэтрин вне конкурса, ибо они профи) и заканчивая неадекватной ключницей, от имени которой в основном и идет повествование. Чтобы там не писали по поводу происхождения произведения, можно быть уверенным, что подобные переживания невозможно вынести из каких-то посторонних рассказов. Эмили довелось многое скрыть от истории. К сожалению, биографии отдельно, без ее сестер, не существует.

По накалу страстей и живительной силе изображения настоящей любви произведение далеко опережает все возможные классические аналоги (даже здесь что-то такое наблюдается). Ромео и Джульетта отдыхают на травке в обществе всяких Вертеров, ждут когда начнется следующий акт. Тургеневские барышни нервно курят в сторонке, постоянно оглядываясь и пряча папироски в кулаках. Анна Каренина в исступлении бьется головой о рельсы, не зная, что чинить эту железнодорожную ветку будут еще долго.

Парадоксальным и гениальным образом Эмили Бронте нарисовала всепоглощающую картину ненависти человеческой Хитклифа к тем, кто так или иначе повинен в его разлуке с любимой, да и ко всему роду людскому. Если понять истоки этой злобы и присовокупить к ним душераздирающую картину последней встречи Кэтрин и Хитклифа, то можно еще раз убедиться, что любовь и ненависть имеют абсолютно одинаковую природу. Кстати, самый ужасный момент, если полагаться на разум, приходится на эпизод , когда Кэтрин возвращается из Скворцов в чистом платье (любители спойлеров все равно не поймут).

Любовь между представителями разных социальных групп - сие всегда будет актуально и всегда будет иметь место в обществе. Любовь между представителями различных рас - особенно. Причем это абсолютно нигде в произведении не отмечено даже намеком. "Грозовой перевал" совершенно реалистичен, здесь нет ничего нелепого и надуманного. Животная сила дикой природы воплотилась в Хитклифе и прошла сквозной темой, перемежая между собой образ главного героя и сам Грозовой Перевал. Произведение скорее всего не о любви по задумке автора, но кто об этом помнит?

В итоге перед нами величайшее произведение всех времен, где сила любви парадоксальным образом показана с помощью ненависти. Эмили Бронте, умершая в возрасте 30 лет, не зря приходила в этот мир.

15 января 2015
LiveLib

Поделиться

подобном состоянии я дальше жить не могу! Я принужден напоминать себе дышать… чуть ли не напоминать сердцу биться! Словно разгибаешь заржавленную пружину – я усильем заставляю себя совершать малейшие движенья, не порожденные единственной моей мыслью, и с усильем замечаю все вокруг, живое или же мертвое, – все то, что не связано с одной всеобъемлющей идеей. Мною владеет лишь одно желанье; все мое существо, все чувства стремятся к нему. Они стремятся к нему давно и непреклонно – я убежден, что оно сбудется, и скоро, ибо оно уничтожило мое бытие; меня всего поглотило предвкушенье. Признания не облегчают мне душу, однако могут объяснить некие мои настроенья, иначе не объяснимые. О Боже мой! Как долго длится эта битва; хоть бы она уже закончилась!»
8 мая 2020

Поделиться

Бояться смерти? Нет, – сказал он. – У меня нет ни страха, ни предчувствия смерти, ни надежды на нее. Да и с чего бы? Телом я крепок, жизнь веду умеренную, занятия мои неопасны; на сей земле я должен протянуть – как оно наверняка и случится, – пока голова моя почти не лишится черных волос. И однако
8 мая 2020

Поделиться

И я возношу лишь одну молитву – твержу ее, пока не онемеет язык, – Кэтрин Эрншо, да не упокоишься ты, пока я жив; ты сказала, что я тебя убил, – ну так являйся мне! Если не ошибаюсь, убитые ведь не покидают своих убийц. Я знаю, что призраки взаправду бродят по земле. Пребудь со мною вечно… прими любой облик… сведи меня с ума! только не бросай меня в этой бездне, где мне тебя никак не найти! О Господи! это невыразимо! Я не могу жить без моей жизни! Я не могу жить без моей души!» Он
7 мая 2020

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой