«Грозовой Перевал» читать онлайн книгу📙 автора Эмили Бронте на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.39 
(258 оценок)

Грозовой Перевал

404 печатные страницы

2016 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Аренда книги
24 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

«Грозовой перевал» Эмили Бронте — главная романтическая книга всех времен. Действие романа происходит на вересковых пустошах Йоркшира, которые благодаря этому роману стали популярным местом в Англии среди туристов. История роковой любви Хитклифа, приемного сына владельца поместья «Грозовой Перевал», к дочери хозяина Кэтрин вот уже второе столетие подряд волнует миллионы читательниц по всему миру. Эмили Бронте - английская поэтесса и писательница, из под пера которой вышел всего один роман - «Грозовой перевал», который и принес ей мировую славу.

читайте онлайн полную версию книги «Грозовой Перевал» автора Эмили Бронте на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Грозовой Перевал» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Татьяна Черняк

Год издания: 

2016

Дата поступления: 

22 января 2018

Объем: 

727344

Поделиться

Shishkodryomov

Оценил книгу

Хитклиф не закатывал идиотских пафосных вечеринок в честь любимой и не улыбался честной слащавой улыбочкой, чтобы всех очаровать. И вообще, Хитклиф был предельно честен по отношению ко всем. Хотел устроить случку, оженить молодых - прямо об этом говорил и пояснял, для чего это ему нужно. И прежде чем применять методы уголовного розыска, заставляющие невиновных признаваться в несодеянном, объяснял испытуемым - что их ждет и с какой целью. Как-то не укладывается в образ лукавого сатаны. Но я с ним согласен - к чему притворство, если вокруг не люди, а одна слизь. Вырождение благородных, которых лишний раз окунают мордой в грязь, окружающую Скворцы и Грозовой Перевал, налицо.

Мы умнее, мы злее, мы изобретательнее, мы лучше знаем жизнь и всегда добиваемся успеха. Мы уверены в себе и только смеемся над жалкими обвинениями в аморальности, которые наивные девушки выдвигают Хитклифам, Жоржам Дюруа, Скарлетт ОХара. Мораль - это жалкое утешение для неудачников, еще меньшее, чем религия. Если нам будет нужно - мы придем и вас используем тоже. Причем вы будете думать, что потратились на себя или найдете себе какое-нибудь нелепое утешение. Сие нас не волнует. Мы прекрасно себя чувствуем. Для вас же, жалкие лоховатые рабы своих страхов и условностей, существуют всякие слезливые книги, где умелыми авторами описываются наши якобы терзания по поводу всякой чепухи. Эти книги входят в нашу стройную безотказную систему и написаны специально для вас. Их авторы - наши люди, а всякое дурацкое обоснование причинам их создания вы уже придумали сами. А ваше дело телячье - верить и изливать свое негодование на страницах дневников, рецензий, еще в какую-нибудь порожняковую пустоту. Главное, чтобы ваши жалобы не мешали нам лучше усваивать блага. Ничем другим вы все равно помешать не сможете. Поэтому максимум, что нам угрожает - это потерять аппетит. Но есть старое доброе правило - не читать перед едой советских газет.

По существу произведение закончилось в момент смерти Кэтрин. Хитклиф и дальше ходил, молчал, вершил свое черное дело, но сие уже неважно. Единственный шанс жить был упущен, но Хитклиф не такой болван, чтобы, подобно шекспировским героям, спрыгнуть с живописной скалы. Далее Хитклиф не живет, а издевается - продолжая тем самым любить Кэтрин, своею ежеминутной черной ненавистью это подтверждая. Менее смелый человек поискал бы счастья в другом. Вместе с ним издевается над читателями Эмили Бронте. Все эти уродливые образы в произведении радуют своим разнообразием. Каждый из героев уродлив по-своему. Начиная с Линтона (Хитклиф и Кэтрин вне конкурса, ибо они профи) и заканчивая неадекватной ключницей, от имени которой в основном и идет повествование. Чтобы там не писали по поводу происхождения произведения, можно быть уверенным, что подобные переживания невозможно вынести из каких-то посторонних рассказов. Эмили довелось многое скрыть от истории. К сожалению, биографии отдельно, без ее сестер, не существует.

По накалу страстей и живительной силе изображения настоящей любви произведение далеко опережает все возможные классические аналоги (даже здесь что-то такое наблюдается). Ромео и Джульетта отдыхают на травке в обществе всяких Вертеров, ждут когда начнется следующий акт. Тургеневские барышни нервно курят в сторонке, постоянно оглядываясь и пряча папироски в кулаках. Анна Каренина в исступлении бьется головой о рельсы, не зная, что чинить эту железнодорожную ветку будут еще долго.

Парадоксальным и гениальным образом Эмили Бронте нарисовала всепоглощающую картину ненависти человеческой Хитклифа к тем, кто так или иначе повинен в его разлуке с любимой, да и ко всему роду людскому. Если понять истоки этой злобы и присовокупить к ним душераздирающую картину последней встречи Кэтрин и Хитклифа, то можно еще раз убедиться, что любовь и ненависть имеют абсолютно одинаковую природу. Кстати, самый ужасный момент, если полагаться на разум, приходится на эпизод , когда Кэтрин возвращается из Скворцов в чистом платье (любители спойлеров все равно не поймут).

Любовь между представителями разных социальных групп - сие всегда будет актуально и всегда будет иметь место в обществе. Любовь между представителями различных рас - особенно. Причем это абсолютно нигде в произведении не отмечено даже намеком. "Грозовой перевал" совершенно реалистичен, здесь нет ничего нелепого и надуманного. Животная сила дикой природы воплотилась в Хитклифе и прошла сквозной темой, перемежая между собой образ главного героя и сам Грозовой Перевал. Произведение скорее всего не о любви по задумке автора, но кто об этом помнит?

В итоге перед нами величайшее произведение всех времен, где сила любви парадоксальным образом показана с помощью ненависти. Эмили Бронте, умершая в возрасте 30 лет, не зря приходила в этот мир.

Поделиться

zhem4uzhinka

Оценил книгу

(В этой рецензии однозначно будут спойлеры)

Как же! Они! Все! Меня! Бесят!!
Эта сумасбродная Кэтрин, которая обожает капризно топать ножками, когда что-то идет наперекор ее желанию, и тем решает абсолютно все жизненные проблемы – и ведь дотопалась до настоящего нервного истощения и умопомешательства, смотри-ка. А может быть, если бы кто-нибудь догадался вылить вовремя ведро воды ей на голову в разгар одной из первых истерик, из нее получился бы нормальный человек.

Этот отвратительный пьяница Хиндли с его неуместной детской ревностью отца к найденышу, а позже – с вопиющим пренебрежением к собственному сыну.

Этот мерзостный нытик Линтон – пожалуй, самое гадостное существо, какое только встречается в романе; пусть хоть двадцать раз слабенький и болезный мальчик, с его ахами-охами и вечной жалостью к себе он не вызывает ровно никакого сочувствия.

Даже в общем-то милая Нелли, которая порой просто поражает своей какой-то бабьей глупостью, неумением смолчать, когда нужно, и вмешаться, когда требуется, неспособностью ни заставить слушаться вверенного ей ребенка, ни обратиться к «высшей инстанции» за помощью, раз уж девочка няню слушаться не хочет.

И над всеми ними, а также остальными персонажами, которые вызывают не такой бурный гнев, а лишь легкое огорчение, высится Хитклиф, безродный дикарь, который вызывает отторжение на грани с восхищением. Изумительный персонаж: появившийся ниоткуда, злобный, как сам черт из преисподней, с вечно горящими глазами и звериным оскалом на лице, демонический и страшный, но в то же время способный на животную, болезненную и безумную преданность, на какую не способен ни один из благородных и добросердечных персонажей романа.

«Грозовой перевал» - это царство мрачных, несчастных и истерических до неправдоподобия характеров. Это вереница человеческих пороков – злоба и пьянство, самовлюбленность и жалость к себе, глупость и мягкотелость. Это роман, в котором вой холодного ветра не смолкает даже в теплый, погожий денек. Это роман с замечательным эффектом эха: дети продолжают судьбу своих родителей и зачастую повторяют их ошибки.

Правда, в этом романе гены светловолосой нежной девицы побеждают цыганские гены ее черноволосого мужа, а от собственных надуманных истерик можно заболеть, сойти с ума и отбросить копыта. И главное, слишком уж явно всем обитателям Грозового перевала и соседней Мызы Скворцов толком нечем заняться, настолько, что и читатель может немного заскучать.

Поделиться

Psyhea

Оценил книгу

К этой книге я шла долго. Сначала открыла Остин, вычитала всю. Затем обнаружила Шарлоту Бронте, пока прочла только «Джейн Эйр». И вот, наконец-то, лапки добрались до Эмили Бронте.

Хочется отметить, что книга стала для меня неожиданным открытием. «Джейн Эйр», в целом была гораздо тяжелее, чем Остиновские романы, но «Грозовой перевал» по тяжести оставил ее далеко позади.

Здесь вы не найдете нравственных ориентиров и идеальных персонажей. Они все, я подчеркиваю, абсолютно ВСЕ! спорные. Злые, резкие, себялюбивые, трусливые, грубые, невежественные, гордые, злопамятные, хладнокровные, заносчивые, малодушные, жадные… Подбирать эпитеты можно до бесконечности. Здесь самые настоящие люди, со своими проблемами и переживаниями, желаниями и надеждами, недостатками и страхами. Пусть автор иногда слишком гротескно акцентировала некоторые нелицеприятные черты героев: дъявольщину Хитклифа-старшего, трусость Хитклифа-младшего, невежество Гэртона Эрншо, жадность Кэтрин Эрншо, гордость Кэтрин Линтон, пристрастность и опрометчивость Эллин Дин и прочее… От этого буйства характеров и теней произведение только ярче заиграло всеми красками на солнце.

В книге сконцентрирована сама суть готического романа, выраженная не в пейзажных изысках, а непосредственно в самих персонажах. Читателя пробирает дрожь, не от обманчивых болот и суровых скал, окружающих «Грозовой перевал», но от отвращения Кэти Линтон, ярости Хиндли Эрншо, отчаяния Хитклифа-старшего… Весь спектр отрицательных черт, действий и чувств, сосредоточенный на такой небольшой площади, не может не привести к столкновению характеров и кровным конфликтам, которые с годами станут только болезненнее и трагичнее.

ИТОГО: Великолепное исследование человеческой природы - суровой и эгоистичной. Не ожидала от романа такой силы и экспрессии. Потрясающее произведение. Советую всем, кто не чурается тяжелого чтения и копания в человеческой натуре.

Поделиться

Еще 2 отзыва
Я сказала, что в его раю я бы ходила сонная, а он сказал, что не смог бы дышать в моем, и стал нервничать
1 марта 2021

Поделиться

Ему нужно, чтобы все пребывало в радостном восторге покоя. Я же хочу, чтобы вокруг все двигалось и кружилось в чудесном празднестве
1 марта 2021

Поделиться

– Если бы я оказалась на небесах, Нелли, я была бы крайне несчастна. – Потому что Вы не заслуживаете, чтобы Вас туда отправили, – ответила я. – Все грешники были бы несчастны на небесах.
2 февраля 2021

Поделиться

Еще 78 цитат

Интересные факты

Считается, что прототипом Мызы Скворцов ("Thrushcross Grange"), - поместья Линтонов в романе Эмили Бронте "Грозовой Перевал", - стало место под названием Понден-Холл (Ponden Hall), расположенное недалеко от Стэнбери (Stanbury). Вот как описано это место Эмили Бронте в "Грозовом Перевале": "1801. Я только что вернулся от своего хозяина - единственного соседа, который будет мне здесь докучать. Место поистине прекрасное! Во всей Англии едва ли я сыскал бы уголок, так идеально удаленный от светской суеты. Совершенный рай для мизантропа!"
Особый интерес представляет надпись над дверью Понден-Холла: "The Old house now Standing was built by Robert Heaton for his son Michael, Anno Domini 1634. The old Porch and Peahouse was built by his Grandson Robert Heaton A.D 1680. The present building was rebuilt by his descendant R.H.1801." ("Старый дом был построен Робертом Хитоном для своего сына Михаила в 1634 году нашей эры. Старое Крыльцо и Пеахаус были построены его внуком Робертом Хитоном в 1680 году нашей эры. Настоящее здание было перестроено его потомком Р. Х. в 1801 году.") Наличие похожей надписи над дверью зафиксировано также и в романе Эмили Бронте, где это описано так: "Before passing the threshold, I paused to admire a quantity of grotesque carving lavished over the front, and especially about the principal door; above which, among a wilderness of crumbling griffins and shameless little boys, I detected the date '1500,' and the name 'Hareton Earnshaw.' I would have made a few comments, and requested a short history of the place from the surly owner; but his attitude at the door appeared to demand my speedy entrance, or complete departure, and I had no desire to aggravate his impatience previous to inspecting the penetralium". ("Прежде чем переступить порог, я остановился полюбоваться гротескными барельефами, которые ваятель разбросал, не скупясь, по фасаду, насажав их особенно щедро над главной дверью, где в хаотическом сплетении облезлых гриффонов и бесстыдных мальчуганов я разобрал дату "1500" и имя "Гэртон Эрншо"").Также предполагается, что место под названием Понден-Кирк (Ponden Kirk), находящееся недалеко от Стэнбери (Stanbury) в романе Эмили Бронте "Грозовой Перевал" обозначено как Пенистон-Крэг (Peniston Crag). Одной из возможных моделей самого Грозового Перевала ("Wuthering Heights"), как принято считать, стало место под названием Топ Уизенс (Top Withens) - разрушенный сельский домик, расположенный неподалеку от пастората Бронте.
Некоторое время существовала версия о том, что роман "Грозовой Перевал" был написан Патриком Брэнуэллом. Однако текстуальный анализ фрагментов прозы Патрика Брэнуэлла в сопоставлении с текстом романа Эмили не подтвердил эту точку зрения.
Версия основывалась на свидетельстве Фрэнсиса Гранди: "Патрик Бронте заявил мне - и сказанное его сестрой подтверждает это заявление, - что большую часть "Грозового перевала" написал он... Диковинные фантазии болезненного таланта, подобные тем, какими он потчевал меня во время наших долгих прогулок близ Ладденден-Фут, вновь появляются на страницах этого романа, и я склонен думать, что самый план книги создан не его сестрой, а им". Как-то раз двое приятелей Брэнуелла - Дирден и Лейленд - договорились встретиться с ним в гостинице по дороге к Кили, чтобы почитать друг другу свои поэтические произведения: и вот что писал Дирден примерно двадцать лет спустя в галифакской газете "Гардиан": "Я прочел первый акт "Королевы-демона"; но когда Брэнуелл пошарил в своей шляпе - обычном хранилище его мимолетных писаний на обрывках бумаги, - куда, как ему казалось, он положил рукопись своих стихов, он обнаружил, что по ошибке поместил туда несколько случайных страниц из романа, на котором он "пробовал руку". Огорченный разочарованием, которое он вызвал в друзьях, он хотел было положить бумаги обратно в шляпу, но оба друга принялись настаивать, чтобы он прочел то, что там написано, поскольку им было интересно, как он владеет пером прозаика. После некоторых колебаний он исполнил требуемое и занял наше внимание на час или около того, опуская по прочтении каждую страницу все в ту же шляпу. Повествование оборвалось внезапно, на середине фразы, и он рассказал нам продолжение viva voce, назвав по ходу дела подлинные имена прототипов своих героев; однако, поскольку некоторые из названных им лиц еще живы, я воздержусь от разглашения этих имен. Он сказал, что еще не решил, как озаглавить свое произведение и выразил опасение, что никогда не сможет найти издателя, который наберется смелости выпустить книгу в свет. Место действия прочитанного Брэнуеллом отрывка и участвующие в нем персонажи - насколько они получили развитие - были те же, что и в "Грозовом перевале", который, как убежденно заявляет Шарлотта, создан ее сестрой Эмили".

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика