Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Китаист

Китаист
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
1034 уже добавили
Оценка читателей
3.22

Новый роман букеровского лауреата Елены Чижовой написан в жанре антиутопии, обращенной в прошлое: в Великую Отечественную войну немецкие войска дошли до Урала. Граница прошла по Уральскому хребту: на Востоке – СССР, на Западе – оккупированная немцами Россия. Перед читателем разворачивается альтернативная история государств – советского и профашистского – и история двух молодых людей, выросших по разные стороны Хребта, их дружба-вражда, вылившаяся в предательство.

Читать книгу «Китаист» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
45

В детстве нас учили: красный и синий цвет плохо сочетаются между собой, поэтому и обложка "Китаиста" на первый взгляд выглядит так себе. Уже во время чтения понимаешь, что так и надо: две партии в романе диссонируют и пытаются задавить друг друга, хотя цветов там много больше. Красный — традиционно коммунистический, чёрный — нацистский, синий — "умеренно"-фашистский из альтернативной реальности, жёлтый — цвет национальных меньшинств. Впрочем, обо всём по порядку.

Многие поначалу напугались "Китаиста" из-за размаха заявленной тематики. Автор попыталась вообразить, что бы было бы, если бы нацисты оккупировали Советский Союз да так и остались победителями. Ситуация в романе действительно интересная: всё, что до Уральского хребта, уже много лет находится под властной немецкой пятой (а действие происходит в восьмидесятых, привет, Оруэлл!), называется Россией; всё что в Сибирской части — осталось самым махровым Советским Союзом, который настолько расстроен потерей территории, что отстроил новую Москву и Ленинград с такой же планировкой (но без блэкджека и всего сопутствующего) взамен утерянных. Исторические события альтернативной реальности тоже изменены, и их по чайной ложке надо вылавливать из текста, как только разберёшься с "теми" и "этими" столицами. Сталин умер в 1946 году, культ личности возник вокруг Берии, война затянулась вплоть до второй половины пятидесятых годов.

Читать моменты про представление нового дивного мира интереснее всего. Мы видим Россию ("Четвёртый Рейх") глазами советского пацана, который очень близок к наивным и параноидальным одновременно образам из лакировочной советской прозы. Вместо красных звёзд — свастики, вместо портретов Ленина — портреты Гитлера, мавзолей тоже при нём. Когда удивление от нового мира проходит, то понимаешь, что автор скорее нарисовала не диалог двух гипотетических культур, а разговор сквозь века. Выбившаяся вперёд в техническом потребительском плане сытая Россия напоминает нулевые или даже уже десятые годы нашего времени, с несколько утрированным быдляцким языком, в котором вместо мерзких англицизмов чуть более экзотичные германизмы. Если в Советском Союзе по-прежнему дефицит товаров и классическое нищебродство, зато высокая духовная планка (пусть и при весьма гниловатом внутреннем наполнении — в романе), то в России всё наоборот. Люди окозлились, обмельчали, прогнили и как-то опростились, но при этом неуловимо стали напоминать нынешний социум. Место бы потеплее, денег побольше, квартиру попросторнее, соседа уязвить побольнее. Идти по головам к успеху, продуктивности, высокой эффективности. Вспыхивать по поводу национальных конфликтов и любых других тоже — всех инвалидов, стариков, сексуальных меньшинств и прочих неугодных в нацистской России быстренько ликвидируют. Впрочем, проецировать Россию из романа на современную Россию можно лишь отчасти. В реальности наша современность — это смешение двух сторон из "Китаиста", всё-таки в нас много осталось от совка, как хорошего, так и не очень.

Дальше...

Россия всегда возмущала умы своим междусторонним расположением — то ли Европа, то ли Азия. "Китаист" показывает крайние радикальные стороны разделения на эти две ипостаси. Церемонный и скованный восток и бестактный развязный запад. Ни то, ни другое, не кажется чем-то здоровым.

Также очень интересно, конечно, наблюдать за воображаемыми лингвистическими приключениями, которые Чижова выписывает с особенной скрупулёзностью. "Нем-руский" в отличие от классического советского максимально опростился, обыдлился и утрировался. Самые короткие предложения, много мата и экспрессии, ещё больше сленга и жаргона. Немецкими словечками присыпано лишь чуть-чуть для колорита. В книге есть даже отрывки из классической литературы, переведённый на свежеизобретённый язык. Весьма любопытные.

Главный герой поначалу кажется ничем не примечательным товарищем, однако к концу книги устаёшь смотреть на мир его глазами. Во-первых, он не слишком умён, зато весьма самонадеян при крайней наивности. Он "засланный казачок" с замусоренными пропагандой мозгами, при этом рыльце у него всё равно в пушку, поэтому на его порывы "благородной ярости" по отношению к "проклятым капиталистам" смотреть как минимум смешно. К концу романа он и вовсе утомляет своим внутренним крохоборством при внешнем рыцарстве. Во-вторых, роман не зря назван "Китаист". Главный герой является специалистом по Китаю, а вот специалистом по людям, увы, не является никоим образом. В Китае он понимает больше, чем в России или даже в родном Советском Союзе (китайская грамота роднее своей — интересное издевательство над поговоркой). Зато этот щегол корчит из себя Джеймса Бонда (или, скорее, Штирлица) — смотреть забавно. Как только понимаешь, что рассказчик он ненадёжный и много чего происходит исключительно в его голове, так всё становится на свои места.

Очень жаль, что автор настолько заморочилась по выписыванию деталей новоизобретённого мира, что на цельный сюжет и полноценных героев (кроме главного, у которого даже тёмная подсознательная сторона чисто по Шьямалану рано или поздно выползет) сил не осталось. Сюжет очень рыхлый и следить за ним откровенно надоедает, даже уже неинтересно, чем всё это закончится. Посередине текста сюжет и вовсе забивается куда-то в угол и утопает в изобилии описаний мира, так что когда вдруг возвращается — удивляешься, что ты о нём вообще забыл. Иногда прямолинейность в символах кажется нарочитой и искусственной. Например, было у главного героя три сестры, Вера, Надежда и Любовь. Одна сестра при эвакуации из России в Советский Союз потерялась. Советская сторона считала, что потерялась и погибла Надежда, российская же сторона была уверена, что Надежда переехала в совок. Так и получилось, что любви-Любовей двойное количество, а Надежды нет совсем. Символично? Символично. Грубовато? Грубовато. Для текста, где много мелких деталей, которые нужно процеживать сквозь толщу событий и описаний, для понимания происходящего, это слабо.

В целом роман почитать интересно, особенно тем, кто много помнит про Советский Союз и умеет оперировать хотя бы школьным объёмом знаний по истории Отечества. Не из-за сюжета, не из-за смысла. Из-за ностальгии и восхитительных мелочей.

Читать полностью
majj-s
majj-s
Оценка:
30

Я  давно хотела прочесть эту книгу, да все случая не было, а  увидев  среди номинантов литературной премии,  тотчас поняла -  время пришло.   Елена Чижова "Китаист", нет, прежде не читала ничего, написанного Еленой Семёновной, но  теперь кажется, что сочетание имени,  фамилии и названия ещё раньше оттиснулось в памяти,  просто есть книги, о которых  точно знаешь  - окажется  стоящей.   И я не обманулась. 

Альтернативная история, не спешите презрительно морщить нос, такой вы ещё не видели. Вторая Мировая закончилась с иным результатом: не победой Советского Союза, хотя и не поражением. Москву и  Ленинград сдали, но преследовать отступающую за Урал советскую армию и мирное население (не беженцев, эвакуированных! ) обескровленные войска вермахта  не решились. Результатом стало образование двух государств: Советского Союза за Уральским хребтом И России, западнее его. Не  спешите понимающе  поигрывать бровями, плавали - знаем, я сначала тоже решила, что такой вариант развития событий описан в Ином небе Лазарчука, с некоторыми оговорками географическое деление на Россию и Сибирь почти совпадает. На этом сходство заканчивается.

Хотя, пожалуй,  ещё статус колонии, в котором закончила войну новая Россия, со смертью идеологов национал- социализма плавно сместился к протекторату (как у Андрея Геннадьевича). Дальше все по другому: население новой России   делится на три категории по цвету паспортов. Помните: к одним паспортам улыбка у рта, к другим отношение плевое, здесь тот же подход. Чёрные - потомки немцев из фатерлянда, синие - этнических немцев и славян, поступивших на службу к оккупантам, жёлтые - азиаты. Откуда азиаты? Не забыли про пятнадцать республик, пятнадцать сестёр и удельный вес тюркского населения в них? 

С Россией разобрались, теперь СССР. С незначительными отличиями это Союз образца начала 80-х с кремлёвскими старцами, коматозным генсеком, тотальным дефицитом и"спасибо партии родной за наш единый выходной". Почти то же, что было у нас в то время, с поправкой на ветер. Здесь это волна пассионарности, которая взметнула желание людей выжить в новых условиях, наладить быт, не хуже прежнего, отнятого у них. 

Я сейчас скажу совершенно дикую вещь, которую трудно осмыслить, но она является потрясающей силы и точности находкой этой книги: в СССР есть Москва и Ленинград. Откуда? Воссоздали по воспоминаниям, по фотографиям, рисункам, эскизам. По кирпичику. Зачем? Затем, что какую бы силу не забрала материя, первична идея, а  идее для полного и точного воплощения нужен базис. Они построили свои столицы, положив в основание не меньше человеческих жизней, чем отняли война и переселение, и теперь Родину полагается любить с удвоенной, утроенной силой. 

Он и любит, Алёша Руско, безотцовщина (поколение такое), отчаянно тоскующий по старшему другу, каким мог бы стать отец или брат. Но брата нет, есть две сестры, Вера и Люба, строго говоря - не родные, мамины от первого брака и в начале девочек было трое, угадайте, как назвали третью. Но Надя погибла во время эвакуации (бегства, бегства!), чтобы навсегда стать невидимым другом мальчика, который родится у ее мамы много позже. Знаете, у каждого есть своя архетипическая история, наиболее точно и полно соответствующая его внутренней сути. Один Пьеро, другой Арлекин, одна Красная Шапочка, другая Спящая Красавица или Золушка. Твоя история предъявляет права на тебя в детстве, ты узнаешь ее безошибочно, едва встретив, и не сможешь выйти из-под ее обаяния, как ни старайся, но суть в том, что и не захочешь. Наш герой - мальчик Алеша (тезка) из "Черной курицы" Погорельского. Помните горькую сказку о невольном предательстве, разрушившем прекрасный мир.

А теперь самое главное: все, что я здесь написала - это увертюра к роману; то, что следует понять и уяснить себе. приступая к чтению. Ни о перипетиях сюжета, ни о характерах и отношениях героев; ни потрясающей авторской находке немрусском языке; ни о гадании по Книге Перемен, ни о том, почему, собственно "Китаист", я еще ни слова не сказала. Ну, потому что текст рискует разрастись до немыслимых размеров, а я - потратить на него много больше времени, чем могу себе сейчас позволить. Засим закончу, об остальном скажу дополнительно в формате историй об этой книге. Я влюблена в нее и так просто не отстану.

Читать полностью
TamaraLvovna
TamaraLvovna
Оценка:
22

Новый роман Чижовой, анонсированный, как альтернативная история Второй мировой войны, очень похож на легкомысленные фантазии в стиле гоголевской Агафьи Тихоновны: если бы усы Адольфа Алоисовича да приставить к носу Иосифа Виссарионовича...

"В СССР тоже фашизм, - пишет Чижова - тока другой, хитрожопый". Да, это серьёзно. Советский фашизм - страшная сила. Особенно в сочетании с хитрой жопой.

А вот ещё одна интересная мысль, вычитанная мной в чижовской книжке (справедливости ради, надо сказать, что у неё много интересных мыслей, рука устанет набивать цитаты). Итак.

"Не полезли бы на финов, может, и блокады бы не было".

Точно! Пятьдесят лет советская пропаганда морочила нам голову, но сегодня-то мы знаем правду. Это Карл Густав Маннергейм "спас" Ленинград.

"Я сотрудничал с оккупантами, но виноваты в этом не фашисты, а ленинградские власти... это они допустили блокаду".

Так и было. Сталин и Жданов хотели уничтожить Ленинград, а Маннергейм и Адольф Алоисович - "спасти". Вот они вдвоем и "спасали" город 900 дней с 1941 по 1944 год.

Следующая цитата - моя любимая.

"Когда едешь по России, всегда несёт трупами... Ты сам говорил, интеллигенция... там, гниёт..."

Что верно, то верно. Как говорится: от Москвы до самых до окраин... Вонища стоит невыносимая, когда живой труп либеральной интеллигенции открывает рот и пытается втюхать народу свои понятия о свободе и демократии.

И, резюмируя впечатление от прочитанного, скажу: книга, с претензией на что-то большее, на самом деле уныла и безжизненна, как осетрина второй свежести.

Читать полностью
Лучшая цитата
История – река, полная неприглядных тайн. Никогда не знаешь заранее, где тот порог или омут, откуда всплывет нечто неопознанное, изъеденное мягкими рыбьими губами…
1 В мои цитаты Удалить из цитат