«Город, написанный по памяти» читать онлайн книгу 📙 автора Елены Чижовой на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4 
(23 оценки)

Город, написанный по памяти

270 печатных страниц

2019 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Прозаик Елена Чижова – петербурженка в четвертом поколении; автор восьми романов, среди которых «Время женщин» (премия «Русский Букер»), «Орест и сын», «Терракотовая старуха», «Китаист». Петербург, «самый прекрасный, таинственный, мистический город России», так или иначе (местом действия или одним из героев) присутствует в каждой книге писателя.

«Город, написанный по памяти» – роман-расследование, где Петербург становится городом памяти – личной, семейной, исторической. Елена Чижова по крупицам восстанавливает захватывающую историю своей семьи. Графская горничная, печной мастер, блестящая портниха, солдат, главный инженер, владелица мануфактуры и девчонка-полукровка, которая «травит рóманы» дворовым друзьям на чердаке, – четыре поколения, хранящие память о событиях ХХ века, выпавших на долю ленинградцев: Гражданская война, репрессии 1930-х годов, блокада, эвакуация, тяжкое послевоенное время.

читайте онлайн полную версию книги «Город, написанный по памяти» автора Елена Чижова на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Город, написанный по памяти» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 2019

Год издания: 

2019

ISBN (EAN): 

9785171144920

Дата поступления: 

14 ноября 2019

Объем: 

486805

Правообладатель
10 690 книг

Поделиться

majj-s

Оценил книгу

Петербургское время не Бог, чтобы все хранить.
Или бог – но хитрый, языческий, который так и норовит, стоит нам, потомкам, зазеваться или расслабиться, замести за собой следы.

"Город, написанный по памяти" ода Петербургу и ленинградцам. Не оговорилась, город как-то удивительно скоро стал для всех нас Питером, но его люди, осиянные светом мученичества - ленинградцы. За привычным "умножай на ноль" и "читай между строк", с каким мои ровесники относились к трескучему советскому официозу, дневник Тани Савичевой, "Ленинградцы, дети мои" Джамбула и Седьмая симфония Шостаковича были в числе немногого, во что верили. Ну, примерно как в Гагарина.

Первая встреча с прозой Елены Чижовой была культурным шоком. Не за тем, чтобы похвалиться тонкостью собственной психической организации, но именно ослепило. "Китаист" открыл в давно утратившей свежесть новизны и набившей оскомину альтернативной истории такой сложный, детально проработанный до ничтожных бытовых мелочей мир, языковое богатство, упоительную непростоту метафорического плана, стилистическую изощренность - это было как найти на дачном чердаке "Маки" Ван Гога.

Потом прочла ее "Полукровку" и "Крошек Цахес", очень качественная проза, хотя от первого восторга это было далеко, а после сделала долгий перерыв. Так бывает, понимаешь, что "Город..." надо почитать, да все кстати не приходится. И еще страшновато, чего уж там, первое знакомство задало такой высокий стандарт, а здесь обещали автобиографическую прозу, засилье которой успело утомить примерно как альтернативная история. Зря опасалась, в точности, как с "Китаистом" это совсем другое измерение знакомого жанра.

Как уровень интерпретации зависит от интерпретатора, так и рассказ о времени через призму истории семьи может быть очень разным, примерно в одно время вышли "Памяти памяти" Марии Степановой, "Дом правительства" Юрия Слезкина и "Город..." Елены Чижовой, и все три оказались вершинами мемуаристики, всякая в своем роде, но первую критики обласкали и увенчал всевозможными лаврами, вторая и третья прошли, в сравнении с ней, почти незамеченными. Бывает. Жаль.

Небольшая по объему книга поделена на две главы с десятком и дюжиной подглав. Первая часть - условно "до меня", история семьи, восстановленная по рассказам пытливо расспрашиваемых старших родственников. Но не просто история семьи, а вплетенная в реалии городской и, в общем, истории страны. Вторая - "со мной" или "уже при мне", с сомнительными радостями коммунального быта, вхождением в окраинную дворовую жизнь, где умение "травить рОманы" и вовремя давать отпор обеспечивало девочке сносную жизнь и относительно высокий авторитет.

Сказать, что написано хорошо - ничего не сказать. Блокадная часть вообще что-то немыслимое. Точная и четкая аналитика причин неготовности города к голоду, безжалостная, но совершенно не чернушная хроника выживания, рассказ об эвакуации, отношении в "выковырянным" в Пензе, тонкости функционирования советской бюрократической системы, согласно которым за эвакуированными не сохранялось права на жилье, занимаемое ими до отъезда. Все время, пока читаешь военную часть, не покидает ощущение совершенной уникальности информации, которой с тобой делятся.

Вторая глава не представляет сложности для восприятия в части историй детства и бесподобно интересна рассказом о кройке и шитье. Но глава, посвященная реконструкции петербуржского текста, подозреваю, не будет по достоинству оценена широкими читательскими массами. Хотя, рискну предположить, во многом ради нее все и затевалось. По крайней мере мне значимость этого авторского манифеста очевидна.

И в финале новый виток семейной темы, "мануфактурщица!" - удивительная история крестьян Рябиновых, трудолюбием и предприимчивостью выбившихся в фабриканты, а позже в совершенстве освоивших науку советского выживания мимикрией под класс-гегемон, что не спасло мужчин рода. Но девочка-полукровка через два колена построила свое мебельное производство. Что-то подсказывает, реальное - не чета предпринимательским эскападам зиц-финиста новой русской литературы. Замечательная книга, хотя, может быть, не вся будет понятна всем.

Поделиться

Debraga

Оценил книгу

Почему такая низкая средняя оценка? Это же ГЕНИАЛЬНАЯ книга. Понимаю, что не каждому читателю по зубам стиль писательницы, но тема, страдания народа на примере семьи и вытекающие отсюда последствия.
Потрясающая русская словесность, строгая, чёрно-кровавая история.
Смотрю и удивляюсь: у самой посредственной книжки в жанре фэнтези оценки выше, чем у серьёзных добротных книг.
Благодарю судьбу за то, что эта книга попала мне в руки почти сразу же после выхода в свет. Обычно хорошие книги и я встречаются через годы и даже десятилетия, но в этот раз всё произошло идеально.
Слёзы льются сами. Больше никогда не повторим.

Поделиться

Inku

Оценил книгу

Мемуарная литература бывает разной: кто-то пишет о великих (или не очень) битвах, в которых довелось поучаствовать; кто-то рассказывает (или выдумывает) историю своей жизни; а кто-то собирает бирюльки памяти, перемежая картинки прошлого философическими сентенциями. Каждый вариант хорош по-своему.

Книга Елены Чижовой определенно относится к последней категории. Типичные судьбы ленинградских девочек из разночинной семьи, типичный быт до- и послевоенных коммуналок, экскурсы в прошлое и будущее, размышления и рассуждения. Или, как определяет сам автор, это история становления "городского сознания", главные свойства которого самостояние и противостояние.

Злобные времена не располагают к меланхолическим воспоминаниям, поэтому Чижовский вариант чаепития у тетушки таков:

На дворе хрущевская оттепель. «Черные маруси», та́я в спецгаражах, превращаются в грязные лужи, подернутые бензиновыми разводами. Радужный слой год от года истончается. Силой поверхностного натяжения (руки так и чешутся уточнить: нечистой силой) молекулы бензина цепляются друг за дружку, пыжась сложиться в зловещие «Хлеб» и «Мясо». Как принято выражаться в их всесильном ведомстве: встать в строй. Пусть не в этом поколении, пусть хотя бы в следующем, когда все «лишнее» выветрится из ненадежной людской памяти. Растворится в нашем общем, нашем первобытно-общинном тотеме…

Все в книге хорошо: безжалостный рассказ о блокаде, мелочи, из которых складывалась жизнь, панегирик homo peterburgus’у, дух времени — кроме авторского стиля. Претенциозностью он порой напоминает дневник Островской — Чижова гораздо умнее, конечно, но из образа типичной (опять это слово!) духовно богатой девы выйти не может. Опять же, как человек умный, Чижова не забывает играть в самоиронию, но это такая ирония, что читаешь — и понятно: человек предельно серьезно относится к себе. Не всем дано бестрепетно произносить высокие слова и не выглядеть нелепо. Здесь, на мой взгляд, это не получилось. Еще немного — и манерность становится карикатурной, еще шажок — и падения в бездну пошлости не избежать. И неважно, советская это пошлость или антисоветская.

Играли в Пруста, а получили очередную демоническую женщину. Впрочем, у такой манеры письма тоже есть поклонники, а на мои предубеждения (и проекции) можно не обращать внимания.

Поделиться

Ни за какие погодные коврижки мы не променяем свои родные болота на жаркий и сухой Таганрог.
26 марта 2021

Поделиться

Петербург – не город, а жизненная стратегия. Стратегия независимости. Другое дело, что каждый из нас доходил до нее своим умом и путем.
26 марта 2021

Поделиться

Здесь у нас время отмеряется выстрелами. Советское жахнуло холостым, из шестидюймового калибра. Быть может, в память об этом – холостом, потерянном для страны, семь десятилетий перемогавшемся – времени мы, заслышав полуденный выстрел с бастиона Петропавловки, всякий раз вздрагиваем и нервно вздергиваем рукав.
26 марта 2021

Поделиться

Автор книги