Читайте и слушайте
169 000 книг и 9 000 аудиокниг

Незримые фурии сердца

Оцените книгу

О книге

Сирил Эвери – не настоящий Эвери, во всяком случае, отец не устает ему это повторять. И никогда настоящим ему не стать. Но тогда кто же он? Мать Сирила, совсем еще девочку изгнали из родной ирландской деревни, когда стало известно, что она ждет ребенка. Сирила усыновила богатая и чрезвычайно эксцентричная пара из Дублина. Он рос в достатке, но глубоко одинокий – пока не встретил Джулиана, взбалмошного и чертовски обаятельного. Так началась история Сирила длиною в жизнь, полная удач и разочарований, невероятных совпадений и роковых поступков. Это будет путь к самому себе, к своей идентичности, к своим корням, пусть они и пытались его отторгать.

В новом и самом личном романе Джона Бойна дана впечатляющая панорама жизни в Ирландии с середины XX века и по наши дни, увиденная глазами обычного человека. Это история о том, как ярость, ревность, зависть, нетерпимость, терзающие человека и целую страну, постепенно утихают, уступая место покою. Трогательный, полный иронии и юмора роман об эпохе, которую уже можно назвать ушедшей.

Подробная информация

Правообладатель: Фантом Пресс

Дата написания: 2017

Год издания: 2019

ISBN (EAN): 9785864717981

Дата поступления: 20 января 2019

Объем: 883.4 тыс. знаков

  1. WoodrowSmith
    Оценил книгу

    Меня давно поражала способность Бойна с легкостью играть с различными стилями и формами. Но одно дело, когда речь идет о детской литературе - тут мы с легкостью принимаем стилизации Бойна под Диккенса и Бронте ("Здесь обитают призраки") или Стивенсона ("Бунт на "Баунти"), замечаем в "Мальчике в полосатой пижаме" отзвуки "Маленького Принца".... Но вот во взрослой литературе все иначе: слишком велик риск заиграться и потерять собственное авторское лицо.
    В двух предыдущих "недетских" романах, изданных в России, у Бойна это получилось: что в "Абсолютисте", что в прошлогодней "Истории одиночества". Хотя и в этом случае каждый раз мы получали совершенно разного Бойна.
    ...Уже с первых строчек "Фурий" параллели проявились выпукло и отчетливо: это же "Улисс" Джойса, только без всякого авангарда и потока сознания, без экспериментов, миф об потерявшем дом страннике в его чистом и незамутненном виде! Но одновременно стало ясным и другое: не зря, совершенно не зря роман посвящен Джону Ирвингу, отзвуки стиля которого можно найти на каждой странице, в каждом фрагменте. Бойн явно влюблен в эпическую (но с лукавством) манеру автора "Правил дома сидра" - и переносит ее в свой роман, не копируя, а переосмысливая. И все же: как и у Ирвинга, роман наполнен чудаковатыми, иногда - гротекскными, странными... и очень одинокими в своей странности героями, в каждого из которых если не влюбляешься, то понимаешь.
    ...Приемная мать Сирила Мод ("ты не настоящий Эвери!"), прокуренная писательница-социофобка, пищущая в стол и ненавидящая славу и популярность...
    ...И приемный отец - мошенник, пройдоха и циник, но не лишенный харизмы и обаяния...
    ...Пижон и эстет Джулиан, знакомство с которым наложило отпечаток на всю жизнь Сирила.
    Перечислять можно бесконечно: десятки персонажей, несколько городов и стран - и более чем полвека вечной истории о возвращении к своим корням, к себе самому.
    Можно долго описывать сюжет, но будьте уверены - Бойн все равно сделает это лучше, куда лучше, и его книга трогает, бросая из жара в леденящий холод, от едкой иронии на грани пародии - до самых трогательных страниц, от которых хочется плакать не только женщинам, но и мужчинам.
    Я чувствую эту книгу, чувствую ее персонажей, живу их жизнью - это ли не главное? И мне уже хочется почитать книги Мод Эвери, я даже представляю, как и о чем они написана - а ведь все это выдумка, от начала до конца.
    От Ирвинга здесь, безусловно, эпичность, проработанность характеров и мастерство интриги.
    Но есть и Бойн - с его нежеланием отстраняться от проблем, уходя в чистую стилистику: тут он расходится своим персонажем, ибо если Сирил ищет лишь места, где он мог бы укрыться от невзгод, чтобы стать самим собой, то Бойн обличает, воюет, негодует и спорит: страницы книги, посвященные политике или церкви - это "памфлет в чисто свифтовском духе", и они тоже по-своему прекрасны. Хотя для меня гораздо важнее другие страницы "Фурий" - те, где речь идет о чисто человеческих историях.
    По сути в романе два Бойна: Бойн-обличитель, который говорит нам, что "нет в мире большего порока, чем трусость" и лицемерия. А другой Бойн, писатель, напротив, показывает, что "злых людей нет на свете", и за каждым пороком скрывается все та же трагедия непонятости и потерянности.
    ...Есть книги умные, красивые, полезные. А есть Джон Бойн, который просто затягивает тебя в водоворот странных, необычных событий - и дальше уже ты сам решаешь, куда пойти - в эмоциональное сопереживание, в раздумья о судьбе новых отверженных, которых в романе более чем достаточно.
    Или просто наслаждаться красотой стиля одного из лучших писателей современной Ирландии.
    "Незримые фурии сердца" - это не новый роман автора "Мальчика в полосатой пижаме".
    Это новый роман автора "Истории одиночества" - только написанный на совершенно ином уровне.
    Прекрасный роман.

  2. SofKor
    Оценил книгу

    Кэтрин покидала свою деревню в Ирландии в бегах – гнал ее обвиняющий перст священника, разочарованные члены семьи, еще не родившийся ребенок. Тот день запомнится Кэтрин на всю жизнь, будучи уже пожилой женщиной, она скажет, что помнит, во что были одеты ее родственники в тот день, как будто это было вчера, а не шестьдесят лет назад. В Дублине Кэтрин определит судьбу своего мальчика – отдаст его монашке на дальнейшее усыновление.

    Через несколько дней после его рождения, Сирила берут на воспитание состоятельные супруги Эвери: она – писательница, он – банкир. Мальчик живет в огромном доме и ни в чем не нуждается, приемные родители не относятся к нему ни плохо, ни хорошо – воспринимают как должное, говорят, что он не настоящий Эвери. Так кто же он – настоящий Сирил? Вся его история это длинный путь в поисках себя. Он ведом судьбой первые тридцать лет свой жизни, не противится ей, и в итоге совершается множество ошибок, сбегает в другую страну, начинает новую жизнь… Один герой книги сказал, что Сирил постарался как можно сильнее испортить первую половину своей жизни, а потом потратил второю, чтобы исправить это, и был чертовски прав.

    Вся жизнь Сирила состоит из решений и автор не стесняется рассказывать нам о последствии этих решений, легко и с юмором. Пожалуй, юмор и ирония – это неотъемлемая черта этой книги, иначе читать обо всех событиях, произошедших с Сирилом, пришлось бы со слезами на глазах. Эта книга – как оборот колеса жизни, занявший почти сто лет, но все же вернувшийся в изначальную точку, разложив все по полочкам и рассказав историю удивительно сильной Кэтрин, непутевого Сирила и еще большого количества персонажей – как положительных, так и отрицательных.

    Читать – обязательно, иметь чувство юмора, продолжать свой поиск счастья.

  3. book_burrow
    Оценил книгу

    Все начинается в маленькой западно-ирландской деревне Корк в Голине в 1945 году во время мессы в приходской церкви. Вместо того, чтобы проповедовать добро и милосердие, отец Джеймс Монро осуждает забеременевшую 16-летнюю Кэтрин Гоггин. Священник распекает её перед всем приходом и изгоняет из церкви и из её собственного дома. Бойн заканчивает эту сцену, сообщая нам, что позже станет известно, что этот священник сам прижил двоих детей в этом же приходе, и его жестокость скорее распаляется, чем сдерживается лицемерием.
    Поездка Кэтрин в Дублин - это начало захватывающей одиссеи для отдельных персонажей, так и для нации в целом. В самом начале романа Ирландия - молодая республика и фактически теократия. Церковь диктует и приводит в жизнь законы, контролирующие сексуальность и социальное поведение.
    В "Незримых фуриях сердца" Бойн продолжает анатомировать пороки ирландского общества и Католической церкви: скандалы, коррупцию, злоупотребления, лицемерие. Книга пылает гневом, она знаменует собой жизни, разрушенные социальным презрением и ненавистью к себе.
    Кто же такой Сирил, про которого мы узнаем ещё до его рождения, когда его 16-летнюю мать выгнали из церковной общины глухой ирландской деревни? Сначала роман рассказывает нам больше о том, что это за ребёнок, а не о том, кто он. Он рождается в условиях крайнего насилия, а затем его мать отказывается от него в пользу семьи, которая всегда настаивает на том, что он «на самом деле не Эвери». Приемный отец Сирила призывает его думать о своём воспитании как о «аренде», которая продлится 18 лет. Только спустя много лет Сирил и его приёмный отец смогут преодолеть эту отчужденность.
    Сирил - бдительный ребёнок, привыкший маскировать свои эмоции, он застенчив и молчалив в компании: "даже в том нежном возрасте понимал, что во мне живёт какое-то неисправимое отличие". Сирил — мальчик, который знает, что он гей в обществе, которое ненавидит и отрицает свою сексуальность.
    Всю дальнейшую жизнь Сирила определяют две ключевых связи: первая и самая длительная — с другом детства Джулианом Вудбидом, дерзким смелостью и красотой, обладающим всем тем, чего так не хватает Сирилу; вторая - с голландским доктором Бастианом, с которым Сирилл встречается, когда уезжает жить в Амстердам. Бастиан — полная противоположность Джулиана. Он самодостаточный, остроумный, любящий и верный Сирилу все годы их отношений. Этот образ символизирует в романе идеальные партнёрские отношения и эта связь во многом формирует Сирила, определяет дальнейшее восприятие различных событий и жизненных обстоятельств.
    Бойн нарисовал скандальный и парадоксальный портрет послевоенной Ирландии. Когда сам в повседневной жизни не сталкиваешься с такими ужасными проявлениями жестокости и лицемерия, то сложно вообразить каково жилось людям в таких условиях. Могу ли я в условиях современного общества представить, что кто-то на законных основаниях преследовать меня за свободу распоряжаться собственным телом? Нет!
    Ирландия, которую рисует Бойн ужасающе реалистична, но тем ценнее и важнее тот путь, что прошла нация от уголовного наказания за аборты и лечения гомосексуализма электрическим током до референдума, на котором разрешили однополые браки. Это существенное достижение для такой консервативной страны и вселяет надежду в человечество в целом.
    Бойн снова сделал это — через грязь и ужас вселил надежду на лучшее будущее!

Подборки с этой книгой