Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Колыбельная

Колыбельная
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
5137 уже добавило
Оценка читателей
4.23

Это – Чак Паланик, какого вы не то что не знаете – но не можете даже вообразить. Вы полагаете, что ничего стильнее и болезненнее «Бойцовского клуба» написать невозможно?

Тогда просто прочитайте «Колыбельную»!

…СВСМ. Синдром внезапной смерти младенцев. Каждый год семь тысяч детишек грудного возраста умирают без всякой видимой причины – просто засыпают и больше не просыпаются… Синдром «смерти в колыбельке»?

Или – СМЕРТЬ ПОД «КОЛЫБЕЛЬНУЮ»?

Под колыбельную, которую, как говорят, «в некоторых древних культурах пели детям во время голода и засухи. Или когда племя так разрасталось, что уже не могло прокормиться на своей земле».

Под колыбельную, которую пели изувеченным в битве и смертельно больным – всем, кому лучше было бы умереть. Тихо. Без боли. Без мучений…

Это – «Колыбельная».

Лучшие рецензии и отзывы
marfic
marfic
Оценка:
225

Сначала читала превозмогая отвращение и отторжение. Настолько концентрированно я давно не встречала совершенно враждебное мировосприятие: мизантропия, человеконенавистничество, злоба и агрессия, вылезая из каждой страницы книги, угнетали меня, вводили в сонно-упадочное состояние. Скорее, скорее дочитать этот кошмар и снова вернуться в нормальный, светлый мир, в котором я люблю людей, и даже позволяю некоторым не быть столь любвеобильными - я ведь их люблю, пускай их, балуются. Главное - не позволять им привить мне эти вредоносные привычки считать всех вокруг придурками и негодяями.

Однако не пускать в себя чужие мнения я способна,а вот не пустить книгу - гораздо сложнее. Поэтому на моем настроении так явно отражаются книги, которые я читаю. И в этом отношении поменьше бы таких книг, как "Колыбельная" Паланика. Очень въедливая штука. Опасная. Как баюльная песенка - один раз прочитав эти строки уже тяжело выкинуть их из головы.

Если тезисно о самой книге - в очередной раз современный американский автор меня разочаровал. Ни языка, ни прорисованных героев, никаких взаимоотношений. Убого, серо, жестоко, рублено, сюжетно. Огамбургеризовалась американская литература. Выполняет исключительно практические функции, в ущерб эстетическим. Хочешь возлюбить мир и перестать бояться смерти - вот тебе книжки старушки Флэгг. Хочешь вместе с автором покипеть ненавистью к этому убогому уродскому миру - Паланик тебе в помощь. Катастрофически не мое. Интуитивно я это чувствовала и за Паланика не бралась. Не зря.

Однако к концу книги то ли ненависти у ГГ поубавилось, то ли я научилась относиться к ней как к информационному шуму, и тогда все те мысли, которые составляют основу этой бунтарской книги, сумели пробиться через эмоциональный барьер к разуму и я невольно ими залюбовалась. Многие выводы справделивы, находки не лишены изящности, есть даже некая афористичность - несмотря на в целом очень неказистый стиль. Утомляли только повторы. (Тишина-фобы, ах как бы весь мир не лишился книг, не позатыкал уши затычками и т.п.). НУ что ж вы, мистер Паланик, такого низкого мнения о своих читателях! Право, не стоит одно и тоже повторять через каждые 20 страниц, мы с первого раза умудряемся понимать даже ваше очень глубокомысленные пассажи. Или может вы от них в таком восторге, что никак не можете остановиться? Повторенье - мать ученья? Изрядно подпортили мне удовольствие от книги, коего итак было не так уж много..

Но чем ближе был финал, тем больше мне нравилось. Последние 20-30 страниц - чистый экстаз. В общем, я в растерянности. Куча минусов, но боже шь ты мой, какой гениальный в своей задумке трэшак!

Читать полностью
nevajnokto
nevajnokto
Оценка:
152
Власть развращает. А абсолютная власть развращает абсолютно.

Не зря же в начале было слово...

Прочитав чуть меньше половины этой книги, я почувствовала острую потребность в обладании могуществом над словом. Нет, не потому что мне нужно кого-то убить, чтобы знал как коверкать мне душу обижать меня (хотя, если подумать...). Я хотела знать, развратит ли меня абсолютная власть?
Представляю себя в самом экстремальном положении, какое только возможно: в любых жизненных ситуациях держать в руках не столько себя, сколько свои мысли, особенно если их воздействие смертоносно. Представляю и ужасаюсь одновременно. Меня чуть подташнивает, появляется тремор, хочется заткнуть уши и зажмуриться, но знаю - это не поможет оборвать ленту.

Мой мозг продолжает крутить картину, на которой я вижу странный мир. Мир с людьми под вакуумным колпаком. Вот идет человек, а на нем прозрачный колпак, не пропускающий звук. Полная изоляция от голосового фона. Человек живет картинками за колпаком, в абсолютной звенящей тишине. Он оградил себя от любого вида общения, у него нет ни друзей, ни знакомых, ни музыки, ни фильмов, ни интернета - ничего, что можно слышать. НИ-ЧЕ-ГО! Человек боится. Потому что мир объяла новая чума: сила слова. Убивающая сила слов. Попробуй на кого-то не так посмотреть или ненароком задеть. Это может стоить тебе жизни, если тот кому ты наступил допустим, на ногу, произнесет баюльную песенку - роковую Колыбельную. Ты даже не поймешь, что умираешь, никто не сможет выяснить от чего ты умер. Просто ты кому-то наступил на ногу. В буквальном смысле слова, не нарочно. Даже может, попросил прощения, но это ничего не изменило. Тот, у кого есть ВЛАСТЬ, захотел, чтобы ты умер. Вот так вот...

Книга не только об этом. Но для меня она стала именно об этом.
О светлых мыслях, добрых делах и моральной чистоте написано неимоверно много. Огромный процент всего этого в пафосно-морализаторском ключе, от которого так и хочется закатывать глаза. Определенный процент подогнан под псевдо-. И есть еще совсем мизерный процентик, называемый "специфика". Это тот самый процент с Палаником в первых рядах, что бьет наотмашь, показывает реальность смятую, непричесанную, неопрятную, местами смердящую, с зазубренными краями, без прикрас - без монтажа. Не всякому нравится, потому что слишком тесно становится в собственном теле, да так, что не решаешься взглянуть в зеркало. Нет, не потому что стыд прошибет или совестно станет. Не на руку просто.

П.С. Хотела написать историю, но обойдусь заметкой.
Однажды в книжном я совершенно спонтанно решила купить книгу. Она уже была у меня в руках, точнее на самом верху небольшой стопки. "А вы ее уже взяли?" слышу я, чуть не падаю в обморок от неожиданно резкого голоса и оборачиваюсь к девушке. Киваю головой, но она не видит, потому что ее взгляд устремлен на Макьюэна. "Да", говорю я непослушным голосом. Она переводит взгляд на меня, а в нем такая лютая злость! Я бы ей уступила эту книгу, я отдала бы, честно. Но злость... Явная, густая такая, беспощадная.
Сегодня, когда дочитывала Паланика, сто раз поблагодарила Бога за то, что та девушка не знала никаких смертоносных колыбельных. Кто знает, в каком Аду я горела бы в данную минуту...

Дальше...

Читать полностью
131313
131313
Оценка:
135

Кто из нас не задумывался о силе слова и мысли? Слово исцеляет и калечит, дарит надежду и отнимает её, возносит в поднебесье и низвергает в пропасть мрака и боли. И убивает. Иногда. "Просто" мысль также обладает силой и энергией, не смотря на то, что остаётся невысказанной вслух. Это всё здорово и замечательно, если речь идёт о мыслях созидательных. Но они, зараза, далеко не всегда светлые и невинные. В людях бушуют заурядные мысли, добрые помыслы, великие мыслищи, гадкие, подлые и опасные мыслишки.
Страшно даже представить себя в мире "Колыбельной" Чака Паланика. Это безумный мир баюльной песни, которая убивает того, кто её услышит. Того, к кому она обращена, пусть даже мысленно, пусть даже непреднамеренно. Это история о власти кружащей голову, срывающей крышу, завораживающей и пугающей, желанной и ненавистной. Каково это, иметь возможность убить словом, мыслью, чуднОй колыбельной песней? Поубивать сначала врагов, потом тех, кто "просто мордой не вышел" или не вовремя оказался с вами в одном месте в одно время, и косо взглянул в вашу сторону? Убивать не задумываясь, походя. Человеческая жизнь, не стоящая и плевка. И когда-то, возможно, по небрежности на фоне тотального опьянения властью, убить близкого, любимого человека. Разобидеться на что-то и решить проблему уже привычным, быстрым и удобным способом - "убаюкать" обидчика навеки. По привычке. Кто может поручиться за себя, что получив в руки такую власть устоит, не сорвётся, не развратится окончательно? Власть развращает! Развращает безжалостно. И сложно предсказать, что она с тобой сотворит, пока не обретёшь её. А обрятши можешь узнать о себе много нового.
А если представить, что такой властью наделёны не только вы и, допустим, ещё горстка людей на Земле, а все и каждый? Если лишь на миг вообразить, что баюльная песня в качестве смертельного оружия пошла в массы, не знает преград, она может зазвучать везде и всюду, в любой момент? Телевизор, радио, газеты, книги, да что там, люди, все без исключения люди могут быть источником опасности? Стоит кому-то лишь подумать...
Страшно? Не то слово.
И так мы плавно подбираемся к другой стороне "Колыбельной". К проблеме, над которой не каждый хочет задумываться, потому что задумавшись, очень вероятно, поймёт, что здесь и о нём тоже. А это не очень приятно. Я уличила себя в этом. В тишинафобии и звукоголизме, точнее инфоголизме (или как его окрестить?). Почти не смотрю телевизор, редко слушаю музыку. Но каждую свободную минуту либо читаю либо слушаю аудиокниги. Бегу от своих мыслей, от реальности. Ой как неприятно признаваться, но нужно. Мне самой нужно. Чтобы осознать в полной мере, устрашиться и что-то предпринять.

Смех и музыка разъедают мысли. Шум их заглушает. Всякий звук отвлекает внимание.

Тишина. Противоречиво, но я люблю тишину. Наслаждаюсь ей и в то же время бегу от неё, если в голове слишком громко звенят тяжёлые, неприятные мысли. Уверенна, что я в этом плане далеко не исключение. Многие люди не умеют жить в тишине, не противиться ей, ценить её. Не желают принимать тишину, а через неё себя, свои мысли и чувства. Не все готовы к рандеву с самими собой.
Случись такая баюльная угроза, и людям пришлось бы мириться с тишиной и со всем отсюда следующим. Эдакий радикальный метод, жёстко но действенно трансформирующий тишинафобию в тишинаголизм, а звукоголизм в звукофобию с довеском ввиде антропофобии а там и панафобии.

Для меня это первая встреча с Палаником, и она порадовала, удивила, загрузила, поразила. Она всколыхнула во мне множество разных мыслей, не все из которых были приятны и желанны, но точно необходимы.

Читать полностью
Лучшая цитата
Власть развращает. А абсолютная власть развращает абсолютно.
12 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
Роман был опубликован в 2002 году после трагических событий в жизни автора: его отец и мачеха были убиты и сожжены, а Чак Паланик принимал участие в судебном процессе, способствуя смертному приговору убийцы.
Оглавление