Ухо Ван Гога. Главная тайна Винсента

4,5
31 читатель оценил
369 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. ELiashkovich
    Оценил книгу

    Необычная книжка. Необычный автор. Необычные выводы.

    Бернадетт Мерфи — не ученый и не искусствовед. Это уроженка Ирландии, которая в какой-то момент столкнулась с серьезными жизненными проблемами и в поисках спасения переехала в Прованс. Там она поселилась в городке Арль, который известен ровно двумя вещами: а) прекрасно сохранившимся античным цирком; б) тем, что в 1888-1889 там проживал ван Гог.

    Чтобы сохранить хоть какое-то подобие психологического равновесия, Мерфи нужно было чем-то занять мозг. Античность ее вообще никак не трогала, поэтому она решила найти всю возможную информацию о ван Гоге. Заодно женщина захотела разобраться с вопросом, что именно голландец отрезал себе 23 декабря 1888 года — все ухо или только мочку?

    Зачин не показался мне перспективным. Во-первых, изначально в тексте было слишком много автора и слишком мало ван Гога (потом эта проблема уйдет). Во-вторых, мне почему-то казалось, что жизнь голландца изучена посекундно и ничего нового неофит Мерфи найти все равно не сможет.

    Как оказалось, вся эта "всесторонняя изученность" — огромное заблуждение. Даже такой значимый для ван Гога период, как пребывание в Арле (а именно здесь он написал 90% лучших картин), по факту вообще не изучен. Похоже на то, что "ученые" десятилетиями переписывали друг за другом одни и те же выдумки, даже не пытаясь поискать настоящие документы.

    Мерфи с ее немного аутичной тягой к точности поняла это очень быстро. И быстро исправила. Ирландка потратила несколько лет на создание полной базы данных по всем (!) жителям Арля 1888 года, а также составила краткую биографию каждого и побеседовала с их потомками. Излишне уточнять, что кроме того Мерфи прочитала все местные газеты того времени, связалась со всеми значимыми экспертами по ван Гогу, составила самые точные на данный момент карты города того времени. В общем, проделала титаническую работу, которую вроде как ученые должны были сделать гораздо раньше — но почему-то не сделали.

    Рассказ о методике поисков Мерфи технично перемешивает с изложением фактов о ван Гоге. Ближе к концу начинаются выводы. Самые интересные из них таковы:

    1) Романтичный миф о том, что гениальность ван Гога зиждется на его сумасшествии, можно выкинуть в мусорку. Ван Гог в принципе не страдал перманентными психическими проблемами, приступы случались время от времени. И как раз во время приступов ничего рисовать голландец не мог, о чем собственноручно писал в дневнике. Все его шедевры написаны в период, когда он был здоров.

    2) Миф о том, что ван Гог вел себя тотально неадекватно и вынудил жителей Арля составить коллективную просьбу о выселении художника, тоже рассыпался. Во-первых, никакие "сотни арлезианцев" прошение не подписывали — там всего три десятка подписей (а жителей было 10 000). Во-вторых, четко просматривается определенный заговор: владелец Желтого дома хотел сдать его преуспевающему хозяину табачной фабрики, но на руках уже был годичный контракт с ван Гогом. Разорвать его в одностороннем порядке владелец не мог, поэтому ему и понадобилось выставить ван Гога угрозой общественному порядку. Большинство соседей не поддержало эту идею и ничего не подписывало, ван Гог им опасным не казался.

    3) Мерфи выдвигает очень изящную гипотезу насчет причины декабрьского обострения ван Гога. Не секрет, что художник жил на деньги, посланные из Парижа братом Тео. Как раз в декабре Тео обмолвился, что намерен жениться. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы трактовать это в том числе и как намек на скорое "перекрывание краника". Гиперчувствительный ван Гог, судя по датам, так все и понял, из-за чего и начался приступ.

    4) Главное открытие книги — ван Гог резал не мочку, а все ухо. Мерфи сумела достать схематичный рисунок, сделанный хирургом, так что все споры можно закрывать. И очень странно, что рисунок этот найден только сейчас — а чем, простите, занимались вангоговеды весь последний век?

    5) Проститутка Рашель, которой ван Гог подарил ухо — не проститутка и даже не Рашель. Девушку звали Габриэль, она работала в борделе прислугой. В книге есть интересная версия, почему художник подарил ухо именно ей — в детстве Габриэль укусила собака и чтобы спасти девочку от бешенства, ей прижгли руку. Остался шрам, и в воспаленном мозгу художника (сына проповедника, кстати) могла родиться идея предложить взамен испорченной плоти здоровую. В дневниках за эти дни есть лихорадочные записи "Сие есть тело мое", да и Гоген вспоминал, что ван Гог порой чувствовал себя Христом.

    В общем, несмотря на некоторые особенности стиля, книга хороша. Если бы в ней было чуть-чуть меньше подробных биографий совсем уж левых арлезианцев, было бы вообще идеально.

    4/5

  2. annu_sh_ca
    Оценил книгу

    Ещё не став знаменитым, Винсент Ван Гог отчаянно искал своё место в этом мире. Казалось бы тихий и уютный Арль с живописными просторами подходил для этой роли как нельзя лучше. Однако именно там у Ван Гога случилась целая серия нервных срывов, в результате одного из которых художник отрезал себе ухо.

    Бернадетт Мерфи провела тщательный анализ произошедшего, посетила разные уголки мира, собрала сведения из всевозможных архивов и составила свою версию приключившегося. Автор также попыталась разобраться, насколько пострадало ухо Ван Гога: отрезал ли художник лишь какую-то его часть или всё полностью.

    Бернадетт кратко рассказала о биографии Ван Гога, предшествующей произошедшему в Арле, а затем полностью сосредоточилась на жизни и творчестве художника в этот период. Нам предстоит воссоздать улицы этого города, побывать в кафе, отелях и других местах, где творил художник. Автор позволит познакомится с перепиской мистера Винсента, его отношениями с другими живописцами, с тем, что тревожило это дарование и возможно привело к нервным срывам. И самое главное, воссоздать картину произошедшего в ту страшную ночь, когда Ван Гог отрезал себе ухо. А затем покопаться в медицинских архивах и разобраться, насколько пострадал слуховой орган художника.

    Повествование не обрывается сразу после трагедии. Бернадетт кратко опишет случившееся с Ван Гогом после, чтобы ещё лучше помочь понять, насколько психологическое состояние художника пострадало в Арле, был ли он сумасшедшим или страдал неизученной и неподдающейся лечению в то время болезнью.

  3. BarthenBlat
    Оценил книгу

    Название книги подкупает и интригует. Хочется сразу фактов и всех ответов. Из-за нетерпения, в начале кажется, что слишком много ненужных подробностей в книге. Хочется быстрее перейти к самой сути. Что же случилось с Ван Гогом декабрьским вечером в Арле в 1888 году, что там с ухом? Если вы сможете получить удовольствие от неспешного повествования, то в итоге получите все ответы. Страниц через 100 я окончательно прониклась атмосферой и поняла, что автор проделала колоссальную работу и воссоздала жизнь Ван Гога в этом южном городке практически до мелочей. И не только жизнь самого художника. В целом, в процессе чтения, получаешь колоссальное количество информации о Франции и в особенности о маленьких городках, о быте, нравах и обычаях, тут уйма интересных подробностей: о погоде, о домах терпимости, туалетах (которые были далеко не в каждом доме), расценках на еду и жильё, абсенте (которым Ван Гог всё же не злоупотреблял) и всё это в итоге превращается в масштабное полотно, разглядывая которое, получаешь шанс лучше понять самого художника и его эпоху. Ван Гог не грубо вырван из реальности, он гармонично в неё вписан и показан живым человеком. В блоке-вклейке не только фото работ художника, но и снимки интересных документов, газетных статей, фото Арля середины XX века. Безусловно это заслуживающая внимания книга, особенно если вы неравнодушны к творчеству Винсента Ван Гога. А я окончательно влюбилась в него благодаря одной из серий сериала "Доктор Кто". Как-то так)

  1. Воду, взятую из Роны, кипятили на чай и суп. Некипяченая вода считалась вредной для здоровья, и ее пациентам никогда не давали. Пациенты получали необходимую жидкость в виде супа, травяных чаев, кофе и вина. Вне зависимости от состояния пациента, даже те, кто находился на строгой диете, получали дневную норму вина. Женщинам (в том числе кормящим матерям) выдавали в день четверть литра вина, а мужчинам – целый литр. Современные читатели могут подумать, что пациентов спаивали, однако не будем забывать, что вино во Франции в конце XIX века пили практически при каждом приеме пищи. Кормили пациентов два раза в день – в 10 и 17 часов. Питание было простым, но достаточно питательным для того, чтобы человек мог выздороветь и набраться сил.
    22 июня 2019
  2. Зимой в палатах было холодно, а летом жарко. На лестнице располагался единственный «турецкий туалет» (то есть дырка в полу) на двадцать восемь пациентов, рядом с которым стояло ведро воды для слива22. Пациенты ходили в своей собственной одежде, а нижнее белье меняли, когда «считали необходимым». На цокольном этаже находилась купальня, которую открывали два раза в месяц. Воду в металлических ваннах подогревали при помощи подведенных под них газовых труб. Было очень сложно обеспечить каждому пациенту чистую и теплую воду, поэтому из общего количества 15 510 ночей, проведенных пациентами в год в больнице, мылись они только 400 раз. Отвечая на вопрос «Как часто моются пациенты?», администратор шутливо ответил: «Моются тогда, когда мы носом начинаем чувствовать необходимость»23.
    22 июня 2019
  3. В палате Винсента стояло двадцать восемь кроватей, расстояние между которыми составляло чуть менее одного метра. Рядом с каждой кроватью были стул и тумбочка для хранения личных вещей. Если пациенту нужно было делать какие-либо процедуры, то вокруг кровати ставили ширму, к которой пришпиливали бумагу с отметками о процедуре. С потолка свешивались масляные или парафиновые лампы, которые надо было постоянно пополнять горючей жидкостью и которые на ночь не тушили совсем, а делали их свет приглушенным.
    22 июня 2019
Подборки с этой книгой