Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Четыре минус три

Четыре минус три
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
952 уже добавили
Оценка читателей
3.55

После «Глазами клоуна» великого Белля это вторая потрясающая «клоунская» история немецкоязычной литературы – не выдуманная, к сожалению. Невероятная своей трагичностью, чтобы быть правдивой, эта книга тем не менее заряжена такой энергией мужества и жизнелюбия, что от нее невозможно оторваться. В один далеко не прекрасный день из клоунской семьи: клоуна-папы, клоуна-мамы и их двух маленьких детей – осталась в живых одна мама. Как ей жить после этого? Ответ на вопрос дает эта книга, написанная Барбарой Пахль-Эберхарт спустя два года после трагедии.

Лучшие рецензии
NeoSonus
NeoSonus
Оценка:
13

Есть вещи, слышать которые очень тяжело. И тем более говорить о них.

Есть эмоции, которые прячут настолько глубоко, насколько можно. И никогда это не бывает достаточно глубоко, чтобы забыть.

Есть воспоминания, которые приносят невероятно острую боль, сколько бы времени не прошло. И время здесь совсем не лечит.

Есть убеждение, что там, за чертой, что-то есть, что «там» лучше, что «там» спокойнее и тише. Потому что просто невозможно смириться с тем, что это и есть конец.

И есть очень мало книг, которые не просто о потере, не просто о смерти, о боли, о разлуке, а о том, как учиться жить после этого. Как продолжать дышать, двигаться, говорить, после того, как у тебя из сердца вырвали большой кусок, и оно никак не заживает. И, пожалуй, никогда не заживет…

Барбара Пахль-Эберхарт потеряла в автокатастрофе мужа и двоих детей. Хельмут – 39 лет. Тимо – 6 лет. Валентина – 1 год 10 месяцев.

Я уверена, что никто не в состоянии понять, что она пережила. Только те, кому знакома потеря близких в той или иной мере могут говорить с ней на равных. Я не могу. Я могу только молчать. Потому что любые слова, прозвучат как кощунство. Неуместно и банально.

Барбара Пахль-Эберхарт пишет книгу о своей семье. О том, как она любит их, как она пережила их потерю, как она училась жить потом. Как она помнит их каждую минуту своей жизни.

И каждая минута чтения этой книги пронизывает насквозь этими острыми эмоциями. Словно лезвие ножа, они вонзаются в сердце. И я не представляю, как можно вынести столько боли. Я не представляю, где можно найти силы, чтобы так подробно, отстраненно, шаг за шагом описывать эти события. Эти чувства. Эти слезы. Пустоту. Равнодушие. Одиночество. Боль… Много боли.

Сколько мужества нужно чтобы написать эту книгу? Вопрос без ответа. Но между прочим, хочу заметить, что мужество нужно и для того, чтобы ее читать. Я думаю, не каждый найдет силы пройти через все это с Барбарой заново. Слышать о чужой боли, сопереживать и поддерживать тоже нужны силы. Тоже нужно мужество.

Я не знаю, как вообще, можно писать об этой книге рецензию. Мне кажется, самым логичным была бы минута молчания.

И да – улыбка. Потому что Барабара доказала – главное, это не переставать улыбаться. Иногда только это спасает человека от пропасти.

Читать полностью
Tri6a
Tri6a
Оценка:
12

Как пережить смерть самых близких людей и не сойти с ума? Как заставить себя жить дальше? И как отпустить?
На этим темы написано, наверное, миллион книг по психологии, но, как правило, сложно представить себе некоторые рекомендации в действии. "Четыре минус три", мне кажется, как никакая другая, может помочь выстоять.
Это невероятная художественная книга, которая, к сожалению, основана на реальных событиях. Я ревела над ней не переставая, не могла оторваться, причем сначала не могла поверить, что действительно все они умрут. Так не может быть, думала я, это же книга, книга! Это наверняка маркетинговый ход! А потом уже просто болела за Барбару. Давай, Барбара, не сдавайся, ты сильная, ты справишься, еще чуть-чуть, ты такая молодец! Я даже не могу сейчас вспоминать эту книгу без комка в горле... Я всю книгу прошла от и до рядом с ней.
Мне кажется, она действительно может стать тем якорем, который поможет выжить в самые нелегкие времена.

Читать полностью
Zlatenika_Oz
Zlatenika_Oz
Оценка:
11
Жизнь моей семьи давно уже лопнула. Остались лишь образы — подробности, баснословную ценность которых сознаешь, лишь утратив их безвозвратно. У меня есть возможность выцепить самую яркую картинку из всех. Да будет она началом истории мужчины и женщины, которые любили друг друга. Всю жизнь.

Я смотрю на фотографию Барбары…. Такой милый, светлый, добрый человек. От неё веет уютом, теплотой, душевностью. Как жаль, слишком часто подобные истории, испытания выпадают на долю вот таких бесподобно-солнечных, невероятно прекрасных людей! Им бы жить, и радоваться, радовать других, заряжать оптимизмом и юмором, растить детей… Несправедливо всё-таки!
Барбаре – 36. Можно сказать, моя ровесница, плюс-минус четыре года – не считается. Оттого и её книгу я восприняла, как задушевный разговор двух подруг, от воспоминания к воспоминанию, от чувства к чувству – то светлый, искрящийся, лёгкий, парящий, то – граничащий с безысходностью, горький от слёз.
Посредством книги мы сблизились, и я не переставая удивлялась: как легко, весело и насколько серьёзно, по-философски, вдумчиво эта женщина относится к жизни! Сколько у неё, оказывается, житейской мудрости, доверия к судьбе и Всевышнему, благодарности!

Я устремляю взгляд вверх, туда, где по моим предположениям, находится Кукловод, и благодарю его. За то, что запах этой больницы [где лежали в реанимации дети] мне знаком и приятен. За то, что вахтер на входе не какой-нибудь чужой, а давно мне известный человек. За то, что Ханнес, мой коллега, клоун и друг, ждёт меня и протягивает мне бумажный стаканчик какао из автомата.

Я ни в одной строчке не почувствовала этого, так часто встречающегося гневления на Судьбу! Велением Судьбы у неё было отнято почти всё, но… у неё остаются и силы, и мужество нести эту участь достойно! Не бросать Господу и людям ненужных претензий, не кинутся в саморазрушение.

Для Хели пришло время уйти. Он выполнил свои задания и получил возможность отдохнуть в гармонии с самим собой. «Что было бы если…» На эту тему не стоит думать. Того, что случилось, было не избежать, поступай как угодно. Что есть, то есть. И хорошо так, как есть. Ведь иначе и быть не могло.

После определённой главы я ощутила огромное уважение и восхищение! Барбара – я даже не знаю, кто Вы, как назвать? – Героиня? – Слишком просто! Можно прожить целую жизнь семьёй, вроде бы вместе и не постичь, что такое Семья! А можно, как Вы – всего восемь лет и их хватит на всю жизнь, и даже дальше!

Я живу, глубоко благодарная трём ангелам за то, что они решили разделить со мной восемь лет моей жизни.

А эти советы я приняла ровно на свой счёт… В мире не бывает ничего случайного! Раз я сейчас прочитала это, значит, и мне пришло время меняться!

Возможно, ваша жизнь отняла у вас не только что-то очень важное, но и способность радоваться.
Если это так, мне вас невероятно жаль. У вас отнято гораздо больше, чем у меня. … Я хотела бы сделать всё от меня зависящее, чтобы вам помочь или вас утешить.

Если вы запретили себе радость, я готова умолять вас буквально на коленях: «Разрешите её себе вновь. Хотя бы изредка. Как же обескураживает перспектива никогда больше не увидеть вашу прекрасную улыбку, которую Бог подарил вам при вашем рождении, упреждая многие другие подарки!»

«Единственный, кто может тебя простить, - ты сама».

Жизнь прекрасна.
Солнце – прекрасно. Луг – прекрасен. Имеет смысл оставаться здесь, в этом мире. Он так много предлагает!

С благодарностью, Барбара!

И ещё… Я так рада, что «принцип Ульриха» сработал! Постепенно, маленькими шажочками Барбара, моя дорогая, подошла к тому, что он возможен – он и осуществился! Я рада!

Моя воля к жизни заставляет снова надеть невидимый красный нос. Она крепко берёт меня за руку. И, поощряя улыбкой, обещает мне позаботиться о том, чтобы я снова обрела повод для радости и надежды.
Читать полностью
Лучшая цитата
Откуда ты взяла, что ты должна демонстрировать какие-нибудь результаты? Чего-то и в определенных количествах добиваться?
Подумай сама: если ты себя сейчас убьешь, тебе больше ничего, абсолютно ничего не совершить здесь, на Земле.
Но если ты останешься жить, – даже если следующие семьдесят лет ты только и будешь делать, что сидеть и считать маргаритки в саду – все равно может случиться так, что ты когда-нибудь, быть может, ОДИН ТОЛЬКО РАЗ подаришь кому-то улыбку. Или доброе слово. ОДНОГО ЭТОГО СЛОВА – достаточно. Оно заведомо больше всего того, что ты можешь дать, если прямо сейчас исчезнешь из жизни».
Так в моем сознании было посеяно семечко маргаритки. Как напоминание о том, что именно маленькие радости составляют смысл жизни. Улыбка. Доброе слово. Милое одолжение. Достаточно и этого. И – да, все это действительно работало. Я улыбалась. Благодарила. Хвалила. Когда бы и где бы я ни появлялась. Большего и не требовалось. Для текущего момента. И, может быть, для вечности тоже.
Что до великих свершений и преобразований – не мое дело о них заботиться. Я ведь уже – и достаточно давно – делегировала эту заботу судьбе. Это там, во Вселенной, знают наверняка, когда же и тебе наступает пора действовать.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление