Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Бог Мелочей

Бог Мелочей
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
280 уже добавили
Оценка читателей
4.15

Дебютный роман Арундати Рой, который заслуженно сравнивают с произведениями Фолкнера и Диккенса, – это современная классика, которую читают и любят по всему миру. Глубокая семейная сага, история запретной любви и пронзительная политическая драма, эта книга рассказывает о зажиточной индийской семье, жизнь которой раз и навсегда меняется в один судьбоносный день 1969 года. Приезд младшей двоюродной сестры Софи сотрясает мир семилетних близнецов Эсты и Рахель и приводит к случайным – и неслучайным – трагическим последствиям, которые учат их тому, что все вокруг может внезапно принять новые, уродливые формы и даже навсегда замереть на месте, – и лишь река будет продолжать нести свои воды…

Лучшие рецензии
yrtimd
yrtimd
Оценка:
632

Не читайте эту книгу!
Прошу, умоляю, заклинаю, не читайте эту книгу. Не берите её в руки, не открывайте, забудьте название и имя автора.
Не читайте эту книгу, если Вы бросили курить - все старания насмарку. Не читайте эту книгу, если у Вас нет детей - Вам будет страшно их заводить. Не читайте эту книгу, если у Вас есть дети - Вам будет стыдно за мир, в который Вы их привели. Не читайте эту книгу, если Вы любите чтение - больше Вы не откроете ни одной книги без чувства тревоги. не читайте эту книг, если Вы не любите чтение - Вы его возненавидите.
Эта книга сорвёт с Вас розовые очки, вырвет контактные линзы, ослепит Ваши глаза, снимет с Вас всю одежду, потом кожу, затем всё, что Вы знали, а после - всё, во что Вы верили. Она оставит от Вас голый кровоточащий кусок мяса, оплетённого нервами, который будет чувствовать боль от всего, что происходит вокруг, от того, что происходит где-то далеко, от того, что уже давно произошло, от всего, что произойдёт и от того, чего не будет нигде и никогда. Только боль.
Не читайте эту книгу.

Читать полностью
satanakoga
satanakoga
Оценка:
419
Наверно, и вправду все может перемениться в один день. И вправду несколько десятков часов могут пустить жизнь по другому руслу. И если так, то эти несколько десятков часов, как останки сгоревшего жилья – оплавленные ходики, опаленная фотография, обугленная мебель, – должны быть извлечены из руин и исследованы. Сохранены. Объяснены.

Самая гениальная объяснительная записка, что я читала в жизни.
/Кроме, конечно, канонической "Опоздание произошло ввиду того, что в силу своих психосоматических аномалий, приблизительно с 1995 года, я систематически общаюсь с демонами"./
Роман-инвентаризация, роман-исповедь, роман-обвинение, роман-приговор и одновременно - роман-признание себя виновным.
Я, Амму, разведённая женщина, мать близнецов, которых я не любила с Самого Начала, а иногда любила Чуть Меньше, обвиняю себя в том, что не нашла Места Под Солнцем, и под воздействием отчаяния нарушила Законы Любви. Законы, определяющие, кого следует любить. И как. И насколько сильно. И опозорила семью. И предала детей. И убила нас обоих. Признаю себя виновной. Подлежу одиночеству и забвению.
Мы, Эста и Рахель, Элвис-Пэлвис с испорченным зачёсом и Мушка Дрозофила с фонтанчиком, однояйцевые близнецы, обвиняем нас в том, что мы были маленькие и послушные, были жерновами на шее матери, нашли лодку, красили ногти алым, сказали "да". Признаём нас виновными. Подлежим Пустоте и Онемелости на веки вечные.
Список мелочей прилагается. Крупное утаивается.

Красивая, уродливая, вязкая, липкая, полная запахов, цвета, предметов и их частей, людей и их склизких теней, ужаса и восторга, торжества жизни и не-жизни особенно, и торжества смерти, и плесени, и лотосов, и насекомых, и ила, и грязи всех мастей, в том числе душевной, и той, что снаружи, и крови, и слюны, и бабочек, и цветов, и специй, и предрассудков, и каст, и равнодушия, и любви, и ненависти, и бессилия, и жестокости, и страсти, и смрада, и увядания, и гниения, и смирения, и раскаяния, и онемения, и пустоты, и прощения, отвратительная и прекрасная книга.

Читать полностью
violet_retro
violet_retro
Оценка:
323

Индия была где-то очень далеко от меня. На полке со специями, когда я готовлю рис с карри и овощами. На мочках ушей, если одеть длинные и объемные сережки. В мечтах о месте, где никто не осуждает тебя за то, что ты ешь или не ешь. Но когда я открыла эту книгу, все мои несерьезные картинки отодвинулись далеко-далеко. Меня окружил душный воздух Айеменема, потными складками предчувствий зашуршали вокруг сари, запахло бетелем и соленьями из лайма, и все поверхностные представления окончательно стали просто пятнами поверхностных представлений на дороге из одной индийской Брешии в другую. А потом, внезапно, эта книга наступила на мое сердце. И сотнями ног, одна за другой, вдавила его в горячий песок с едва ощутимым запахом апельсинолимона. Пока и оно не стало пятном сердца.
Я люблю семейные саги, но таких никогда не читала. И мне даже сложно сказать, понравилась ли мне эта история или ее лучше забыть навсегда. Вроде бы все это по отдельности так мучительно близко и понятно - любовь и смерть, коммунизм, предрассудки, одиночество, женщины - но все это смешалось в таком безумном сочетании, что сразу и не разберешь. Только если осторожно, по мелочам. Закрыть книгу, выдохнуть, и тихонько разложить в памяти - вот "токийская любовь", вот любимая сумочка, сделанная в самой Англии, вот кипа фотографий Левина-Ленина, вот пыльный флаг из красной ткани. Какая же между всеми этими мелочами связь? Наверное, по-настоящему мне, с моим приглаженно-мятным дыханием, до конца ее так и не понять. Но даже попробовать было непросто.
10 из 10.

Читать полностью
Лучшая цитата
Вот в чем беда с близкими родственниками. Как врачи-извращенцы, они знают, где самые больные места.
1 В мои цитаты Удалить из цитат