Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Волны гасят ветер

Волны гасят ветер
Бесплатно
Добавить в мои книги
1347 уже добавили
Оценка читателей
4.54

Роман, завершающий знаменитую трилогию братьев Стругацких о Максиме Каммерере.

Произведение увлекательное – и в то же время тонко философское, многогранное и талантливое. Завершилась эпоха «Обитаемого острова».

Закончилась странная и трагическая история «Жука в муравейнике».

Наступили времена новых вопросов и новых загадок – времена, когда «Волны гасят ветер»…

Лучшие рецензии
Zatv
Zatv
Оценка:
120

В последней части трилогии о Максиме Каммерере («Обитаемый остров», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер») братья Стругацкие размышляют над одним из основных вопросов научной фантастики: что будет делать «сверхразум», столкнувшись с человеческой цивилизацией? И дают на него несколько парадоксальный ответ: ему на человеческую цивилизацию будет глубоко наплевать.
***
Сюжет повести «Волны гасят ветер» логически вытекает из структуры мира, созданного Стругацкими. Земляне, помня об упущенных возможностях в своей истории, решили заняться «прогрессорством» среди народов других планет, сея, со своей точки зрения, умное, доброе, вечное (повесть «Трудно быть Богом»). А далее, встал вполне закономерный вопрос. Если мы занимаемся прогрессорством у других, то почему кто-то не может этого делать с нами?
Проблемой занялись знаменитые КОМКОНы, первый и второй – некое подобие отдела «Секретных материалов», также отслеживающие всяческие аномалии.
Задача перед начальником отдела Чрезвычайных происшествий сектора «Урал» КОМКОНа-2 Максимом Каммерером и его командой стояла, в общем-то, неопределенная – найти неизвестно кого (условное название «Странники»), делающих на Земле неизвестно что. И единственный удобоваримая методика в такой ситуации – анализировать большие массивы данных на предмет выявления необъяснимых аномалий.
Внимание комконовцев привлекало буквально все. Например, «синдром пингвина» - возникновение у некоторых людей одного и того же сна, будто они в скафандре висят посреди космоса и уже никто и никогда не прилетит за ними. Все видевшие его, испытывали неописуемый ужас, но были и те, которых такое состояние не пугало. Или случай в Малой Пеше, когда в коттеджном поселке появилась масса аморфных чудовищ, явно искусственного происхождения, единственной целью которых, казалось, было только испугать окружающих.
В конечном итоге Каммерер и его подопечный – Тойво Глумов, приходят к неожиданному выводу, что множество странных явлений получает свое логическое объяснение, если предположить, что некто «сортирует» человечество, выявляя людей с нестандартными реакциями.
И как только мысль двинулась в новом направлении, сразу же появился объект пристального внимания - Институт метапсихических исследований или Институт Чудаков. Все логично. Если мы создали организацию, то и «они» должны ее тоже создать.
Предположение Каммерера, на удивление, оказалось верным. Только вот, неуловимые Странники, увы, никогда не существовали. И все происходящее – дело рук люденов, редких особей (в том числе и людей), у которых имеется спящая третья сигнальная система (а есть еще четвертая, пятая и прочие). И если ее пробудить, то у людена появляются сверхспособности. А человечеству после Большого Откровения приходится свыкнуться с мыслью, что оно теперь во Вселенной далеко не главное, и больше похоже на инкубатор, иногда рождающий гениев.
***
Вот такая, немного грустная повесть. Впрочем, как всегда у Стругацких. Слишком уж им не нравилось окружающее их человечество, да и будущее, по большому счету, тоже не вызывало особых восторгов.

Вердикт: обязательное чтение для любителей творчества Стругацких (желательно, в составе трилогии).
Другие рецензии на книги братьев Стругацких:
«За миллиард лет до конца света»,
«Гадкие лебеди»,
«Улитка на склоне».

Читать полностью
strannik102
strannik102
Оценка:
44

Открывающий эту книгу "Меморандум" Айзека Бромберга о прогрессе прогресса и эволюции эволюции, о Монокосме — потрясающее великолепное размышление-рассуждение авторов на указанную тему. Поневоле напрашивается мысль-аналогия о прогрессорской деятельности самих Стругацких. По крайней мере для моего личного "роста" эти авторы сделали одну из самых основных работ (если не считать ту, которую над собой проделываешь сам).
Занятно, в моём представлении люди отчётливо делятся на два лагеря — в одном те, кто любит книги, а значит и идеи Стругацких, и я с ними заодно. В другом — те, кто уничижает всю значимость их творчества. Они для меня практически иные, едва ли не чужие. Есть ещё и третьи — те, кто не читал, но это нулевой вариант, эти пока пребывают в латентном состоянии, они ещё не инициированы... И выбор, кстати говоря, от самого человека не зависит, он попросту говоря либо проходит тест-отбор, либо отсеивается. И это ни хорошо, ни плохо, просто это имеет место быть.
Вообще эта одна из самых последних повестей Мастеров о мире Полудня, повесть, которая расставила точки над i в отношении авторов к прогрессорству, однако оставила возможность читателю самому порассуждать на эту тему, равно как и на тему воспитания и на тему вертикального прогресса и на всё остальное "стругацкое".
Как обычно для оценки книг этих авторов 10 из 10 (и, несмотря на уже многократное перечитывание и личное взросление, эта оценка не переменилась, но только упрочилась).

Читать полностью
majj-s
majj-s
Оценка:
19

Забирайте меня скорей, увозите за сто морей. Далее не по тексту, просто выражаю согласие. Иногда начинаю доставать дочь вопросом: "Какая твоя главная мечта?" - "Мир во всем мире" - дежурно оттарабанивает девица. "А у меня - летать". "Это невозможно, люди не летают" (так же дежурно). "Я буду". И летать не буду и никто не заберет, не научит, не инициирует развитие третьей импульсной. И зубец "Т" в моей ментограмме, буде кто научится ее снимать, окажется отсутствующим. Так и помру лавочницей. Не в этой жизни.

"Быть или не быть люденом"? Некорректная постановка вопроса. Когда и если твоя истинная природа зовет тебя, не послушать ее невозможно. Дело не в эфемерной сладости сверхвозможностей, даруемых пробуждением прежде дремавшего. Даже не в наличии морально-этической вилки: что, если прежний круг, включая самых близких людей, перестанет быть моим? Это сопровождает любой рост. Будь то рост благосостояния: "Забо`отепа, не хочешь с нами знаться". Социализации: "Раньше мы дружили с Майей, а теперь она крутая". Карьерный: "На сраной козе-то не подъедешь, подмывать козу придется".

Когда ты растешь, а окружение остается на месте, прежде крепости стальных канатов связи, утончаются до паутинности, а после не рвутся даже, истаивают. И невозможно снова войти в ту же реку. И бессмысленно возвращаться туда, где был счастлив. И не остаться Питером Паркером, ощутив в себе Человека-Паука. Все это сказки в стиле Голливуда-Болливуда. Ты не сможешь вернуться, потому что не сможешь никогда, билет продается только в один конец. И остановиться не сможешь, а если бы захотел. ждет тебя самая жалкая из участей: предавший себя и кругом чужой.

"Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи в горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.."

Она вовсе не отчаянная, третья книга. И вернула мне Мак Сима из "Обитаемого острова", он только показался имперсонифицированным "Жуком в муравейнике". Девяностолетний Макс Каммерер рассказчик ближе к мальчишке-прогрессору, чем осторожный КОМКОНовец периода расцвета. И все очень четко встраивается в общую картину: мы движемся к прекрасному будущему всем человечеством дружными колоннами. Мы развили науку, технику, системы здравоохранения и образования. Победили многие болезни, навели порядок у себя на Земле и не почили на лаврах - экспансия наше второе имя.

Почему не предположить, что так и будет, вопреки мрачным прогнозам. Эпоха Водолея даст новый тип отношений, не такой завязанный на личное ("ты-я"), как у Рыб, более социально ориентированный. Но и больше повернутый к миру в целом. Земля со всеми населяющими ее тварями - тот же социум, понятый шире. И все у нас получится. Все уже получается. Все к лучшему в этом лучшем из миров. Живем сами и даем жить другим (мы лучше знаем, как для них хорошо и, будьте уверены, поспособствуем).

Потом странные тринадцать контейнеров и люди, рожденные из найденных в них эмбрионов. И тоскливое мятущееся ожидание: как и когда рванет бомба замедленного действия, которую они собой представляют. Не рванула. Они просто ушли, не оставив сколько-нибудь заметного следа. Такой себе очередной тест, на сей раз пройденный человечеством более достойно (никто никого не распнул, по крайней мере).

А после людены. Вы прошли испытание достойно, вам позволено двигаться дальше. Нет, теперь уже не дружными колоннами. Колонны пусть маршируют, коли хотят. Но зерна от плевел отделятся таки. Не хотите? Да кто же спросит? Кто и когда таким интересуется? Надо ловить детишек над пропастью во ржи, этим вы и займетесь. А вы думали это все для того, чтобы научить вас летать? Н-ну и за тем тоже.

Читать полностью
Лучшая цитата
Я усталый, недобрый, озабоченный человек, взваливший на себя груз неописуемой ответственности. У меня синдром Сикорски, я психопат и всех подозреваю. Я никого не люблю, я урод, я страдалец, я мономан, меня надо беречь, проникнуться ко мне сочувствием… Ходить вокруг меня на цыпочках, целовать в плечико, услаждать анекдотами… И чаю. Боже мой, неужели мне так и не дадут сегодня чаю?
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
События, описанные в романе «Волны гасят ветер», непосредственно перекликаются с последней главой романа (сборника рассказов) братьев Стругацких «Полдень, XXII век» — «Какими вы будете». В этом рассказе описано появление сверхчеловека и предположения главных героев романа о дальнейшем прогрессе человечества.
В повести упоминается Колдун — герой романа «Обитаемый остров». Колдун прилетел с Саракша, посетил «Институт Чудаков» и практически немедленно покинул его, не захотев общаться с люденами.
В повести упоминается Арканар («пока он, потрясая гульфиком и размахивая шпагой, топчется по булыжнику арканарских площадей») — место действия повести «Трудно быть богом».
Другие книги подборки «Братья Стругацкие: Лучшее»