Страна багровых туч

4,6
151 читатель оценил
299 печ. страниц
2007 год
Оцените книгу
  1. strannik102
    Оценил книгу

    Эта была первая книга Стругацких, прочитанная мной ещё в довольно раннем детстве, классе этак в третьем, что ли. Довольно долго потом искал томик первого издания, чтобы иметь его в личной библиотеке — нашёл в своё время, и потом его у меня увели с концами. С тех пор этой книги у меня в личной библиотеке нет — новодел покупать не хочется, а старое издание пока что не приобрёл...
    Это лучшая книга Стругацких. Потому что, прочитав эту книгу в нежном 9-10-летнем возрасте, я навсегда "заболел" научной фантастикой вообще и Стругацкими, в частности. И просто не понимаю, как способен 10-летний пацан при чтении этой повести удержаться от ярких и пылких чувств и эмоций! Ведь невозможно же не влюбиться в атомный танк по имени "Мальчик", в фотонный планетолёт с сибирским именем "Хиус" (не забудьте, что я иркутянин по месту рождения и трепетно отношусь ко всему, что связано со страной Сибирью!). Невозможно остаться пресыщено-равнодушным при чтении страниц про планеты с "бешеными" атмосферами, про "Урановую Голконду" и "Зубы Венеры", про грязевый вулкан и гигантское болото с его странной живностью. А самое главное, при знакомстве с людьми, "населяющими" эту героическую повесть — с кирпичнолицым "специалистом по пустыням" Быковым и великолепным и томным красавцем-геологом Юрковским, с добродушным толстяком и штурманом-профессионалом до мозга костей Крутиковым, с жизнерадостным биологом и пилотом Спицыным и с утончённо-душевным геологом Иоганычем Дауге, с педантичным и целеустремлённым фанатично "преданным" Венере Ермаковым и "генералом от космонавтики" Краюхиным, с пусть и впроброс упомянутыми "циолковцами" Маховым и Штирнером, с мастер-пилотом и первым водителем фотонных кораблей Васей Ляховым и штурманом и пилотом , а также с очень хорошенькой и влюблённой женщиной Верой Николаевной, и даже с Машей, Машей Юрковской тоже. Невозможно не затаить дыхание, слушая последний разговор между погибающим на аварийном корабле Робертом Ллойдом и капитаном китайского планетолёта Лу Ши-эром или читая страницы о гибели Бондепадхая-джи и других, тех, кто погиб при штурмах Венеры.
    Героическое время! Героические люди! На них хотелось быть похожими, с ними хотелось дружить, о них хотелось читать дальше...
    Великолепная книга! Лучшая у Стругацких!

  2. TibetanFox
    Оценил книгу

    Аркадий Борисович пишет о "Стране багровых туч": "Наш первый ребёнок. Беспомощный, неуклюжий и нелюбимый". Неуклюжий - да, возможно. Банальный и наивный во многом - само собой. Но назвать его беспомощным не поворачивается язык, потому что для космической и социалистической фантастики это, конечно, повесть выше среднего. Не могли же, в конце концов, в самый первый же свой опыт написания в соавторстве два этих непостижимых человека сразу написать "Град обреченный" или "Улитку на склоне", нужно было сначала усвоить огромные пласты литературных приёмов, продумать философскую подоплёку и подготовить почву. Песчаную почву с отблесками багрового зарева.

    Наивной повесть я считаю за однозначность чётко поставленного вопроса, который всё-таки не единственный в тексте, но всё так вокруг него крутится, что кажется единственным. Что важнее - вот я, пылинка, песчинка, пусть и уникальная, или вот Оно, большое, общественное, непонятное, будущее. Я уйду, Оно останется. Ответ такой же однозначный и решительный, как-то очень в лоб, ещё не по-стругацки с разных сторон проблемы. Но даже на фоне этого простоватого конфликта и типичного антуража: космолёт, парни с квадратными челюстями и горящей красным огнём верой в победу социалистических идеалов, изобилие технических описаний и едва ли не супергеройские способности отдельных персонажей – даже в этих усреднённо-расплывчатых декорациях уже чувствуется живинка, которая сделает позже Стругацких непохожими ни на кого. Я вообще считаю, что братья Эс смогли сделать практически невозможное — показать огромного количеству людей, что фантастика — это не лёгкий и несерьёзный развлекательный жанр для отдохновения мозгов, а гибкий и тонкий инструмент, который как ты настроишь, так и он и зазвучит. Для понимания многих произведений Стругацких нужно попотеть и пошевелить мозгами так же, как при усвоении иных закрученных философских трактатов. Вот в "Стране багровых туч" пока ещё потеть не надо, можно расслабиться и спокойно рассмотреть эту "искорку", которая позже выделит фантастические тексты братьев из огромного ряда других писателей. Что в этой искорке? Не уверена, что смогу сформулировать. Даже при грубоватой стереотипности "Страны багровых туч" и незамысловатости сюжета всё равно что-то есть именно в описании самих сцен, построении диалогов, картинки, недосказанности, словом, в построении полотна повествования, есть гармония, которая позволяет утверждать: нет ничего лишнего, любое движение плеча нужно, причём нужно не тексту, не замыслу автора, не для раскрытия чего-то там по школьной схеме анализа произведения - это нужно читателю. Зачем? А чёрт его знает. Вот нужно, чтобы персонаж А в девятнадцатой сцене чихнул, значит, нужно - и вы скорее почувствуете, чем поймёте, что так действительно нужно. Для атмосферы и цельности.

  3. Fro
    Оценил книгу

    Научная фантастика - совершенно новый для меня жанр. И, к сожалению, немножко не мой. Но это совершенно не значит, что мне не понравилась книга. Напротив, Стругацкие мастерски справились с задачей: подробнейшие, детальные описания событий и явлений, четкие термины - как раз так и должен быть написан научно-фантастический роман.
    Чистейший образец советской литературы, так сквозит коммунизмом и патриотизмом, повествование скорее напоминает рапорт, нежели художественное произведение. И это при том, что я очень смутно помню времена СССР и даже в рядах пионеров мне побывать не довелось, однако стиль "Страны багровых туч" полностью отразил мое представление о тех временах. Так и ловишь себя на ощущении столь мощной идеологии, за счет которой возможно и воспитывались такие сильные характеры, как у героев. Отдать свою жизнь за возможные блага для планеты, бороться до последней секунды, не бросить товарища ни при каких обстоятельствах - это безусловно вызывает восхищение и уважение. Но все же в последних главах авторы позволили себе проявить художественное мастерство, потому что читая об обратной дороге я уже не могла оторваться, сочувствуя и сопереживая героям. Браво!
    Ну и пару слов о главной героине - Венере. Еще когда-то на уроках астрономии в школе нам всем рассказывали о яркой розоватой звездочке на небе, с таким красивым названием, вызывающем ощущение доброты и безобидности. Да уж, звездочка оказалась зубастой хищницей, не щадящей никого и ничего. От описаний в воображении всплывали картинки, не имеющие ничего общего с богиней любви, или же такая любовь нам еще не известна...

    - Здесь совсем как у Стендаля.
    - То есть? - не понял Быков.
    - Все красное и черное. Понимаешь, мне никогда не нравился Стендаль...

    Вот она, красно-черная планета с ее огромными острыми зубами:

    Хорошая книга!
    Любите друг друга)

  1. Мы не боимся смерти, мы только не хотим ее…“
    3 февраля 2015
  2. Жирные от постоянного сидения в роскошно обставленных кабинетах и тощие от страха и зависти, от вечного беспокойства за теплое местечко, со слабенькими, умильными улыбками или с откровенной ненавистью, они нашептывают, критиканствуют, взывают к здравому смыслу, осмеивают… мешают, гадят везде, где только возможно, сеют панику и неверие. С каким наслаждением Краюхин вышвырнул бы их всех из окон самого верхнего этажа министерства! А ведь среди них есть и те, кто были когда-то его близкими друзьями и помощниками… были, черт их подери!
    6 февраля 2019
  3. Слушайте, нельзя ли выключить этот проклятый трезвон? Я не привык умирать в таких условиях.
    3 октября 2018

Интересные факты

В повести упоминается естественный спутник Венеры — Венита, в реальности же у Венеры нет естественных спутников. Развития этого сюжета в повести также нет, упоминается лишь только то, что первым человеком, высадившемся на ней, была Екатерина Ермакова (жена А. Ермакова, командира планетолета «Хиус»). Борис Натанович Стругацкий указывал, что авторы упомянули о Вените в преддверии её скорого открытия, которое так и не состоялось.