4,7
146 читателей оценили
150 печ. страниц
2007 год
Оцените книгу

О книге

В повести «Малыш» рассматривается педагогическая проблема контакта с земным ребенком, «космическим Маугли», воспитанным негуманоидными инопланетянами. При решении ее земная цивилизация терпит моральное поражение.

Читайте онлайн полную версию книги «Малыш» автора Стругацких на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Малыш» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1971

Год издания: 2007

Дата поступления: 17 ноября 2017

Объем: 270.9 тыс. знаков

  1. korsi
    Оценил книгу

    Человеческий детёныш, воспитанный волками, вырастает волком. Медведями — медведем. А если бы человеческого детёныша взялся воспитывать спрут?

    Об этой книжке я узнала неожиданно из учебника по детской литературе, где она упоминалась мельком для примера интерпретации образа божественного ребёнка, — только «идею божественности [авторы] заменили идеей тайны космоса».
    Наверное, в каком-то смысле он и вправду божественен — странный Малыш, дважды инопланетянин; Маугли, вскормленный неведомыми джунглями; Маленький принц, одичавший на своей пустынной планетке; Бастиан, заплутавший в своей стране Фантазии. И по другую сторону — люди, так похожие на нас, но живущие в мире, где на смену печально известной нам всем ксенофобии пришла ксенология. Люди, которые не уничтожают, но изучают, — с тем, чтобы затем приручить, и таким мирным способом одержать верх. Для них ребёнок, воспитанный инопланетянами, но сохранивший в себе человека — настоящая находка, толмач между мирами. Две цивилизации глядятся друг другу в лицо, но возможно ли найти общие черты?..
    Жаль только, что «"Малыш" авторам не нравился и был закончен только потому, что его ждал издатель», — как докладывает Википедия вслед за «Комментариями к пройденному». В результате наметившийся было тугой узел конфликта резко и некрасиво разрублен топором, а финал пришит наскоро белыми нитками.
    А между тем даже и в таком, полузаконченном виде это довольно сильная вещь. Написана превосходным языком с первых же строк, — честно говоря, тут я заново открыла для себя Стругацких: футуристический мир описан так ярко, как только позволяют все художественные средства, и в этом, совсем не научном стиле так органично и уместно смотрятся всякие научнофантастические термины, что верится — авторы живут там, в будущем. В одном эпизоде использован чрезвычайно любопытный приём, ставший возможным, наверное, только из-за особенностей жанра: изложение от третьего лица событий, показанных от первого, — большего сказать, увы, не могу, иначе выйдет спойлер. Вдобавок — необычайно, прямо до магнетизма живые персонажи, каждый со своим ярким и понятным характером; а уж космический дикарь Малыш и вовсе незабываем настолько же, насколько непостижим.
    Но, пожалуй, главный плюс книжки вытекает из её главного минуса: незавершённая, она почти не даёт ответов. Но по-моему это и к лучшему. Потому что вопросы здесь подняты такие, на которые невозможно найти ответ: можно только вечно искать и вечно спорить.

    — Есть предположение, что ты всё-таки не совсем человек...
    — Тогда что же такое человек?.. Что такое человек совсем?
    Всё главное в повести так и остаётся тайной, — но не так ли и человечество, томимое любопытством, готовое засыпать Вселенную тысячами вопросов и измучить сотнями экспериментов, в конечном итоге жаждет и никогда не достигает познания единственной тайны — себя самого.
    Горжусь тем, что у нас есть такая фантастика.

    УПД: иллюстрации к повести Л. Рубинштейна

  2. Nimue
    Оценил книгу

    Давненько я не читала научную фантастику. Настолько давно, что и забыла как это, когда читаешь и решительно ничего не понимаешь. Но продолжаешь, потому что безумно интересно. Закрываешь последнюю страницу, а в голове дробно стучат совершенно нелестные мысли по поводу собственных мыслительных способностей. И пытаешься картину повести подстроить под человеческое понимание, восприятие, и никак. Не выходит каменный цветочек.
    Хорошие земляне (даже здесь у меня парадокс. Сложно воспринимать нас, как желающих чтобы всем было хорошо, а не эгоистами, размахивающими ядерными установками) готовят необитаемую планету для расы гуманоидов чей дом должен вскоре погибнуть. Планета кажется пустой, хотя и пригодной для жизни, но все не так уж просто. Группа исследователей обнаруживает человеческого ребенка, который оказался на этой планете в результате ужасной катастрофы, будучи совсем младенцем. Малыша вырастила и воспитала раса не гуманоидов. И теперь, исследователи надеются установить контакт с аборигенами с помощью этого космического Маугли.
    Вот Стругацкие они такие - философы заоблачных пространств, космические мыслители, но в то же время предельно земные и вопросы они поднимают близкие нам - что такое человек? как человечество выглядит со стороны (если отбросить наши нормы морали)? как далеко может завести наше любопытство? имеем ли мы право вторгаться в чужое существование со своими правилами (создавать Землю в космосе)?
    Много вопросов, ни одного ответа. Пойду поразмышляю...
    Оценка: 10 из 10

  3. JewelJul
    Оценил книгу

    Сейчас мне хочется танцевать джигу-дрыгу. Внезапно так. Потому что я наконец-то нашла вторую книгу Стругацких, которая меня восхитила. Правда она практически местами задевает те же самые темы, что и первая, "Трудно быть богом", на которую я даже рецензию не смогла написать, столько вопросов она подняла, столько чувств всколыхнула. Наверное, стоит сделать вывод, что мне интересны темы, а не сами Братья. Ну что же, пусть так.

    "Малыш". Честно говоря, я не ожидала ничего хорошего от этой повести, столько раз уже обламывалась в восприятии творчества сего коллектива писаталей. Но тут я увидела ее в бесплатных книгах на телефоне, и что бы нет то, и читала и читала и читала и читала, в общем, как я провел последнюю неделю? Я ее провел с "Малышом".

    Космическая экспедиция землян в количестве четырех человек прибыла на отдаленную безжизненную, как полагалось, планету с разведывательными целями, уточнить, подходит ли она в качестве нового местожительства для другой космической расы, чья планета умирает. После приземления команда натыкается на потерпевший катастрофу земной корабль, в котором, как оказалось, пилотами были семейная пара, Александр и Мари, покинувшие Космофлот, ударившиеся в бродяжничество. Пока они бродяжничали у них родился ребенок, и к моменту катастрофы Малышу исполнился год. Год, Карл! Но он выжил в абсолютно стерильном, мертвом, пространстве. Как? Сам по себе? Это нереально. Обезьян, медведей, волков и прочей живности, необходимой для воспитания Маугли на планете нет. Фантастика. Но как оказалось, тут есть...

    В общем, история Малыша - это история про контакт. Малыш являет собой промежуточную форму жизни, уже не совсем человек, еще не совсем инопланетянин. И это грустно, практически до слез. Он может многое из того, что пригодилось бы для жизни на этой планете - выживать в -20 Цельсия голышом, летать над болотами и трясинами, его не царапают острые ветки, он умеет думать лицом и руками, он плохо себя чувствует в окружении других людей. Аборигены воспитали его так, чтобы он никогда не смог вернуться к людям-землянам. Но Малыш - все-таки человек, он хочет играть в мяч, ему нравится разговаривать с себе подобными, он скучает по маме и папе, он все-все помнит. Все-таки как важен первый год в жизни детей, такова сила импринтинга. Он может не помнить лиц, но он помнит фразы. По бим-бом-брамселям! Щелкунчик! Феноменально! В эти моменты мне, как Майе Глумовой, хочется заплакать. Хочется восполнить Малышу утраченное детство, но если ему так плохо и печально от контакта с людьми, стоит ли продолжать контакт? Но за этим контактом стоят века науки...

    Стоит ли прогресс, космический ли, научный, психологический, вообще любой, человеческих жизней, даже пусть одной человеческой жизни? Это извечный вопрос, и сейчас человечество решает, что стоит. Но если прогресс достиг уже того уровня, когда уже все есть, выйдет ли это человечество на гуманизм? Или так и будет вечно гнаться за недосягаемым? И если вдруг случится-таки контакт, в который я, наверное, верю, будем ли мы уважать желание другой стороны на отказ от общения? В "Ложной слепоте" Питер Уоттс говорит, что не будем. В "Малыше" Стругацкие говорят, что будем. Остановимся или будем насаждать свое, как Америка демократию? Честно говоря, вот в такой "альтруизм" я не верю. Мне кажется, будут миссии и будут миссии, и каждый раз после очередного отказа, человечество будет глодать мысль, что вот же оно так близко, это чуждое, но доступное. И когда-нибудь кто-нибудь сорвется и насадит таки нашу дерьмократию.

    Помимо важных общепланетных философий были чрезвычайно интересны частные детали, в особенности про то, как Малыша приспособили к выживанию на этой планете. Он разговаривает мускулами лица, что выглядит дико и неестественно. Он думает, разбрасывая руками листья или строя из камешков пирамидки, то есть не пирамидки, а что-то, какую-то фигуру, странной и неестественной для человеческого глаза формы, но на удивление гармоничную и равновесную. Где-то было уже про эти странные, чуждые фигуры. То ли у Булычева в "Алисе", то ли у Нортон в "Королеве Солнца", то ли у Брэдбери в "Марсианских хрониках". Когда человек не может долго находиться среди этих фигур, или жилищ, настолько они чужды, начинает болеть голова, становится плохо. А мне почему-то близок подход Уоттса, что контакт наш будет с существом настолько, НАСТОЛЬКО, чуждым, что мы даже не сможем его распознать. "Общение" происходить будет каким-то неизвестным еще способом, но мы его воспримем только в качество электро-магнитного излучения, и никаких жилищ мы и в помине не разглядим. Хотя вот посмотреть хоть раз на безумные формы мне хочется.

    "Малыш" - небольшая повесть, стилистически, мне кажется, очень похожая на некоторые фантастические повести Булычева. Вообще у них мало общего, но вот "Малыш" ну очень похож, неуловимо, правда, на тот же "Поселок". Как-то не получается у меня думать про "Малыша" в отдельности, только в сравнениях. Так вот, если их все-таки сравнить, то у Стругацких не так динамично, не так остросюжетно, у них более размеренный темп, более философская задумка. Но что-то общее тем не менее есть.

  1. Неизвестно, кто первый открыл воду, но уж наверняка это сделали не рыбы.
    24 февраля 2018
  2. Вандерхузе некоторое время молчал, затем вздохнул и произнес: – Неизвестно, кто первый открыл воду, но уж наверняка это сделали не рыбы.
    9 июня 2016
  3. Я мог бы тебе ответить, что тот, кто счастлив, ничего и не ищет,
    28 марта 2016