Книга или автор
Попытка к бегству

Попытка к бегству

Бесплатно
Попытка к бегству
4,4
204 читателя оценили
105 печ. страниц
2007 год
12+
Оцените книгу

О книге

«Попытка к бегству». Первое из произведений братьев Стругацких, в котором «пересеклись Прошлое, Настоящее и Будущее», возникла тема Прогрессоров и тема этической состоятельности вмешательства высокоразвитой цивилизации в развитие цивилизации нижестоящей.

Читайте онлайн полную версию книги «Попытка к бегству» автора Стругацких на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Попытка к бегству» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 1962

Год издания: 2007

Дата поступления: 17 ноября 2017

Объем: 189.2 тыс. знаков

  1. satanakoga
    satanakoga
    Оценил книгу

    Небольшая, но пронзительная и жуткая повесть. Поначалу мне показалось, что она вне времени, что будет одинаково понятна и близка и современнику, и тем, кто только мечтал о будущем, выглядывая из своих нор в окошки, продавлённые АБС. Но, наверное, я ошибаюсь. Как и герои, новые люди не вспомнят. У них просто нет таких массивов памяти, тяжкой и стыдной - стёрлись за ненадобностью в годы и годы благоденствия.
    Герои повести - счастливые и здоровые люди из нового прекрасного мира, где нет неинтересной работы, где захотел - улетел на любую луну, какая тебе только в голову втемяшилась, просто в отпуск. Сперва они собираются в охотничью экспедицию на Пандору, но появляется странный пассажир Саул, которому непременно нужна терра инкогнита. Ну ладно, сказали благополучные, счастливые и добрые люди Антон и Вадим, икогнита, так инкогнита.
    И просчитались.
    Развлечения не вышло, а вышла неприятность. Не говорю, что беда, потому что у новых счастливых людей оптимизм хронический, они считают, что при наличии ресурсов и людей вполне можно поправить нехорошую планету с нехорошим феодальным строем и зверствами. Да, вероятно, будет трудно это сделать, потому что некогда и не факт, что получится привлечь такие мощности, но свет в конце тоннеля им отчётливо виден.
    А его просто нет. Ты принесёшь им добро, а они его просто не возьмут, а тебя огреют палкой. Будешь уговаривать - сочтут слабой добычей. Попробуешь напугать - согнутся, оскалив зубы, а потом непременно откусят тебе голову, когда зазеваешься. Они просто ещё не выросли. Да, вот такое несчастное жестокое детство человечества. Бывает. Мы проходили.
    Но это может понимать Саул, я понимаю, а вот Антон и Вадим - сомневаюсь. Слишком далеко они ушли от страшных котлованов, застывших трупов и людей с копьями.
    Бывает.

  2. cahatarha
    cahatarha
    Оценил книгу

    Давно я не читала книгу наполненную таким отчаяньем и холодом, безысходностью прикрытую снегом. Сильная вещь, пожалуй даже сильнее "Трудно быть богом", если это вообще возможно представить. Ледяная планета, замерзшие сердца, которые заставили все внутри меня закипать, разрываться и взрываться. С одной стороны в мозгу пульсирует вопрос: "Ну как же так?", а с другой, блин, ну было, было ведь в нашей истории и похуже. Да я понимаю Саула, это его отчаяние и желание хоть что-то сделать, пусть даже бесполезное.

    Стругацкие, как всегда, на высоте. Тяжело, мощно, но оторваться нельзя, а еще безумно реалистично, так что холодно даже душе.

  3. majj-s
    majj-s
    Оценил книгу
    Всего два с половиной века назад половина человечества была уверена, что чёрного кобеля не отмоешь добела, и что человек как зверем был, так так зверем и останется, и было достаточно оснований думать именно так.

    Когда приходит время информации, она идет кластерами. В течение одной недели статья Маши Елифёровой о Стругацких, как пророках русского постмодернизма, пытаюсь вспоминать "Попытку к бегству" - статья в значительной степени строится на отсылках к повести. И понимаю, что невозможно вспомнить то. чего никогда не знала. Надо читать, думаю, Стругацкие всегда праздник, хотя чаще всего в мрачных декорациях. И сразу же вслед за этим в лекционном цикле Дмитрия Быкова о русской литературе XX века 1962 год отдан той же "Попытке к бегству", а один из героев структуральный лингвист, а язык и все связанное с ним - моя большая любовь на все времена. И значит. читать нужно немедленно.

    Прелестная увертюра в Мире Полдня, двое молодых людей собираются в отпуск, поохотиться на тахоргов. А неизвестно, что за звери, безумно опасные бестии с Пандоры и всякий уважающий себя землянин в юном возрасте проходит через период одаривания родственников и знакомых черепами поверженных им тахоргов (и один над стерео, хорошенькая дикторша под этаким ужасом будет смотреться забавно). Говорят по радиотелефонам (как мы), летают на глайдерах, мы пока нет, но в шестьдесят втором, когда книга писалась, возможность вот так взять и смотаться куда-нибудь на личном авто, представлялась не менее фантастической, а мы сегодня запросто. Стоят в очередях, но это особая очередь - за охотничьими лицензиями, потому что Пандору закрывают под заповедник и нужно успеть. Аналог очередей, что выстраиваются, когда в продажу выбрасывают очередной Iphone - не за необходимым, но за излишествами. И вообще, Мир Полдня XXII века куда ближе к нашему сегодняшнему, при всех его несовершенствах. чем мир. в котором повесть писалась.

    Я отдаю себе отчет, что мой взгляд на книгу диаметрально отличается от канонического, склонного видеть за всем и во всем одну только тоскливую безнадежность, но это объективный взгляд, просто измените привычный угол зрения и станет очевидно, насколько далеко мы ушли от тотальной лжи и несвободы, которые составляли суть тогдашней жизни, насколько экзистенция сегодняшнего человека ближе к миропониманию тех прекрасных людей, которых Стругацкие c Миром Полдня по капельке, по миллилитру, по микрону начали вливать-вводить в ментальность советского человека. Да и сейчас еще продолжают, и не скоро закончат. Эволюция, в отличии от трах-бах революции процесс, растянутый во времени в своем кумулятивном этапе, занимающий 99/100 времени, необходимого для того, чтобы изменения произошли.

    А потом Планета Саула и зря я сокрушалась, что сегодняшняя русская литература не имеет опыта десталинизации, приветствуя "Обитель" Прилепина и "Авиатора" Водолазкина, как книги, решившиеся разворошить эти пласты коллективного бессознательного. Ну конечно знаю о Солженицыне, но читать не хочу, угнетает меня его достоевскость и не меня одну. Хотя перед теми, кто любит и зачитывается "Гулагом" склоняюсь в почтительном реверансе. И все-таки, воля ваша, это не для нормального человека чтение. Про Шаламова, пожалуйста, не нужно, там совершенная клиника. "Крутой маршрут" Евгении Гинсбург люблю, и "Ночевала тучка золотая" Приставкина, а "Факультета ненужных вещей" у Домбровского не люблю и считаю, что в его лагерных стихах уровень накала, горечи, ясности и яркости на порядок выше.

    Но, понимаете, в чем дело, то, чем накрыло нас в конце восьмидесятых прошлого века во многом осталось литературой тех дней, первым ожогом. А потом русская литература (а с ней культура в целом) стала обходить тему молчанием, как-бы признав за ней статус не комильфо. И вот тем, что разбило лед заговора молчания стали "Обитель" с "Авиатором". Книги, говорящие с сегодняшним читателем о том, что было, с позиций сегодняшнего дня. Так вот. в "Попытке к бегству" гений Стругацких сделал это на уровне "на все времена". Независимо от того, хотят того сегодня или нет блюстители сильной государственности и железной руки, это работает на уровне коллективного бессознательного и ментальности полвека.

    Магия великой литературы в том и заключается, что она работает исподволь. даже с теми. кто книги не читал. Даже с теми, кто вовсе никаких книг не читает. "Мы работаем пока вы спите". Вот как-то так. Аудиокнига в исполнении Эммануила Виторгана эталонно хороша.

  1. Странности… Нет никаких странностей. Есть просто неровности. Внешние свидетельства непостижимой тектонической деятельности в глубинах человеческой натуры, где разум насмерть бьется с предрассудками, где будущее насмерть бьется с прошлым. А нам обязательно хочется, чтобы все вокруг были гладкие, такие, какими мы их выдумываем в меру нашей жиденькой фантазии… чтобы можно было описать их в элементарных функциях детских представлений: добрый дядя, жадный дядя, скучный дядя. Страшный дядя. Дурак.
    1 октября 2018
  2. Почему человек никак не научится жить просто? Откуда-то из бездонных патриархальных глубин все время ползут тщеславие, самолюбие, уязвленная гордость. И почему-то всегда есть что скрывать. И всегда есть чего стесняться.
    30 марта 2019
  3. Добро должно быть более активно, чем зло, иначе все остановится.
    30 марта 2020

Автор