ESET_NOD32

Гадкие лебеди

Гадкие лебеди
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
717 уже добавило
Оценка читателей
4.7

«Когда Ирма вышла, аккуратно притворив за собой дверь, худая, длинноногая, по-взрослому вежливо улыбаясь большим ртом с яркими, как у матери, губами, Виктор принялся старательно раскуривать сигарету. Это никакой не ребенок, думал он ошеломленно. Дети так не говорят. Это даже не грубость, это – жестокость, и даже не жестокость, а просто ей все равно. Как будто она нам тут теорему доказала – просчитала все, проанализировала, деловито сообщила результат и удалилась, подрагивая косичками, совершенно спокойная…»

Читать книгу «Гадкие лебеди» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Zatv
Zatv
Оценка:
61

«Гадкие лебеди» были созданы в 1967 году.
Все описываемое происходит в какой-то мифической стране, то ли Чехословакии, то ли Польше. Стране, двадцать лет назад перенесшей страшную войну, в которой гусары с саблями наголо ходили в атаку на танки. Один из них позже станет главным героем романа – известным писателем и бардом Виктором Баневым. Писателем, нагрубившим самому господину Президенту (за что и был сослан на неопределенный срок в свой родной город).
И вот здесь начинается самое интересное. В родном городе Банева уже много лет идет дождь и есть лепрозорий, в котором содержатся так называемые «мокрецы». Лепрозорий явно не простой, иначе, чем объяснить несколько рядов колючей проволоки и военную охрану.
Правда, в остальном все как у окружающих – хитрая власть, вездесущие органы (причем, несколько конфликтующих между собой видов), молодежное крыло штурмовиков Легиона, спивающаяся интеллигенция, придворные живописцы…
И еще дети. Необычные дети у обычных родителей. Воспитанные мокрецами и не желающие жить окружающей их жизнью.
***
Удивляет, что Стругацкие на что-то надеялись, отдавая роман в печать. Естественно, его не пропустила цензура. Самое смешное, что если бы не харизма авторов, его и в наши времена могли бы признать экстремистским. Слишком уж не любят авторы власть предержащих, а признаки и методы работы у этой власти всегда были примерно одинаковыми.
Роман, в конце-концов, нелегально опубликовали в Германии (1972 год), а в России он появился только спустя двадцать лет после написания – в 1987.
Чем же так напугали эти двести страниц текста? Думаю, своей откровенностью. Стругацкие решили сказать о мире все, что они думают, наплевав на внутреннего и внешнего цензоров, форматы и даже читателей, не заботясь о растолковывании происходящего. Это такой вопль: «Парус! Порвали парус!», только без покаянного продолжения. И не случайно в тексте присутствует песня Высоцкого, подаренная им авторам.
И еще, это размышление о мире и творце в нем. И не столь важно, что творец большую часть романного времени пьян. Это такая защитная оболочка от окружающей действительности. Не случайно мокрецы присудили Баневу свою литературную премию, значимость которой он вряд ли оценил. Ведь это премия будущего.
***
Разобраться в переплетениях сюжетных линий «Гадких лебедей» бывает порой весьма и весьма непросто. Есть более-менее понятная данность – город с властью и жителями, Банев и его любовница, бывшая жена и дочь Ирма, санитарный инспектор и он же сотрудник внутренней разведки, придворный живописец, директор лепрозория. И есть данность не очень понятная – много лет идущий дождь, мокрецы и какие-то необъяснимые чудеса (впрочем, появляющиеся только в самом конце романа).
И только при очень внимательном чтении выстраивается логичная картина происходящего. Мокрецы – это пришельцы из будущего. Будущего настолько отвратительного, что решено изменить прошлое. Справедливо полагая, что взрослым уже ничем не поможешь, они обратили свой взор на детей, за десять лет сформировав у них новое мышление. И их миссия удалась. Они исчезли, исключив себя из будущего.
Но весь этот фантастический антураж занял всего несколько страниц романа. Все остальное – разговоры, разговоры и разговоры. Осмысление окружающей авторов действительности. Но кажется, что писали Стругацкие о нашем сегодняшнем времени.

Рекомендуется к прочтению. Тем, кто и сам не чужд размышлений на заявленные темы.
***

Дальше...

P.S. Еще несколько слов о прекрасном фильме Константина Лопушанского, снятого по мотивам романа. В нем существенно сдвинуты акценты. Мокрецы напрямую учат детей в гимназии, а в особую зону попадает весь город, больше похожий от многолетних дождей на полузатопленную Венецию. Есть еще международная группа ООН по изучению необычного феномена, членом которой и является Виктор Банев.
Но самое главное различие – люди, в конце-концов, уничтожают мокрецов, стирают аномалию, чтобы ничто не отвлекало от повседневных забот.
Интересная интерпретация, одобренная самими авторами. Тоже рекомендуется к просмотру.

Читать полностью
Pochitayez
Pochitayez
Оценка:
25

О произведении:
Бррр... Как же холодно, мерзко и сыро! Как же страшно! И ничего не понятно. Только одно видно сквозь туман и нескончаемый ливень — нечто ужасное, умное, самостоятельное, неблагодарное, нечто со взглядом в будущее, и это - счастье. Это как раз те изменения на которые не способен человек, это как раз та революция о которой мечтают души жаждущие перемен, это как раз тот скачок человечества о котором ещё даже толком не успели помечтать.
Но требования к этому, требования которые выставляют авторы — пугающи, невозможны, но абсолютно справедливы. И ужас сковывает людей, и ужас сковывает читателя. Будто отрывают у него что-то, пытаются забрать, навсегда. Всё то, что он считает собой. Однако нет и не будет развития и совершенства, никогда. Окровавленными ногтями люди держат своё прошлое, спиртом палёным заливают настоящее, и не могут, физически не способны оторвать себя ради будущего. Серая масса - серую массу бесполезно уговаривать, бесполезно что-то доказывать. Вот и принципы, и политика, и эгоизм к страху присоединились.
Однако может быть, может возможно хотя бы допустить наличие этого нового, иного счастья. И может быть, вполне возможно какая-то ошибка природы или дети, как существа не имеющие прошлого, окажутся в зоне его понимания. И тогда — кто знает, случится то, что нам вообразить не под силу... ведь не может макака представить мысли человека...
Но это потом. А пока что льётся на читателя холодный душ из алкоголя, тумана, эгоизма и слякоти, с яркой ноткой непонятной и жуткой надежды. А научная фантастика сидит на тучке, и ухмыляясь порождает весь этот философский ливень с лёгким запахом недосягаемости...

Об экранизации:
Гадкие лебеди. Режиссёр и сценарист: Константин Лопушанский. Год выпуска: 2006.
Сволочи! Гады! Выродки! Да, Лопушанский не прощает человечество, он осуждает его, он не верит в него. Только сила, непонимание и уничтожение, только страх перед неизведанным рисует он у серой массы. Невозможно указанное в романе по Лопушанскому, по край не мере невозможно здесь. Может быть, когда-нибудь, где-нибудь там, но не у нас, не на Земле, не у человечества.
Конечно кино не снималось слово в слово по книге, но оно прямо отталкивалось от неё, заглядывало в закрытые уголки, аккуратно передавало атмосферу. Можно сказать, что это в некотором роде продолжение, альтернативный взгляд, при огромном уважении к первоисточнику.
Кадр и цветовая гамма очень красивы в фильме. Декорации, музыка, актёры — всё подобрано замечательно. Фильм приятно и интересно смотреть, его чувствуешь, в него вникаешь, и понимаешь что взгляд режиссёра однозначно стоил просмотра. Именно такими и должны быть правильные экранизации.
Замечательно!

Итог: рад наблюдать тот редкий случай, когда превосходный роман и превосходное кино органично дополняют друг друга, оставаясь каждое на своей территории. Очень рад!

Читать полностью
DzeraMindzajti
DzeraMindzajti
Оценка:
22
Это моя четвертая встреча с выдающимися представителями жанра фантастики, благодаря которым я таки снова полюбила сей жанр на старости лет (увы, после Беляева, одного из любимейших писателей детства, был долгий перерыв в моих отношениях с данным жанром). И это четвертое попадание, что называется, «в яблочко». Не знаю, как и почему, но произведения АиБС всегда «приходят» в мою жизнь в нужное время, точно угадывая и передавая мое настроение.
Так получилось и с «Лебедями»: именно таким и был мой январь, как и город: холодным, сырым, непонятным, немного страшным и безнадежным в настоящем. Но при этом, если посмотреть в будущее, там маячит нечто новое, неизвестное, надежда на изменение к лучшему, возможно, даже счастье собственной персоной. Но для того, чтобы приблизить это будущее, нужно приложить серьезные усилия, нужно совершить практически невозможное – измениться самим, отпустить, наконец, свое прошлое, а не держаться из последних сил за то, что уже отжило свое, уже мертво. Но кто же готов так легко отпустить что-то родное, пусть и далеко не всегда счастливое, но хорошо знакомое, родное и отправиться в будущее, которое, вполне возможно, будет гораздо лучше прошлого, но ведь оно незнакомо нам, покрыто тайной?! При этом, как такового, и настоящего-то у героев книги нет: ну разве можно назвать жизнью существование, которое ведут герои книги? Ну, а главный герой, писатель Банев и вовсе чаще пьян, нежели трезв; его отношения как с дочерью и бывшей женой, так и с любовницей и обитателями санатория.
После прочтения книги, у меня осталось два вопроса:
1. По содержанию: как в вышеописанных условиях, у людей, лишенных интереса, любви к жизни, погрязших в болоте, родились такие выдающиеся дети – настоящие цветы жизни? Хотя, все дело, возможно, как раз-таки в том, что и этим «цветам», как и настоящим растениям, для успешного роста необходимо сами-знаете-что.
2. Как, ну как можно написать такую превосходную книгу, описывающую неприятное место с далеко не самыми приятными людьми?! Браво, Стругацкие! Впрочем, как всегда…
Что же касается открытого финала (который мне в большинстве случаев кажется более выигрышным ходом, нежели описание всех подробностей «закнижной» жизни героев, исключение – детективы), то, думаю, каждый читатель сам нарисует будущее нового, измененного мира, и, следовательно, будет вынужден лишний раз пошевелить мозгами. А это никому не принесет вреда.
Читать полностью
Лучшая цитата
просто вырождаемся. Естественную природу мы уничтожили, а искусственная уничтожает нас… Далее, мы обанкротились идеологически – мы перебрали все философские системы и все их дискредитировали; мы перепробовали все мыслимые системы морали, но остались такими же аморальными скотами, как троглодиты. Самое страшное в том, что вся эта серая человеческая масса в наши дни остается той же сволочью, какой была всегда. Она постоянно жаждет и требует богов, вождей и порядка, и каждый раз, когда она получает богов, вождей и порядок, она делается недовольной, потому что на самом деле ни черта ей не надо, ни богов, ни порядка, а надо ей хаоса, анархии, хлеба и зрелищ. Сейчас она скована железной необходимостью еженедельно получать конвертик с зарплатой, но эта необходимость ей претит, и она уходит от нее каждый вечер в алкоголь и наркотики… Да черт с ней, с этой кучей гниющего дерьма, она смердит и воняет десять тысяч лет и ни на что больше не годится, кроме как смердеть и вонять. Страшно другое – разложение захватывает нас с вами, людей с большой буквы, личностей. Мы видим это разложение и воображаем, будто оно нас не касается, но оно все равно отравляет нас безнадежностью, подтачивает нашу волю, засасывает… А тут еще это проклятие – демократическое воспитание: эгалитэ, фратернитэ, все люди – братья, все из одного теста… Мы постоянно отождествляем себя с чернью и ругаем себя, если случается нам обнаружить, что мы умнее ее, что у нас иные запросы, иные цели в жизни. Пора это понять и сделать выводы: спасаться пора.
В мои цитаты Удалить из цитат