«Моя система воспитания. Педагогическая поэма» читать онлайн книгу📙 автора Антона Макаренко на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Антон Макаренко
  4. «Моя система воспитания. Педагогическая поэма»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.62 
(82 оценки)

Моя система воспитания. Педагогическая поэма

852 печатные страницы

2016 год

6+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Аренда книги
4 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

Антон Макаренко – гениальный педагог и воспитатель. По мнению специалистов ЮНЕСКО только четыре педагога в мире, определивших способ педагогического мышления в XX веке, получили международное признание. Это – Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко. Система воспитания Макаренко основана на трех основных принципах – воспитание трудом, игра и воспитание коллективом. И в России имя Антона Семеновича Макаренко уже давно стало нарицательным и ассоциируется с человеком, способным найти правильный подход к самому сложному ребенку…

В 2016 году исполняется 80 лет «Педагогической поэме», отдельное издание которой в трех частях появилось в 1936 году. В настоящем издании публикуется полностью восстановленный текст.

читайте онлайн полную версию книги «Моя система воспитания. Педагогическая поэма» автора Антон Макаренко на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Моя система воспитания. Педагогическая поэма» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Дата написания: 

1 января 1935

Год издания: 

2016

ISBN (EAN): 

9785170966370

Объем: 

1533908

Правообладатель
10 325 книг

Поделиться

Mariam-hanum

Оценил книгу

Еще года два назад на все вопросы перечитываю ли я книги, я отвечала, отрицательно. Так много книг, которые хочется прочитать, нет времени на перечитывание. Но все меняется и мы меняемся, и вот уже около года перечитываю некоторые поразившие меня произведения.
Этот роман я прочитала впервые в 14-15 лет. И он потряс меня, перевернул мои идеалы... С тех пор я полюбила книги-кирпичи, так приятно, когда любимые истории продолжаются как можно дольше. И вот прошло лет 20, я стала , старше, менее наивной, опытнее, более циничной и сухой. Ну думаю в этот раз не заплачу...

Но... хочется кричать, не то что плакать. Всё к чему мы прикасаемся, мы ломаем.

Вот был Великий педагог и писатель, создал для потерянных и никому не нужных детей- ДОМ.
Дал сытую жизнь, справедливые порядки, уважение к самим себе и веру в будущее!

Только тот, кто в детстве потерял семью, кто не унес с собой в длинную жизнь никакого запаса тепла, тот хорошо знает, как иногда холодно становится на свете, только тот поймет, как это дорого стоит — забота и ласка большого человека, человека — богатого и щедрого сердцем.

И кому-то надо было все разрушить, мало того что в его время ему не дали продолжать его прекрасную и значимую работу, так и в наше время находятся люди, которые бездоказательно пишут про него, что он был педофилом и убийцей. Как только язык повернулся, сами бы попробовали в чистом поле с "малолетними преступниками" создать такую колонию. Тут, своих-то детей не знаешь как воспитать хорошими людьми.
И посмотрела бы я, если б с такими заботами и проблемами о детях, о хозяйстве, о развитии оставалось время и силы на что-то "иное". Да и вряд ли бы, возращались колонисты обратно, если б им по-настоящему было плохо с А.С. Макаренко. Да и людьми достойными выросли все. Это ли не ответ каким был настоящий Макаренко.

Педагог должен знать свой предмет по-настоящему хорошо, и тогда его будут уважать и слушаться, даже если он резкий человек. Но каким бы вы добреньким ни были, хоть кормите их конфетами, если вы своего предмета не знаете — вас и в грош не будут ценить. Вы будете вечно объектом насмешек и издевательств. Вам будут готовить всякие подвохи и каверзы — и все из-за отсутствия уважения.

Лично я преклоняюсь перед А.С. Макаренко и восхищаюсь его самоотдачей и его талантом. Как жаль, что он рано ушёл...

Поделиться

Tarakosha

Оценил книгу

Двадцатые годы прошлого века. Большая страна после череды глобальных событий и жизненно важных перемен находится в состоянии разрухи. Улицы наводнены беспризорниками и малолетними преступниками.

По поручению Полтавского Губнаробраза педагогом Макаренко А. С. была создана трудовая колония для несовершеннолетних правонарушителей в селе Ковалёвка, близ Полтавы, целью которой было воспитать нового советского человека, который станет частью большого и дружного коллектива новой страны.

Автор, от чьего имени написана книга, с энтузиазмом, хотя и не без страха и сомнений, берется за совершенно новое дело, сопровождаемое массой неурядиц, бюрократических проволочек, в котором помимо взлетов и побед, будут и неудачи, но в итоге всё сложится так, как хотелось.
По крайней мере, такой вывод напрашивается из текста этого объёмного произведения, значительную часть которого составляет повседневная рутина перековки посредством труда и совершенно другого мировоззрения нового человека.

Весь текст пронизан пафосом и невероятным подъёмом морального духа, который сопровождал первые годы советской власти.
Ударный труд, победа коллективного над индивидуальным, общественного над частным сопровождает всю историю, в которой тут и там проглядывают исторические реалии, позволяющие судить о том сложном времени.
Книга настолько изобилует бытовыми подробностями, что порой сами герои истории теряются в этом ворохе нагромождений и превращаются в безликие фигурки, призванные ярче и образнее изобразить происходящее.

От некоторых словесных оборотов в тексте скорее приходишь в недоумение, чем в восторг. Чувствуется, что автор всеми силами стремился придать красоту своему рассказу, отчего порой совсем наоборот.
Как свидетельство эпохи и истовой веры человека в свое дело - рекомендую, но нужно быть готовым к тому, что готовых рецептов по воспитанию просто нет и автор оказался в нужное время и в нужном месте.

Поделиться

Романов Роман

Оценил книгу

даже не верится! это подвиг!

Поделиться

Еще 4 отзыва
Я очень прошу Вашего внимания к следующему: Моя педагогическая вера: педагогика – вещь, прежде всего, диалектическая – не может быть установлено никаких абсолютно правильных педагогических мер или систем. Всякое догматическое положение, не исходящее из обстоятельств и требований данной минуты, данного этапа, всегда будет порочным…
9 февраля 2021

Поделиться

В то время я пришел к тезису, который исповедываю и сейчас, каким бы парадоксальным он ни казался. Нормальные дети или дети, приведенные в нормальное состояние, являются наиболее трудным объектом воспитания. У них тоньше натуры, сложнее запросы, глубже культура, разнообразнее отношения. Они требуют от вас не широких размахов воли и не простой, бьющей в глаза эмоции, а сложнейшей тактики и настоящего, высокой квалификации знания. Они больше читают, больше мыслят
27 декабря 2019

Поделиться

Их коллектив имел всегда такой высококультурный вид, что для многих голов, обладающих мозговым аппаратом облегченного образца, это обстоятельство послужило даже для сентенций, развенчивающих всю работу коммуны.
27 декабря 2019

Поделиться

Еще 109 цитат

Интересные факты

Герои книги в реальной жизни

Антон Братченко

Персонаж Братченко создан с реального Антона Б., его имени Макаренко в своей книге изменять не стал. Однако есть информация, что в колонии в конюшне работал воспитанник Антон Браткевич, может, это — он? Братченко в колонийском быту — совершенно такой же, как и на страницах произведения писателя-педагога, об этой личности подробно можно узнать в «Педагогической поэме».

Павел Архангельский

К сожалению, всё, что мы смогли найти о таком сильном и ярком персонаже «Педагогической поэмы», как Задоров — это упоминание, что создан колонист Шурка был с воспитанника Павла Архангельского. Действительно, в колонии имени Горького, в самом начале её становления, у педагога был конфликт с прибывшим колонистом Архангельским, когда последний отказался в грубой форме выйти на работу, и Макаренко ударил его. Эта же ситуация отражена и в книге. Имели место и другие случаи, описанные в книге. И вот что странно — на страницах «Педагогической поэмы» Антон Макаренко не раз «признаётся в любви» своему колонисту Задорову, пишет о том, что и другие воспитанники очень симпатизировали «командиру седьмого сводного отряда». Однако в том огромном количестве изученных нами документах о А. С. Макаренко и его колонистах, мы почти ничего не смогли найти, никаких жизненных фактов и воспоминаний о Задорове — Архангельском, как от Макаренко, так и от его бывших колонистов и персонала колонии. Единственное, что нам стало известно — Архангельский Павел Петрович через время стал носить погоны подполковника.

Семён Калабалин — воспитанник колонии имени Горького. В произведении Макаренко проходит как персонаж Семён Карабанов. Калабалин — продолжатель дела Антона Макаренко, посвятивший долгие годы своей жизни воспитанию «трудных детей». В отличие от своего друга и учителя, Семён Афанасьевич Калабалин не имел педагогического образования (у него было мелиораторное). Однако это не мешало работать с детьми и подростками. Почти двадцать лет «Карабанов» проработал «бок о бок» с Макаренко. Педагогике же учился у него ещё с колонии. Семён Афанасьевич очень тепло вспоминал о первой встрече с автором: это случилось в конце 1920 года, в тюрьме, куда Калабалин попал за грабёж. Семёна надзиратели охарактеризовали как трудного и советовали не забирать его в колонию. Однако педагог «знал свое дело»:
Он подошел ко мне и спросил:
— Правда, что тебя Семён зовут?
— Правда.
— Так это чертовски здорово, что тебя Семёном зовут! Мы с тобой почти тёзки — меня Антоном Семёновичем зовут.
Это было сказано так хорошо, так по-человечески, так подкупающе звучало!
Макаренко в этом же разговоре назвал Калабалина «голубчиком», чего последний никак не ожидал и воспринял эту ласку как инстранное слово. До сих пор Семён слышал в свой адрес только ругань. В общем, «Карабанову» Антон Семёнович очень понравился. Уже тогда он подумал: «От этого человека никогда не уйду, не сделаю ему неприятного».

Тут же, спустя пару часов, Макаренко поручил С. А. Калабалину получить продукты для колонии, а сам отправился по рабочим делам. Получая хлеб, Семён постарался, «чтобы его не обсчитали, и в его руках оказалось на две буханки больше». Антон Семёнович чуть позже, по дороге в колонию, сообщил ему, что получено по недоразумению продуктов больше (заходил узнавать к кладовщикам), и попросил вернуть, отнести лишний хлеб назад. Калабалину впервые в жизни стало нехорошо, стыдно:
— Возьми, пожалуйста, эти буханки и отнеси на склад, я буду тебя ждать. Ты не беспокойся, я подожду обязательно!
(А ведь ему бы надо побеспокоиться: вдруг я не вернусь?!) Но я вернулся и очень торопился, чтобы у Антона Семёновича не возникло беспокойства, что я улизну... Я вернул буханки и прибежал к Антону Семёновичу. Думал, что он начнет меня пробирать, но он этого не сделал. Мне даже хотелось, чтобы он меня отругал, очень хотелось. Но Антон Семёнович обманул мои ожидания...
По признанию Семена Калабалина — в этом вся педагогическая позиция Макаренко, который был ярым противником пустой словесной морали.

Когда «Карабанов» из колонии Горького поступил на рабфак, он познакомился со своей будущей супругой Галиной (об этом также упоминается в «Педагогической поэме»). Калабалин работал заведующим во многих колониях в последующие годы, во время ВОВ — разведчиком, после войны возобновил педагогическую деятельность. 24 июня 1972 года ушёл из жизни в возрасте 69 лет.

Кто они в жизни

Автор книги