Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Педагогические поэмы. «Флаги на башнях», «Марш 30 года», «ФД-1»

Педагогические поэмы. «Флаги на башнях», «Марш 30 года», «ФД-1»
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
138 уже добавило
Оценка читателей
4.83

В настоящее издание включены художественно-педагогические произведения автора, отражающие его взгляды на проблемы социума, на формирование социально зрелой личности, а также побуждающие читателей следовать социально одобряемым моделям поведения.

Произведения А. С. Макаренко неоднократно издавались с 1934 года, были переведены на многие языки народов мира.

Составителем – доктором педагогических наук С. С. Невской, которая принимала участие в издании восьмитомного собрания сочинений автора, вышедшего еще в 1985 году, – внесены дополнения в ранее опубликованные работы автора на основе архивных материалов и исследований, и в полном объеме настоящее издание выпускается впервые.

* * *Свидетельством международного признания А. С. Макаренко стало известное решение ЮНЕСКО (1988), касающееся всего четырех педагогов, определивших способ педагогического мышления в XX веке.

Это – Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко.

Лучшие рецензии и отзывы
Penelopa2
Penelopa2
Оценка:
16

Книга основана на опыте работы Антона Семеновича Макаренко в колонии имени Ф.Э.Дзержинского. Я не собираюсь обсуждать и анализировать победы и недостатки работы колонии, тем более, в книге нет никакого Макаренко, есть заведующий, Алексей Степанович Захаров, я хочу поговорить именно о книге, и о тех неожиданных мыслях, которые книга вызвала.

Книга начинается классически – на привокзальной площади провинциального городка встречаются четыре будущих главных героя книги. Двенадцатилетний Ваня Гальченко, сирота, брошенный мачехой и отчимом. Пятнадцатилетняя Ванда Стадницкая, потерявшая родителей в потоке перемещений беженцев и оставшаяся одна. Какая судьба может ждать красивую молоденькую одинокую девочку на улице – рассказывать не надо. Игорь Чернявин, очень благополучный шестнадцатилетний сын из очень благополучной интеллигентной семьи, но муза дальних странствий и некая авантюрность характера вскружила ему голову и вот он сбежал из дома, живет вполне устраивающей его жизнью, слегка изобретательно поворовывая, но в целом весьма довольный собой. И Гришка Рыжиков. О нем автор почти ничего не говорит, но понятно, что и он ровесник или чуть старше Игоря, остался один, тоже живет на улице, и основная его работа – «мелочь по карманам тырить»(с)

Судьба разбрасывает героев, все проходят свои приключения и заново встречаются в колонии имени Дзержинского. Колония почти идеальна. Была ли она такой на самом деле – не знаю, она больше похожа на авторское представление того, какой должен быть дом для подростков, оставшихся без родителей. Мудрое правление заведующего, честный и бескомпромиссный коллективный орган – Совет командиров. Жесткая, но не жестокая дисциплина и готовность всех жителей подчиняться ей. Учеба, работа, отдых – все это есть. Светлые, оптимистичные картины проходят перед глазами. Наши герои по-разному вписываются в новый ритм жизни. Проще всего Ване. Он находит то, чего давным-давно лишен – справедливого отца в лице Захарова, строгого, но заботливого старшего брата – Алешу Зырянского, множество друзей – таких же как он веселых позитивных пацанов. Ванде очень нужен покой и возможность начисто забыть всю ту грязь, которая испачкала ее недолгую жизнь, и это ей тоже удается. Побрыкался с ограничением свободы и нежеланием работать Игорь, но и он нашел главное – человека, которого он готов уважать, чьим мнением о себе он дорожит. Да и колонисты там славные. Не требовалось особенных педагогических ухищрений, чтобы справиться с этими ребятами. А вот с Рыжиковым ничего не вышло. Он не дурак, он не наивен, его основная черта – он пакостник. Нагадить исподтишка – это образ жизни Рыжикова. И с ним не справились. А раз так – ему нет места в светлом будущем и… пшел вон. Выгнали и никто и не вспомнил о нем, а ведь Рыжиков никуда не делся.

Прошло больше восьмидесяти лет. И рыжиковы расплодились в неимоверных количествах. Это они с наслаждением малюют идиотские каракули на свежевыкрашенных стенах подъездов, они ломают качели на детских площадках, они пишут мерзости на сайтах и форумах, скрываясь под маской анонима. Справиться с ними невозможно. Полиция ими не занимается, мелкая рыбешка, а неповоротливость нашей законодательной системы не позволяет как-то серьезно дать им по рукам

Оффтоп
Несколько лет назад во время зимних школьных каникул моя коллега отправила дочку к подруге, живущей в маленьком городке в Германии. У той дочка-подросток. Она познакомила гостью со своими одноклассниками. Однажды вечерком дети отправились «пошалить» Зашли в подворотню, достали баллончик с краской… Через две минуты их увидел сосед, сфотографировал на мобильник, а еще через три приехала полиция. Деток загрузили в машину и отвезли в полицейский участок. Вызвали родителей, все лично явились в участок, выслушали – каждый – лекцию о необходимости следить за детьми, получили квитанцию на солидный штраф, включающий и ремонт стены. Никакие вопли о том, что родители одинокие, малообеспеченные, многодетные, не местные, мой только смотрел, баллончик не наш, позвонят «Ивану Ивановичу» силы не возымели. Когда приехали забирать российскую гостью, была сказана фраза о том, что правительство Германии рассмотрит вопрос о дальнейших выдачах визы столь неблагодарной туристке. Девочка рыдала, рассказывая маме об этой истории. Урок получен, я думаю.

И есть еще один момент в книге, почему-то оставшийся почти незамеченным. В книге есть совершенно дивный персонаж, один из моих любимых, Соломон Давидович Блюм. Трогательный хлопотливый завпроизводством, ухитрившийся из ничего состряпать абсолютно кустарную мастерскую, что позволила колонии заработать свои первые деньги и купить новые станки. И вот пришел конец хозяйству Блюма. И с огромным энтузиазмом колонисты бросились крушить развалюшный сарайчик. Чудом никого не придавило падающими досками, стропилами. Новый главный инженер орал и ругался, пытаясь остановить это безобразие, но его никто не слушал - это же энтузиазм!

— А энтузиазм вы знаете?
— Энтузиазм знаю, как же. Но вот, например, вы геометрию знаете?
— Знаем.
— Какая формула площади круга?
— Пи эр квадрат.
— Как можно эту формулу изменить при помощи энтузиазма?
— Ну, так это само собой! Энтузиазм совсем не для того, чтобы формулы портить.
— А вот вы сегодня испортили не одну формулу.
— Когда мы испортили?
— А вот, когда леса разбирали.
— А какие ж там формулы?
— Там на каждом шагу формулы. Если бревно стоит, оно на что-нибудь опирается. Есть определенные законы сопротивления материалов и т. д. По этим законам есть и советский закон: нельзя так разбирать леса. А вы, как папуасы, полезли, полезли, веревку в зубах потащили. А Руднев со своей бригадой как сараи валил? Сколько формул испортил? А формулы портить, сами говорите, нельзя.

У меня сложилось впечатление, что точка зрения восторженных колонистов так и восторжествовала. Мы то и дело прикрываемся энтузиазмом и портим формулы, нарушаем законы. Примеров тому тьма. Вот и сейчас: летнее время включаем, летнее время отменяем, переходим на зимнее, возвращаемся на летнее – и все с энтузиазмом. Тьфу.

Так что книга хороша и сама по себе и своей определенной актуальностью.

Читать полностью
AlenaRomanova
AlenaRomanova
Оценка:
14

Книга интересная очень. Я так рада, что случайно мне попалась в магазине первая книга "Педагогическая поэма", и дальше мне посоветовали прочитать ещё "Флаги на башнях". Так получилось, что вторая книга у меня, как оказалось, была. Книга о замечательных советских людях. В первой книге рассказывалось о колонии имени Горького, а во второй о колонии имени 1 Мая.
Кто любит истории про детские дома, колонии, школы и т.д. эти книги нужно обязательно читать. В них можно научиться и тому, как воспитать из своих детей хороших людей. Ведь не у каждого родителя выходит хороший человек, а у Макаренко две колонии замечательных, изменившихся, воспитанных, порядочных, ответственных, образованных, трудолюбивых людей.

vovkin
vovkin
Оценка:
11

Начну с того, что я узнал о Макаренко с корешков книг моей бабушки Галины Алексеевны. Она была учителем географии и биологии в селе. И Макаренко был ее любимым писателем. Завтра, 3 мая 2012, исполнится 19 лет, как ее нет с нами.
Я тоже раньше думал, что эти книги только для педагогов, пока все же не собрал мозг в кучу и не решился почитать, первой оказалась эта книга, читал ее несколько месяцев с перерывами в 2011-2012 гг. С первых страниц стало ясно, что не все так сложно, как я думал.
Антон Семенович пишет просто и красиво. В книге три главных героя - Ваня, Ванда и Игорь, и целая колония второстепенных, которых трудно не назвать тоже главными. Автор рассказывает про всех, болеет за всех и вся. И трудно предположить, что все же ждет читателя в конце этой повести, и почему она так называется понятно далеко не сразу. И сами герои показаны меняющимися, растущими, делающими себя. Кстати сначала я не мог привыкнуть к слову колонист, так у нас называют сидящих в исправительной колонии :)
Игорь Чернявин сначала протестовал против работы, меня это даже веселило, но потом втянулся, даже в конце его избрали бригадиром. Ванда в начале вообще непонятно кто, но потом она уже примерная колонистка, которую тяготит прошлое, после же сказано, что она еще и жена, и мать. Конечно же меня улыбнуло гонение на любовь Пети и Ванды, ну нравы теперь другие, теперь мы стали распущеннее :)
Ну про Ваню смысла писать мало, этот мальчик веселый и примерный, он хорошо вписался в колонию, особых проблем с нем не было. Захаров Алексей Степанович - начальник колонии, уже не первый год он занимался трудными детьми, поначалу никто не верил в его успехи, но он доказал, что возможно из каждого из этих ребят сделать Человека. Вот только с Рыжиковым промашка вышла, он так и не прекратил воровство, ну и его куда-то увезли. Ну и напишу про Соломона Давидовича Блюма, который поначалу мне показался обычным плюшкиным, скрягой и жидом, но потом оказалось, что человек-то он хороший, но работа у него такая. Ну и впечатлило, что на все колония заработала сама, и из производство и жилье из бараков перебралось в нормальные помещения. И слава Сталину, да :)
Хм, вышел намек на минисочинение. А вот писать сочинения по литературе я не любил. Да и нельзя там было такие вольности использовать и смайлики :)
И кстати именно на этом сайте я узнал, что есть кино по этой повести, посмотрю когда смогу.

Читать полностью
Лучшая цитата
Зима уже тем хороша, что впереди стоит весна, а ничто так не украшает человеческую жизнь, как перспектива впереди.
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление