Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Пир во время чумы

Пир во время чумы
Читайте в приложениях:
Бесплатно
2340 уже добавило
Оценка читателей
4.18

«Почтенный председатель! я напомню

О человеке, очень нам знакомом,

О том, чьи шутки, повести смешные,

Ответы острые и замечанья,

Столь едкие в их важности забавной,

Застольную беседу оживляли

И разгоняли мрак, который ныне

Зараза, гостья наша, насылает

На самые блестящие умы…»

Читать книгу «Пир во время чумы» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Anais-Anais
Anais-Anais
Оценка:
95

Со школьных лет осталось воспоминание, что «Пир…» - скучная нравоучительная вещь о том, как священник читает мораль пирующим во время чумы развратникам. И как же здорово перечитать пьесу через много лет, чтобы понять, что она совершенно не скучная, и вообще ни разу не про мораль.

Сейчас я прочитала «Пир во время чумы» как рассказ о переживании утраты и горя, о том, как можно выжить и сохранить рассудок в чумные времена, если ты сам еще не заражен болезнью, а еще – как рассуждение о роли смерти в жизни.
У меня совершенно стерлось из памяти, что «Пир…» - это не самостоятельное произведение, а перевод фрагмента пьесы английского драматурга Джона Вильсона. И, я думаю, что Пушкин ограничился переводом всего лишь одного отрывка не из-за лени, а потому, что он увидел возможность вложить в отрывок иной смысл и дать читателям возможность по-иному взглянуть на привычные вещи, по-другому оценить правила, кажущиеся ранее незыблемыми.

Думаю, что и сейчас, в 21 веке, потерявший близких человек, устроивший пирушку и поющий с друзьями песни, легко может вызвать осуждение моралистов, и найдется не один «проповедник», который посоветует пойти домой, одеться в черное и лить слезы в одиночестве. А уж в пушкинские времена несоблюдение траура, наверное, и вовсе исключило бы человека из порядочного общества. И вот, Пушкин, переживший в Болдино эпидемию холеры, пишет о чуме, поразившей город.

И мы видим людей, сидящих за столом прямо на улице, пьющих вино и поющих песни, несмотря на то, что мимо них провозят на телеге тела погибших. Прекрасный психологический этюд: отрицание как стадия переживания горя – собравшиеся вспоминают своего друга - весельчака и пьют вино

С веселым звоном рюмок, с восклицаньем,
Как будто б был он жив.

Ведь если подумать, то для искренне верующего христианина, было бы логично радоваться, провожая умершего в лучший мир, а огорчаться и плакать из-за того, что умерший покинул живых в этом далеко не идеальном мире - чистый эгоизм. Однако, так называемая, «традиционная мораль» часто поощряет самый что ни на есть махровый эгоизм, прикрывая его красивыми словами. Цинично предположу, что так происходит потому, что подавленным человеком в трауре гораздо проще управлять, чем людьми, принимающими естественный ход вещей и не отвергающими радость даже во время чумы.

Но вернемся к пьесе: мы слышим разговоры пирующих друзей и песни, посвященные чуме. И в этих песнях, на удивление разных, но одинаково проникновенных и берущих за душу, можно различить весь спектр человеческих переживаний, связанных со столкновением людей со смертью. Горе, печаль, тоска, дикий страх, но вдруг внезапно

Гимн в честь чумы! прекрасно! bravo! bravo!

Кажется, что это bravo звучит диссонансом, потом задумываешься, а может быть, прав был Пушкин, говоря, что:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю,

Признаюсь, вначале мне увиделось в этих строках нечто наигранно-байроническое, но мнение изменилось, когда я дошла до четверостишия:

Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья —
Бессмертья, может быть, залог!

Вот она - простая и лаконичная формула Жизни, немыслимая без Смерти! Что же ещё может придать жизни такую яркость и остроту восприятия? Разве не знание о грядущей Чуме (смерти) побуждает нас проживать свою жизнь, стремиться к достижениям, к реализации своего личностного потенциала, к исполнению желаний, пока это ещё возможно? Как тень делает предметы ярче и объемнее, подчеркивая их суть, так и смерть (и наше знание о ней) постоянно оттеняет нашу жизнь. Секрет счастья еще и в быстротечности моментов счастья.

Разве смогли бы бессмертные люди, у которых вечность впереди, испытать все те же, что и мы «неизъяснимые наслажденья»? Думаю, что нет. Значит, и вполне живыми таких бессмертных назвать было бы нельзя. И, значит, Чуме, ставящей людей на край «бездны мрачной», есть за что спеть гимн.

Но легко рассуждать, сидя на балконе с томиком поэзии. Компании друзей, оставленной автором пировать в чумном городе, философствовать не так просто. Знание о неминуемой смерти не отменяет страха смерти. Мимо вновь проезжает кошмарная телега с мертвецами, друзья справедливо замечают, что

Но знаешь, эта черная телега
Имеет право всюду разъезжать.

Но оказывается, что некоторые вещи мало знать, их нужно прочувствовать и принять. Так и выясняется, что «нежного слабей жестокий», и нужно запеть новую песню на новый мотив.

Или, быть может, нужно всё же прислушаться к словам проповедника? Оставить друзей и запереться в доме, оплакивая умерших? Или лучше продолжить пир?

Финал остается открытым. Вальсингам задумывается. Задумывается и читатель. Становится абсолютно ясно, почему поэт решил перевести лишь отрывок из пьесы - в этом отрывке уже заданы все условия и заданы все главные вопросы, остается лишь найти свой ответ.

Мне показалось, что никакие размышления не приведут Вальсингама к выводу о правоте проповедника. При всем своем пафосе проповедник не предлагает никакого способа облегчения страданий, никакой помощи в переживании горя, напротив, старается вызвать у людей чувство вины, стыд, ощущение собственной греховности – всё то, что точно не принесет никакого утешения, а лишь усилит страдания, а то и вовсе приведет к самоубийству.

Сдается мне, что пережить горе и постепенно принять трагедию можно только естественным путем, который может начаться и с пирушки с друзьями или с ласк «погибшего, но милого создания». Пусть так, если сразу слишком страшно посмотреть в глаза Чумы. Потом наступит время размышлений, быть может, молитв, боль хоть и не уйдет совсем, но будет постепенно стихать, а остатки человеческой боли будут переработаны в новые песни подстать тем, что были сложены

Про год чумы
Едва оставил память о себе
В какой-нибудь простой пастушьей песне,
Унылой и приятной...
Читать полностью
Beatrice_Belial
Beatrice_Belial
Оценка:
21
Итак, — хвала тебе, Чума,
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы
И девы-розы пьем дыханье, —
Быть может... полное Чумы!

Гениальная пьеса о торжестве жизни, равно как и о торжестве смерти. По силе воздействия на психику и душу человека она весьма впечатляюща, а по своему философскому потенциалу поистине неисчерпаема. Сколько есть в этом мире людей, столько и версий о «правильном» поведении в чумные времена. Но от этого не легче, потому что каждая жизнь в любые времена - это жизнь во время чумы. Разница лишь в том будет это пир или скорбная молитва, или апогей страха, или лихорадка безумия. О, немало вариантов пережить чуму длиною в жизнь. И тут уж каждый выбирает по себе…

К чему пускаться в банальные рассуждения о морализаторстве священника или о предсмертной наглости пирующих? Вина, еще вина! И будет смерть не так страшна! Размышления о смерти- неотъемлемая часть жизни любого человека, ибо (бесконечно банальная истина, но все же) именно смерть придает ценность жизни. Но так ли? А что если ценность жизни придают любовь или искусство, или служение?

Чума - это сама жизнь, полная страданий, остывших желаний, несбывшихся надежд, похороненных в душе восторгов, разочарований, скорби, уныния и… чумного безудержного веселья, которое становится превосходным ответом на такую жизнь. И разврат, и смех (а в особенности черный юмор, который и есть единственно возможный юмор), и песни, и пляски, и даже моление на красоту безоблачного неба, неутолимую прелесть природы, восхваление любимой - все это пир во время чумы. И отказаться пировать – значит отказаться жить, и это тоже один из способов победы на чумой (по Гамлету). Не пировать - значит «не быть».

И вот чума, несущая смерть всем и каждому, отворяет врата в могилу, парадоксальным образом спасая и защищая от жизни, которая и есть Чума. И в круговерти подобных мыслей приходишь к вполне логичному и естественному выводу о том, что смерть - это спасение, покой, тишина, а жизнь… чумная пирушка. Пируйте как хотите! Можете задумываться периодически, или ненавидеть, или любить, или петь песни (неважно веселые гимны или скорбные напевы) – у каждого свой способ испить дыханье, полное Чумы. И вот, после этой пьесы Пушкина поневоле задумаешься - а так ли страшно оказаться в чумном городе? Каждый из нас там бывал много раз, а может быть, мы все и вовсе постоянно живем в нем (или выживаем), но в любом случае - каждый на свой лад…. пируем.

Рисунок Rovina Cai

Читать полностью
antonrai
antonrai
Оценка:
21

Тема «Пира во время чумы» оставляет двойственное впечатление. Нет вопросов – когда приходит чума – пировать не время. Но возникает другой вопрос: а когда же чума закончится? Если следить за историей в целом и за новостями в частности – то чума никогда не кончается. Голод, нищета, войны, катастрофы, - да одни обыденные ДТП несут в себе такой трагедийный потенциал, что можно смело обращаться к строчкам:

Тихо все – одно кладбище
Не пустеет, не молчит.
Поминутно мертвых носят,
И стенания живых
Боязливо бога просят
Упокоить души их!

И что дальше? Облачимся в вечно-траурные одежды? Потонем в вечной скорби? Имеет ли человек право на радость, когда кругом – одно кладбище?

Ну, во-первых, принципиальное право человека на радость не подлежит сомнению. Доказать это положение нельзя, его можно только утверждать. Человек имеет право радоваться жизни, и все тут. А вот насчет пиров… Тут я, думаю, и полезно провести различение. Всякий пир – пир во время чумы. Жизнь, выстроенная как пир, - это жизнь, выстроенная как глумление над сокровенной скорбью. И всем запировавшимся следует прислушаться к словам священника:

Безбожный пир, безбожные безумцы!
Вы пиршеством и песнями разврата
Ругаетесь над мрачной тишиной,
Повсюду смертию распространенной!
Средь ужаса плачевных похорон,
Средь бледных лиц молюсь я на кладбище,
А ваши ненавистные восторги
Смущают тишину гробов – и землю
Над мертвыми телами потрясают!

Но далее надо удерживать в уме, что точно такие же слова используются и для того, чтобы пресечь всякую возможность радости. И все, что не скорбь объявляется «развратом». И вся жизнь превращается в одни «плачевные похороны». Удерживая это в уме, вспомним об утверждении права на радость. Пировать – значит, проиграть чуме. Петь гимны чуме – значит, проиграть чуме. Запрещать радость – значит, проиграть чуме. Хоть иногда, но радоваться жизни – значит, победить чуму.

P.S. "Пир продолжается. Председатель остается, погруженный в глубокую задумчивость".

Читать полностью
Лучшая цитата
Дома́
У нас печальны – юность любит радость.
В мои цитаты Удалить из цитат