4,3
1599 читателей оценили
100 печ. страниц
2008 год
Оцените книгу

О книге

Драматургия Александра Островского шагает через десятилетия и остается столь же значимой и актуальной. Одной из самых выдающихся пьес в его творчестве стала «Гроза», положенная в основу сотен театральных постановок и нескольких успешных экранизаций.

Пьеса описывает, как на стыке эпох происходит перемена нравов, как меняется общество и что в это время происходит с людьми. В центре событий – жизнь одной семьи. Только вышедшая замуж за безвольного, слабохарактерного человека Катерина вынуждена бороться с собственными чувствами и мыслями, терпеть тяжелый характер новых родственников и одновременно открывать для себя новые чувства: нежность и страстность. Катерина рвется на свободу, мечтает о лучшей доле, о свободе и снятии оков. Увы, в провинциальном городке, под гнетом патриархальной семьи, это невозможно.

Подробная информация

Правообладатель: Public Domain

Дата написания: 1859

Год издания: 2008

ISBN (EAN): 9785699193349

Объем: 90.3 тыс. знаков

ID: 64778

  1. Archangel
    Оценил книгу

    Какими вы не будете...

    Интересно читать рецензии на классику, особенно на такие произведения как "Гроза". Начинаешь понимать как бесконечно далек мир прошлого от мира настоящего. Эти миры уже не понимают друг друга. Они разведены мостами, которым никогда на сойтись вновь. И особенно это касается нас, женщин. Нас больше не страшат сердечные тяготы, у нас отсутствует страх перед молвой - мы научились выживать сами, полагаясь только на самих себя. Мы разводимся с надоевшими мужьями, в одиночку воспитываем детей и имеем полноценное собственное мнение по любому вопросу. Мы стали сильнее, мы живем в мире где процент самоубийств мужчин превышает процент самоубийства женщин. Мы независимы и уверены в себе. И нам больше никогда не понять Катерину и ее мятущуюся душу. Мы стали совсем другими.

    Теперь, о скажи не бледнея,
    Теперь, мы с тобою, не те,
    Быть может, сильней и смелее,
    Но только чужие мечте.

    У нас как точеные руки,
    Красивы у нас имена.
    Но мертвой, томительной скуке
    Душа навсегда отдана.

    Но мы до сих пор не забыли,
    Хоть нам и дано забывать.
    То время когда мы любили,
    Когда мы умели летать.

  2. countymayo
    Оценил книгу
    Кудряш. Жаль, что дочери-то у него [Дикого] подростки, больших-то ни одной нет.
    Шапкин. А то что бы?
    Кудряш. Я б его уважил. Больно лих я на девок-то!

    Всё-таки Островский – гений детали. С первых же строк он даёт нам понять, как мыслят в городе Калинове, на высоком берегу Волги. Понятия личной ответственности не существует. За грехи одного расплачиваются другие, которым повезло состоять с виновным в родстве или просто попасться под горячую руку. Ваня Кудряш ещё добрячок; с иного бы сталось свести счёты за папашину грубость и с девочкой-подростком. Поэтому, когда «дуру» Катерину противопоставляют «умной» Варваре, убежавшей с красавцем Кудряшом, я, простите, энтузиазма не испытываю. Даже если парочку не возвратят к любящей маме-Кабанихе, получится ли из лихого Ванюши хороший муж? Скольких таких Варвар сожители продали в публичный дом, заставили заниматься проституцией! Да и при наилучшем стечении обстоятельств Варваре не позавидуешь. Ведь Кудряш – это личинка Дикого.
    Кабаниха. О, вот индивидуальность! Если с Диким всё понятно, хитрый психопат истероидного толка, то Марфа Игнатьевна – загадка. С её умом, с её потенциалом в генералах бы ходить, государством править, а она, горемычная, гостей по чинам рассаживает и невестку воспитует. Мелко плавает, по дну шаркает. И по законам психологической защиты мелочи становятся для Кабанихи важнее всего. Мир рушится, сын спивается, дочь спешит из дому на позор и поругание – а мать волнует, что на крыльцо взошли не так, как от дедов-прадедов положено. В этих старинщиках есть своё величие. Так последняя жрица умирающего культа совершает приношения перед жертвенником, который вот-вот угаснет.
    Тихон. Ну, этот плох, не в маменьку. Запойный алкоголик, безлюбый, бестолковый, и, прошу обратить особое внимание, бездетный. А Кабаниха, не прощающая невестке ни малейшего промаха, - молчок. Видимо, знает за сыночком кое-что. Венерическое подцепил по пьяни или доклюкался до импотенции, как физической, так и духовной. Он – единственный – мог спасти Катю. И одна из точнейших сцен «Грозы»: женщина, которую Тихон жалеет, которой сострадает, валяется у него в ногах, моля о спасении – но если её спасать, это ж выпить нельзя будет! Уйди, надоели вы все мне! А когда эта женщина снова лежит у ног, мёртвая, Тихон в своём репертуаре:

    Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!

    Никого и никогда он не любил, никого не жалел, кроме себя, ненаглядного. Полстраны таких Тихонов обоего пола, потому что в России безответственным болваном быть выгодно:

    Нет, говорят, своего-то ума. И, значит, живи век чужим. Я вот возьму да последний-то, какой есть, пропью; пусть маменька тогда со мной, как с дураком, и нянчится.

    Борис – птица куда более редкая. В первую очередь он – москвич, столичная штучка, образованец. Этакий хипстер XIX века, одетый по западной моде, и ходит он по Калинову, как по горячечному сну или историческому музею. Он органически чужд этим Феклушам и Ваням, он говорит с ними на разных языках, и очарован Катериной как землянин прекрасной марсианкой. Но душонка у Бориса калиновского разлива. Променяв чу́дную и чудну́ю, иномирную Катю на наследство, которое бабка надвое сказала, то ли будет, то ли нет, он выходит из воды сухим – уедет подальше от дяди, освоит прибыльный чайный бизнес… А любимая? Что - любимая? Пусть бы она умерла поскорей!
    Катерина. Пошёл бы Александр Николаевич в психиатры – цены бы ему не было. Вся линия Катерины – это клиника посттравматического стрессового расстройства, коему такие художественные натуры как раз подвержены. Здесь и ожидание чего-то жуткого, и панические приступы, и триггеры: появление сумасшедшей барыни, гроза, и венец всему – суицид. Удивляет одно: почему молодая Кабанова не обратилась за поддержкой к своим родителям? Они живы, они заботились о ней и, учитывая Тихоново пьянство, смогли бы устроить если не развод, то раздельное проживание. Стала бы Катерина счастливой с Борисом? Во-первых, Борис неспособен осчастливить даже морскую свинку. Во-вторых, полное счастье невозможно для вспыльчивых, увлекающихся и сверхчувствительных душ, да и противопоказано им. Лучшая среда для Катерины – монастырь с лояльной игуменьей. Там было бы ей вольно совершенствоваться в прикладном искусстве и грезить о храмах золотых, или садах каких-то необыкновенных, и все поют невидимые голоса… Это сновидение часто приходило самому Островскому, и он подарил своё сокровище любимой героине.
    Что сказать в заключение? Пока одна половина человечества считает, что другая создана ей для обслуживания и развлечения, будут гибнуть Кати Кабановы и Ирины, по страшному совпадению, тоже Кабановы. Dixi.

    Как жена-то, жена мужу возмолилася,
    Во скоры-то ноги ему поклонилася:
    «Уж ты, батюшка, ты ли, мил сердечный друг!
    Ты не бей, не губи ты меня со вечера!
    Ты убей, загуби меня со полуночи!
    Дай уснуть моим малым детушкам…
  3. yayanka
    Оценил книгу

    Произведение из школьной программы. Но не особо помню, чтобы лично Я читала эту пьесу в школе. Видимо, как всегда, халтурила))

    Скажу сразу: мне никого не жаль.
    А теперь подробнее пройдемся по героям.
    Кабанов - муж Катерины. Алкаш и маменькин сынок. Даже не так - маменькин сынок, а уже потом алкаш. Совершенно никчемный, бездарный, безвольный человечишко. Такого даже "мужчиной" язык не поворачивается назвать. Своего ума нет - вот живи чужим, это уж действительно. Во всем потакает своей властной и деспотичной матери; даже слово в защиту себя и своей семьи не может вставить. И ЭТО - глава семьи?! У меня просто шок.

    Варвара - сестра его. Из всех героев она симпатична мне больше всего. Хитрая, умная, где надо - дура, где надо - получит свое. В отличии от своего бездарного братца, она противостоит и бунтует против своей матери. В итоге, уходит из дома с тем, кто мил ее сердцу. Живет, получая удовольствие, и это правильно.

    Катерина. Обыкновенная истеричная барышня. И хочется, и колется. Ей бы попить успокоительных, на исповедь сходить - так нет же, проще броситься в Волгу и утонуть. Слабая, безвольная идиотка. Коли уж начала изменять - доведи дело до конца: от мужа сбеги, а не убивай себя.

    Борис - любовник Катерины. В принципе, такой же безвольный человечишко, как и Кабанов. Дядя ему сказал "в Сибирь!", Борис и поехал в Сибирь. И плевать, что Катерина будет сходить с ума: нельзя же противостоять дяде! Я поражаюсь мужским героям в этой пьесе: совершенно никчемные, безвольные, не имеющие своего мнения; неспособные противостоять своим родителям ни словом, ни делом. Да таких-то любить опасно, а уж замуж выходить вообще не следует.

    Бывает же, а.

  1. Катерина. Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот я тебе сейчас расскажу. Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключик, умоюсь, принесу с собою водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много. Потом пойдем с маменькой в церковь, все и странницы – у нас полон дом был странниц да богомолок. А придем из церкви, сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату золотом, а странницы станут рассказывать, где они были, что видели, жития разные, либо стихи поют. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть лягут, а я по саду гуляю. Потом к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково хорошо было!
    16 сентября 2013
  2. Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…
    3 сентября 2014
  3. Катерина. Я говорю: отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. Попробовать нешто теперь? (Хочет бежать.)
    15 октября 2013