marchsale17

Искусство оскорблять

Искусство оскорблять
Книга доступна в стандартной подписке
364 уже добавили
Оценка читателей
3.04

«Еретик!» – сказала церковь. «Хулиган!» – сказали чиновники. «Бесстыдник!» – сказали мещане. А Невзоров ответил очередной язвительной колонкой. Легенда ранних девяностых, он вернулся к почтеннейшей публике лучше прежнего: сменил кожанку на костюм, папиросу на трубку, молодую ярость – на горькую иронию зрелости. Неизменна лишь реакция на его тексты: «Он что, издевается, что ли?!» О нет, он абсолютно серьезен. Он врачует раны и бичует пороки, говорит о Боге и человеке, России и Америке, религии и истории. Перед вами – книга Александра Невзорова, который прячет свой трагический прищур за ехидной, бесстыдной и совершенно невыносимой улыбкой.

Лучшие рецензии
UncleSplin
UncleSplin
Оценка:
9

Впервые за много-много-много лун я читал книгу со словарем. Немаленький словарный запас и широкий кругозор, при чтение Невзорова оказались куцыми и обрывочными. Заметки обо всем и постоянное желание оспорить, доказать, утвердиться.
Величайший провокатор и яркий интеллектуал, господин Невзоров, человек - заставляющий думать.
После прочтение ты или перевернешь свое мировоззрение? или утвердишься в своей правоте. Но точно не будешь равнодушен.
Сложное, мудреное и цепляющие чтиво.

Zangezi
Zangezi
Оценка:
5

Невзорова представлять не надо. Фигура, несомненно, культовая. Его едкие статьи давно стали визитной карточкой онлайн-журнала «Сноб» — они-то и составили половину книги. Вторая ее часть представляет собой конспект новейших лекций Невзорова, прочитанных им в 2014—2016 годах в музее современного искусства «Эрарта» и на других площадках. Невзирая на фамилию автора и его пиратскую повязку на обложке, эти тексты — острый и беспощадный взгляд на действительность, равно российскую и общечеловеческую. Некоторые из них слишком злободневны, так что уже и не вспомнишь, какому событию посвящены, зато другие, кажется, вечно актуальны.

О чем бы ни заводил разговор Невзоров — о религии, патриотизме, культуре, политике, истории, человеке — нас ждет жесткий, нелицеприятный, обнажающий самую кость проблемы хирургический разрез. Течет кровь, терзает боль, а скальпель все режет и режет — без наркоза, без антисептиков, без слов утешения. «Химически чистый цинизм» — эти слова нобелевского комитета в адрес академика Павлова как нельзя лучше характеризуют самого Невзорова; впрочем, не только знаменитого вивисектора автор может взять в учителя — эту честь разделяют и Вольтер, и Декарт, и прочие вольнодумцы всех времен и народов.

Конечно, ни о каком оскорблении речь не идет. Оскорбление — это слишком грубо, это когда кулаком по лицу, оружие же Невзорова — слово. Я бы назвал его талант искусством уязвлять — вскрывать застарелые, стыдливо прикрытые платками не первой свежести язвы или наносить новые, терапевтические, с помощью холодной иронии, концентрированного сарказма, нарочитого гиперболизирования, отнюдь не салонного остроумия, иногда даже открытого ерничания и передергивания фактов. Свою публицистику Невзоров считает пулеметом, установленным на высокой колокольне, — «доценты» молча подносят ящики с патронами, он же размашисто косит направо-налево — но не ради наслаждения, а по долгу умной и неравнодушной души. Что же тут удивляться, если приметная башня служит отличным ориентиром для ответного огня! (Полемика о Галилее, включенная в книгу, дает примерное представление).

Особенно несправедливо достается от Невзорова художественной культуре. Книга пестрит именами известных и не очень ученых, а вот Пушкин у него всего лишь «какой-то поэт». Литература — «милые глупости», культура — «враг науки», а человек — лишь сумма того, что он знает. Ах, если бы так, насколько было бы все просто! Увы или к счастью, но не в меньшей степени человек характеризуется тем, в чем он сомневается, что отрицает и высмеивает. Если понять это, читать Невзорова будет значительно комфортнее — даже если вы не разделяете его убеждений, вполне можно разделить его страсть, слог и прищур.

К сожалению, толику комфорта при чтении у вас отберет крайне неряшливая верстка книги. «Окончание дискуссии о Галилее» предшествует ее первой части, лекции начинаются словами «Как мы уже установили…» (где? когда?), а завершаются фразой «Чуть позже нам это пригодится» (как же? ожидается продолжение?). В некоторых местах натыкаешься на загадочные звездочки (предполагались примечания?), а запятые словно проставлялись в случайном порядке. Кажется, кураторы и редакторы книги (а она вышла под громким и не менее загадочным грифом «Ангедония. Проект Ильи Данишевского») слишком буквально прониклись ее духом и решили заодно оскорбить своего читателя. Думаю, впрочем, что сам Александр Глебович ответил бы на это: «Низкий сорт! Нечистая работа!» и был бы как никогда прав.

Читать полностью
Оценка:
сборник очерков Невзорова, причем слабо связанных между собой, иногда повторяющихся, с набором существенных ошибок в предметах описания... Ожидала большего от книги с таким названием. Но первую половину книги все же можно прочесть из-за любопытных и крайне язвительных сравнений. Однако они настолько наполнены самолюбованием автора, что и это быстро наскучивает...
Лучшая цитата
Во всем этом нет никакой трагедии и никакого посягательства на личность. Ведь если мировоззрение человека сформировано телевизором, это значит, что его никогда у него и не было.
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление