Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Повести и рассказы

Повести и рассказы
Слушать
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
157 уже добавило
Оценка читателей
4.79

В сборник А. И. Куприна вошли произведения разных лет, созданные и до революции, и позже, в эмигрантский период творчества великого русского классика. Здесь представлены святочные и пасхальные рассказы, размышления о революции и судьбе России, а также рассказы на одну из самых главных для Куприна тем – тему любви. Все вместе, эти произведения отражают духовный поиск писателя и его сложный жизненный путь, полный не только тяжелых испытаний, но и неугасимой любви и надежды.

Лучшие рецензии
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
143

"Чудесный доктор" Куприна набирает восемь Хатико из десяти. Больше — только в тех произведениях, где все умерли и тлен. Тут же волей-неволей восхищаешься и роняешь не слишком скупую слезу, потому что тру стори, бро, основано на реальных событиях. Ведь чудеса, рояли из кустов и трогательный хэппи-энд мы давно уже привыкли видеть не в настоящей жизни, а где-нибудь в диснеевских мультфильмах и аниме.

Рассказ повествует нам о чудесной встрече главы несчастного семейства с добрым волшебником. Вот только несчастное семейство не из диккенсовского романа (даром что ситуация один в один, только вместо пустого картофельного супа на столе родной, но такой же пустой борщ в закопчённом чугунке), а добрый волшебник не обладает никакой особенной магией... Кроме своего докторского таланта и умения оказаться в нужном месте в нужное время. О легендарном Пирогове немало рассказывают эпичных вещей, но их величие — именно в обыденности. То есть, это не суперпуперсложные операции, не поездка за тридевять земель в какое-то далёкое место, чтобы помочь каким-нибудь замерзающим пингвиняткам. Доктор Пирогов творит маленькие чудеса вокруг себя: согреть замерзшего на улице, дать денег бедному, накормить голодного. Дело тут даже не в том, что он доктор. Будь он плотником, столяром или водопроводчиком, он всё равно бы помог: и денег дал, и накормил, и пригрел, и свёл бы с нужными людьми, разве что рецепт бы от своего имени выписать не мог. Бывают такие люди, великие в малых, но таких нужных вещах. А ведь такие "мелочи" день за днём совершать труднее, чем какой-то огромный единичный подвиг на волне адреналина.

Отличный рассказ, и я рада, что он до сих пор ютится в некоторых (но не всех) школьных программах. Это хороший шажок к тому, чтобы начать любить прекрасного мастера слова Куприна — но, увы, частенько его начинают читать не с того, не по возрасту.

Читать полностью
Natalia140
Natalia140
Оценка:
139

Странно, очень странно. Помню, что я в школьные годы читала этот рассказ, точно помню, а вот впечатлений не помню никаких. Это необъяснимо. Вчера, прочитала вновь эту небольшую историю и до сих пор хожу под впечатлением, размышляю о прочитанном.

Врезались в память мысли Аносова о браке, цитата вне времени, классика жанра:

... вот в большинстве-то случаев почему люди женятся? Возьмем женщину. Стыдно оставаться в девушках, особенно когда подруги уже повыходили замуж. Тяжело быть лишним ртом в семье. Желание быть хозяйкой, главною в доме, дамой, самостоятельной… К тому же потребность, прямо физическая потребность материнства, и чтобы начать вить свое гнездо. А у мужчины другие мотивы. Во-первых, усталость от холостой жизни, от беспорядка в комнатах, от трактирных обедов, от грязи, окурков, разорванного и разрозненного белья, от долгов, от бесцеремонных товарищей, и прочее и прочее. Во-вторых, чувствуешь, что семьей жить выгоднее, здоровее и экономнее. В-третьих, думаешь: вот пойдут детишки, – я-то умру, а часть меня все-таки останется на свете… нечто вроде иллюзии бессмертия. В-четвертых, соблазн невинности, как в моем случае. Кроме того, бывают иногда и мысли о приданом. А где же любовь-то?

Это не красивая история любви, книга не об этом. Это очень трогательное произведение, драматичное и печальное. Да, про любовь, про необыкновенную, пылкую и долгую.
Казалось такой поклонник мечта большинства девушек, быть любимой так же сильно и страстно, как любил Желтков свою Веру. Но не каждой, такая любовь принесет радость. Наверняка, найдутся и такие, кто скажет "Чур меня, чур, лучше уж совсем никакой, чем такой!"
В моей жизни был похожий поклонник, финал нашей истории правда не такой трагичный, он сейчас, говорят, счастлив с другой, но мне даже думать и вспоминать о нем не хочется, стольких сил и нервов стоили эти отношения, сколько эмоций и потрясений. Поэтому, я отчасти понимаю Веру, но лишь от части. Я все таки считаю, что они с мужем виноваты в таком трагическом исходе. В их силах было дать понять Желткову, что его жизнь без Веры возможна, по крайней мере попытаться сделать это. Они же предоставили ему право выбора, оставаясь сторонними наблюдателями.

Поэтому с другими словами Аносова:

Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире! Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться.

Я не согласна. Любовь должна быть счастьем!

Читать полностью
Alex000
Alex000
Оценка:
45

В этом рассказе мне было очень жалко семью Мерцаловых.
Их жизнь был очень бедной и скромной. И еще у них были такие трудности, как болезнь детей, и они не могли их вылечить, так как денег на медицину совсем не было. Папа зарабатывал тем, что просил милостыню, но эта "работа" ему приносила очень маленький доход, на который нельзя было купить даже буханку хлеба.

На меня большое впечатление произвел "чудесный доктор", который бесплатно оказал аж три услуги этой семье: дал денег, оказал медицинскую помощь детям и оставил под листком с рецептом три карточки на хлеб.

Мне кажется, смысл рассказа в том, что люди должны помогать друг другу, независмо от того, будет им потом от этого выгода или нет. Ведь если этого мы делать не будем, то в мире будет много проблем, потерь и обид.

Читать полностью
Лучшая цитата
Саша умолкает и, поймав начало телеграммы, начинает сосредоточенно ее выстукивать. Лицо его с опущенными веками неподвижно, и только пальцы его правой руки едва заметно, но быстро и точно вздрагивают на клавише. Мной опять овладевает дремота, и опять я в тихом мутно-зеленом лесу, и опять где-то далеко старается над деревом неугомонный дятел. В это время я думаю о многих странных вещах. О том, что весь земной шар перекрещен, как настоящими нервами, телеграфными линиями и что вот сидит передо мной нервный узел – милый Саша Врублевский, безвестный служитель механического прогресса. Добру или злу он служит, счастию или несчастию будущего человечества? Телеграф был первым важным практическим применением таинственной силы электричества. Гораздо позднее появились телефоны, электрические лампы и кухни, трамваи, беспроволочный телеграф, автомобили, аэропланы. Но человечество идет вперед, все быстрее с каждым годом, все стремительнее с каждым шагом. Вчера мы услышали об удивительных лучах, пронизывающих насквозь человеческое тело, а почти сегодня открыт радий с его удивительными свойствами. Человек уже подчинил себе силу водопадов и ветер, – без сомнения, он скоро заставит работать на себя морской прибой, солнечный свет, облака и лунное притяжение. Он внедрится в глубь земли и извлечет оттуда новые металлы, еще более могущественные и загадочные, чем радий, и обратит их в рабство. Завтра или послезавтра, – я в этом уверен, – я буду из Петербурга разговаривать с моим другом, живущим в Одессе, и в то же время видеть его лицо, улыбку, жесты. Очень близко время, когда расстояния в пятьсот – тысячу верст будут покрываться за один час; путешествие из Европы в Америку станет простой предобеденной прогулкой, пространство почти исчезнет, и время помчится бешеным карьером. Но я с ужасом думаю об огромных городах будущего, в особенности когда воображаю себе их вечера. На небе сияют разноцветные плакаты торговых фирм, высоко в воздухе снуют ярко освещенные летучие корабли, над домами, сотрясая их, проносятся с грохотом и ревом поезда, по улицам сплошными реками, звеня, рыча и блестя огромными фонарями, несутся трамваи и автомобили; вертящиеся вывески кинематографов слепят глаза, и магазинные витрины льют огненные потоки. Ах, этот ужасный мир будущего – мир машин, горячечной торопливости, нервного зуда, вечного напряжения ума, воли и души! Не несет ли он с собой повального безумия, всеобщего дикого бунта или, что еще хуже, преждевременной дряхлости, внезапной усталости и расслабления? Или – почем знать? – может быть, у людей выработаются новые инстинкты и чувства, произойдет необходимое перерождение нервов и мозга, и жизнь станет для всех удобной, красивой и легкой? Нет, милый Саша Врублевский, никто нам не ответит на эти вопросы, хотя ты сам, вот сейчас, сидя за телеграфным аппаратом, бессознательно куешь будущее счастье или несчастье человечества.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление
Другие книги серии «Классика русской духовной прозы»