Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    353

    Нашу жизнь определяет во многом наше отношение к смерти. С этим связана и вера в Бога. Довольно короткое и необычайно глубокое произведение Альбера Камю об этом. Человек в обществе, отягощенном ханжескими условностями. Общество оставляет его равнодушным, абсолютно безэмоциональным, он не живет, а грезит наяву. Хотя в реалистичной оценке самой жизни ему не откажешь. И вот, он остается наедине с собой, в ожидании смерти.

    В подобных случаях, лишь в подобных, так как в камере смертников я никогда не сидел, мне всегда вспоминается Фома Аквинский с его "попытайтесь вспомнить свои ощущения до рождения - было ли вам горько, тяжело и испытывали ли вы хоть какой-то дискомфорт". Так с чего вы взяли, что после смерти вам вдруг будет хуже? Достаточно глупое успокоение для самого себя, ибо вспомнить можно только некоторые проблески сознательно-безсознательного, не углубляясь в жесткую дианетику. Подобная форма годится для человека разумного, не верящего в былую неразумность и уверенного в том, что он уже родился в очках и с дипломом о высшем образовании.

    Реалистичная точка зрения Камю по поводу того, что если после смерти ничего нет, то фигли страдать по этому поводу, мне более близка. Тем не менее, в этом случае выходит следующее - единственное, что нас может беспокоить в преддверии смерти - это недоделанные дела, люди, которым придется обходиться без нас, кому-то жаль расставаться с любимой кофточкой или волнует качество памятника на могиле. Из всего вышеперечисленного самым важным мне видятся люди. Поэтому естественная смерть приходит обычно к человеку в старости, чтобы он был уже нафег никому не нужен и никто по этому поводу особо не переживал. Дело за малым - не вызывать ни у кого любви, не любить самому, быть Посторонним и на смерть будет плевать. Остается самая чепуха - действительно наплевать на смерть.

    По Камю, мысли о вечной жизни сродни желанию вдруг разбогатеть, стать красавцем или поплыть со скоростью торпедного катера. Это он так о Боге. Ха-ха. И все мы смертники, только в основном - обманывающие самих себя. Но приговор вынесут всем без исключения.

    Читать полностью
  • dashastrogaya
    dashastrogaya
    Оценка:
    315

    Последнее время я обращаю внимание на фразы, слова, абзацы, которые влюбили меня в книгу. В "Постороннем" эту фразу я увидела, даже не начав читать. В предисловии.
    "В нашем обществе всякий, кто не плачет на похоронах своей матери, рискует быть приговоренным к смертной казни".
    А разве не так? Когда я молча стояла на похоронах своей бабушки, которая меня вырастила, словно мать, все от меня только и ждали, что сейчас я разрыдаюсь, вот сейчас...сейчас. И я помню их осуждающие взгляды, когда к концу дня Даша не проронила ни слезы.
    Прочитав предисловие, я поняла, что эта книга станет одной из моих самых любимых. Дальше можно было даже не читать. Но я все же продолжила. И не пожалела. Через пару часов я сидела в кресле, и только одна мысль крутилась у меня в голове: жизнь не так проста, как кажется она еще проще. Именно Мерсо заставил меня об этом задуматься. Он не усложняет. Живет, и ему все нравится. Говорит то, что думает. "Просто мне нечего сказать, вот я и молчу" - ну гениально же. Именно это и поражает всех: следователя, адвоката, и пр. - его правдивость. Его пугающая правдивость.
    Посторонний. Не такой, как все. Настоящий индивидуалист и сильная личность. Мне жаль его. Общество никогда не принимает посторонних. Но я и горжусь им. Им, до самого конца не изменившем самому себе.

    - Неужели у вас нет никакой надежды? Неужели вы живете с мыслью, что умрете совершенно и ничего от вас не останется?
    - Да.

    Не стоит все усложнять. Жизнь не так проста как кажется, ОНА ЕЩЕ ПРОЩЕ.

    Читать полностью
  • igori199200
    igori199200
    Оценка:
    196

    В нынешнем ноябре мир отмечает столетие со дня рождения Альбера Камю, автора, о произведениях которого спорят более полувека. «Посторонний» - возможно, самое загадочное и противоречивое его сочинение. Литераторы никак не могут придти к однозначному мнению, что это, роман или повесть. Куда острее другой вопрос, кто такой Мерсо, герой или антигерой?
    «Посторонний» («L'Étranger») был напечатан в 1942 году и тут же стал бестселлером. Через две недели после опубликования романа тень режима Виши накрыла Францию. Власть фашистов пала, мир успел измениться, сформировалось несколько поколений, а «Постороннего» читали и читают с не меньшим интересом. В 1999 году еженедельник «Le Monde» составил список ста великих книг ХХ века. Французам был предложен перечень из двухсот книг и вопрос: «Какие из них произвели наибольшее впечатление?». По результатам опроса, первое место занял «Посторонний» Альбера Камю.
    В чём загадка романа? Что обусловило такой читательский успех и негласный статус самой великой французской книги ХХ века? Сюжет «Постороннего» можно пересказать в нескольких предложениях. Более того, роман написан довольно сухим языком – короткими фразами в прошедшем времени. Обычная история, обычно написанная. Или всё не просто так? Почему тогда эта небольшая книга вызвала ураган в читательских сердцах и черепных коробках критиков?
    «Посторонний» - произведение многопластовое и провокационное. Чего только стоит фраза писателя о своем герое: «Это единственный Христос, которого вы заслуживаете». И если внимательно приглядеться, роман действительно представляет собой Евангелие наизнанку. Герой не от мира сего, которого общество судит за то, что он противоречит общепринятой морали. При этом к религии Мерсо относится довольно враждебно. И это не случайно. Один из героев «Постороннего» называет подсудимого антихристом. В шутку, но называет. Обратимся к семантике слова «антихрист»: в переводе оно означает «тот, кто вместо Христа». И тут важно понять, что в своём творчестве Камю передал трагедию европейского сознания, возникшую в результате «смерти Бога», кризиса христианских ценностей. Мерсо – дитя постхристианской цивилизации, тот самый человек, который, по Ницше, стоит «по ту сторону добра и зла». И в моменте спора Мерсо и священника возникает прямая реминисценция на «Антихриста» Ницше.
    Еще больше перекличек в «Постороннем» с творчеством Ф.Достоевского. Мерсо может быть рассмотрен как анти-Раскольников. Если к убийству Раскольникова подтолкнула длительная работа его воспаленного сознания, то преступление Мерсо рождено случайностью. Если после совершенного Раскольников погружается в бездну мучительной рефлексии и, наконец, приходит к возрождению личности, то Мерсо остаётся равнодушным, покидает роман таким же, каким в него пришел. Ещё больше отсылок к «Братьям Карамазовым», самая сильная из которых – сцена суда. Суд над Мерсо почти зеркально отражает суд над Дмитрием Карамазовым.
    Помимо всего этого, героя «Постороннего» необходимо рассмотреть и как человека абсурда, персонификацию философской категории абсурдизма. Своим романом Камю утвердил новый тип небальзаковского повествования. В этом произведении вы не найдете психологических мотивировок поступков героев. Нет динамики развития персонажа. Куда там, о Мерсо мы почти ничего не знаем. Камю не даёт его биографии, не рассказывает о детстве. Герой «Постороннего» – голый человек перед лицом бессмысленного мира, перед его пустотой. Созерцание пустоты мироздания, «нежное равнодушие» вселенной – ключевые мотивы сочинения Камю.
    И всё-таки, кто такой Мерсо? Виновен ли он? Каждый волен дать ответ сам. Для меня он однозначен – «нет». Героя осудили не за преступление, а за его индивидуальность, противоречащую общим представлениям о нормальности. Этот француз жил по своим законам, по своей логике. Чем же он хуже каждого из нас? Да, малоэмоциональный, да, не плакавший над гробом матери, да, плывший по течению, но добродушный, безвредный, любивший мир и жизнь. И для меня «Посторонний» становится великой проповедью гуманизма, призывом уважения индивидуальности, приказом понять и принять тех, кто отличен от нашей сущности. Мерсо - тот Другой, который необходим каждому, порыв к которому и есть бросок в вечность. Альберу Камю хорошо удалось отразить лицемерие общества с его узкими представлениями о «нормальности». А нормальности нет. У каждого – своя нормальность. И каким бы «ненормальным» ни казался человек, он достоин сострадания и любви. Достоин ли их Мерсо? Безусловно.
    Центральный образ «Постороннего» – палящее над Алжиром солнце. Именно его герой называет причиной содеянного. Что олицетворяет это языческое солнце? Враждебность мира по отношению к человеку?.. Рок?.. Известно одно – под его лучами всеобщее разобщение. Мать и сын живут в одной квартире, перестают быть интересными друг для друга, запираются каждый в себе, а затем сын сдаёт мать в богадельню. Равнодушие поражает людей, даже самых близких. А в основе всего – одиночество.
    Больше всего в «Постороннем» меня поразила история старика Саламано. Остановимся на ней. У Саламано есть единственное близкое существо – его собака. И вот восемь лет он каждый день на нее кричит и бьёт ее. А потеряв, плачет на кровати, всеми покинутый и никому не нужный, не давший тепла единственному существу, которое он любил. Думаю, если бы к Саламано вернулась его собака, он бы по-прежнему ста л ее бить. Круг бы замкнулся. В этом абсурд нашей жизни. Умирают близкие - на следующий день мы идём на работу, которая превращает нас в механизмы. Мы живём механистическим существованием, доживаем до выходных, не зная, как их толком потратить. Опять замыкается круг. Сизиф с камнём взбирается в гору. И всеми, всеми правит скрытое и подчас неосознаваемое желание – убежать от пустоты. И каждый бежит, как может, – работая, завязывая любовные интрижки, смеясь над глупыми фильмами. Только бы убежать от нее, от жизни без цели и без смысла.
    «Посторонний» Камю – без преувеличения великое произведение, отразившее кризис сознания современного человека. Человек растерял былые ориентиры и смыслы, ощутил себя посторонним на этой земле, в окружении враждебного мира. Ему никто не поможет, кроме него самого.

    Читать полностью
  • Godefrua
    Godefrua
    Оценка:
    152

    Творчество Камю для меня - это скопление мудрости и правды. Что ни фраза, что ни мысль, все попадает в смысл. От этого вздрагиваешь. И концентрация этой мудрости на единицу произведения настолько велика, что создает впечатление перебора. Все равно что придет человек к врачу и давай жаловаться без остановки на плохую работу каждого своего внутреннего органа без исключения. И палец с порезом в завершение тоже с пафосом покажет.

    А потом, выйдя от врача, снова сядет в очередь и расскажет всем, какой же бесполезный этот врач, непутевый со своим дипломом и практикой. Какой смысл в существовании врачей, если люди все равно болеют? Но надо смириться с достоинством и он смирится.

    А потом он сделает какую-нибудь глупость, его схватят юристы и обязательно чего-нибудь ему присудят лишнего, навеянного гнилостностью и ханжеством общества. Зачем нужны юристы, если несправедливость неистребима и всегда будет в этом мире? Но надо смириться с достоинством и он смирится.

    Дальше, беспокоясь за мир и за существование нашего героя, за него вступится какой-нибудь добрый человек, по совместительству - священник. И вот тут-то наш герой смиряться не будет, оторвется по полной программе. Правильно. Чего лез, кем себя возомнил? Какой-такой бог? О чем с ним говорить, даже если и верить, что все в его власти, то с ним не говорить надо, а претензии предъявлять, ужасно все сделал.

    Ну почему так все плохо? Я бы даже сказала - безысходно плохо. И негодяи плохи, и мир вокруг плох. Какой мир, такие и негодяи. И обычные люди все плохи, даже если не задумывали ничего плохого. Потому что их действия будут рассмотрены через плохую призму, теми плохими, кто поактивнее.

    Есть у него одна отдушина - образы друзей. И только эти образы белеют на темном фоне всего остального. Но они малы, беспомощны или умрут.

    И как такое можно было сочинить, живя на берегу Средиземного моря? Всю жизнь штормило? Или это обвинение человечеству, что бы одумались? Как у Рембрандта в «Ночном дозоре» - я обвиняю! Но уж Камю то понимал, что не одумаются. А какова роль читателя, логично являющегося частью плохого человечества в этом всем? Судя по его популярности у читателей - все мазохисты. Или тоже обвинители. Если честно - я не знаю, что лучше.

    Читать полностью
  • Lihodey
    Lihodey
    Оценка:
    76

    Браво, Альбер Камю. Ты практически утянул меня на самое дно экзистенциального восприятия мира. Не могу сказать, что «Посторонний» вызвал восторг, но свой эффект он определенно произвел. Гнетущий эффект по большей части. Я не слишком приветствую погружение в опасные пучины экзистенциализма. Но, если оценивать произведение не по восприятию оттенков послевкусия, а по глубине проникновения в сознание, то повесть, безусловно, достойна самой большой похвалы.

    Книга Альбера Камю рассказывает о том, как не просто жить в обществе, выходя за рамки его шаблонов. Француз Мерсо, проживающий в Алжире, узнает о смерти матери. Он вынужден отправиться в богадельню, где та проживала на момент смерти, и принять участие в процессе похорон. Автор подробно описывает внутреннее состояние героя, в котором нет ни тени сожаления или скорби, а есть лишь утомление от изнуряющей необходимости присутствия на похоронах. В дальнейшем развитии сюжета, Мерсо оказывается втянутым в разборки соседа-сутенера с арабами, ненароком совершает убийство, попадает под суд и приговаривается к смертной казни.

    Людям, как элементам общества, предписывается жить согласно установленным канонам. Дело даже не в законах поведения или нормах морали. Наше мировосприятие тоже попадает под некие шаблоны, выгодные обществу. И горе тому, кто видит мир не таким, как все. Минимум, что грозит такому индивидууму, это непонимание и одиночество. Мерсо из таких людей, кто видят мир честно и не предвзято перед самим собой. Он просто плывет по течению и спокойно взирает на происходящее вокруг тем взглядом, что принадлежит ему настоящему. Ему не нужна религия, не нужна любовь, не нужна карьера. Если он равнодушен, то не делает заинтересованный вид.

    я, может быть, не всегда уверен в том, что именно меня интересует, но совершенно уверен в том, что не представляет для меня никакого интереса.

    Бездушный эгоист? Да, в нашем понимании, но он-то сам просто не чувствует в себе потребности заботы или раскаяния. Он другой, посторонний в этом обществе, с минимумом навязанной извне шелухи. А еще он опасный для окружающего общества, потому что его сознание выходит за рамки шаблонного восприятия мира. Общество даже готово простить ему убийство в случае раскаяния, но не готово простить равнодушие к устоям самого общества.

    Будут судить его за убийство, но пошлют на смертную казнь только за то, что он не плакал на похоронах матери.

    Осмысление своего внутреннего Я, накануне казни, позволяет Мерсо постичь абсолютное равнодушие окружающего мира и, благодаря этому, счастливо слиться с ним в единое целое. Буддистские монахи нервно и ревниво медитируют в сторонке.

    Читать полностью
Другие книги серии «Эксклюзивная классика (АСТ)»