Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Посторонний. Миф о Сизифе. Калигула (сборник)

Посторонний. Миф о Сизифе. Калигула (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
70 уже добавили
Оценка читателей
4.0

В этот сборник вошли три знаменитых произведения Камю. «Посторонний» – дебютная повесть молодого писателя, своеобразный творческий манифест. Понятие абсолютной свободы – основной постулат этого манифеста. Героя этой повести судят за убийство, которое он совершил по самой глупой из всех возможных причин. И это правда, которую герой не боится бросить в лицо своим судьям, пойти наперекор всему, забыть обо всех условностях и умереть во имя своих убеждений.

«Миф о Сизифе» – философское эссе, в котором автор представляет бессмысленный и бесконечный труд Сизифа как метафору современного общества. Зачем мы работаем каждый день? Кому это нужно? Ежедневный поход на службу – такая же по существу абсурдная работа, как и постоянная попытка поднять камень на гору, с которой он все равно скатится вниз.

«Калигула» – пьеса, посвященная римскому императору, он представлен в ней не как исторический персонаж, жестокий тиран, загубивший тысячи жизней, а как человек абсурда и носитель метафизического бунта. Это трагическая история о человеке, который поставил идеалы выше собственной жизни и погиб за них.

Лучшие рецензии
Shishkodryomov
Shishkodryomov
Оценка:
353

Нашу жизнь определяет во многом наше отношение к смерти. С этим связана и вера в Бога. Довольно короткое и необычайно глубокое произведение Альбера Камю об этом. Человек в обществе, отягощенном ханжескими условностями. Общество оставляет его равнодушным, абсолютно безэмоциональным, он не живет, а грезит наяву. Хотя в реалистичной оценке самой жизни ему не откажешь. И вот, он остается наедине с собой, в ожидании смерти.

В подобных случаях, лишь в подобных, так как в камере смертников я никогда не сидел, мне всегда вспоминается Фома Аквинский с его "попытайтесь вспомнить свои ощущения до рождения - было ли вам горько, тяжело и испытывали ли вы хоть какой-то дискомфорт". Так с чего вы взяли, что после смерти вам вдруг будет хуже? Достаточно глупое успокоение для самого себя, ибо вспомнить можно только некоторые проблески сознательно-безсознательного, не углубляясь в жесткую дианетику. Подобная форма годится для человека разумного, не верящего в былую неразумность и уверенного в том, что он уже родился в очках и с дипломом о высшем образовании.

Реалистичная точка зрения Камю по поводу того, что если после смерти ничего нет, то фигли страдать по этому поводу, мне более близка. Тем не менее, в этом случае выходит следующее - единственное, что нас может беспокоить в преддверии смерти - это недоделанные дела, люди, которым придется обходиться без нас, кому-то жаль расставаться с любимой кофточкой или волнует качество памятника на могиле. Из всего вышеперечисленного самым важным мне видятся люди. Поэтому естественная смерть приходит обычно к человеку в старости, чтобы он был уже нафег никому не нужен и никто по этому поводу особо не переживал. Дело за малым - не вызывать ни у кого любви, не любить самому, быть Посторонним и на смерть будет плевать. Остается самая чепуха - действительно наплевать на смерть.

По Камю, мысли о вечной жизни сродни желанию вдруг разбогатеть, стать красавцем или поплыть со скоростью торпедного катера. Это он так о Боге. Ха-ха. И все мы смертники, только в основном - обманывающие самих себя. Но приговор вынесут всем без исключения.

Читать полностью
dashastrogaya
dashastrogaya
Оценка:
315

Последнее время я обращаю внимание на фразы, слова, абзацы, которые влюбили меня в книгу. В "Постороннем" эту фразу я увидела, даже не начав читать. В предисловии.
"В нашем обществе всякий, кто не плачет на похоронах своей матери, рискует быть приговоренным к смертной казни".
А разве не так? Когда я молча стояла на похоронах своей бабушки, которая меня вырастила, словно мать, все от меня только и ждали, что сейчас я разрыдаюсь, вот сейчас...сейчас. И я помню их осуждающие взгляды, когда к концу дня Даша не проронила ни слезы.
Прочитав предисловие, я поняла, что эта книга станет одной из моих самых любимых. Дальше можно было даже не читать. Но я все же продолжила. И не пожалела. Через пару часов я сидела в кресле, и только одна мысль крутилась у меня в голове: жизнь не так проста, как кажется она еще проще. Именно Мерсо заставил меня об этом задуматься. Он не усложняет. Живет, и ему все нравится. Говорит то, что думает. "Просто мне нечего сказать, вот я и молчу" - ну гениально же. Именно это и поражает всех: следователя, адвоката, и пр. - его правдивость. Его пугающая правдивость.
Посторонний. Не такой, как все. Настоящий индивидуалист и сильная личность. Мне жаль его. Общество никогда не принимает посторонних. Но я и горжусь им. Им, до самого конца не изменившем самому себе.

- Неужели у вас нет никакой надежды? Неужели вы живете с мыслью, что умрете совершенно и ничего от вас не останется?
- Да.

Не стоит все усложнять. Жизнь не так проста как кажется, ОНА ЕЩЕ ПРОЩЕ.

Читать полностью
igori199200
igori199200
Оценка:
196

В нынешнем ноябре мир отмечает столетие со дня рождения Альбера Камю, автора, о произведениях которого спорят более полувека. «Посторонний» - возможно, самое загадочное и противоречивое его сочинение. Литераторы никак не могут придти к однозначному мнению, что это, роман или повесть. Куда острее другой вопрос, кто такой Мерсо, герой или антигерой?
«Посторонний» («L'Étranger») был напечатан в 1942 году и тут же стал бестселлером. Через две недели после опубликования романа тень режима Виши накрыла Францию. Власть фашистов пала, мир успел измениться, сформировалось несколько поколений, а «Постороннего» читали и читают с не меньшим интересом. В 1999 году еженедельник «Le Monde» составил список ста великих книг ХХ века. Французам был предложен перечень из двухсот книг и вопрос: «Какие из них произвели наибольшее впечатление?». По результатам опроса, первое место занял «Посторонний» Альбера Камю.
В чём загадка романа? Что обусловило такой читательский успех и негласный статус самой великой французской книги ХХ века? Сюжет «Постороннего» можно пересказать в нескольких предложениях. Более того, роман написан довольно сухим языком – короткими фразами в прошедшем времени. Обычная история, обычно написанная. Или всё не просто так? Почему тогда эта небольшая книга вызвала ураган в читательских сердцах и черепных коробках критиков?
«Посторонний» - произведение многопластовое и провокационное. Чего только стоит фраза писателя о своем герое: «Это единственный Христос, которого вы заслуживаете». И если внимательно приглядеться, роман действительно представляет собой Евангелие наизнанку. Герой не от мира сего, которого общество судит за то, что он противоречит общепринятой морали. При этом к религии Мерсо относится довольно враждебно. И это не случайно. Один из героев «Постороннего» называет подсудимого антихристом. В шутку, но называет. Обратимся к семантике слова «антихрист»: в переводе оно означает «тот, кто вместо Христа». И тут важно понять, что в своём творчестве Камю передал трагедию европейского сознания, возникшую в результате «смерти Бога», кризиса христианских ценностей. Мерсо – дитя постхристианской цивилизации, тот самый человек, который, по Ницше, стоит «по ту сторону добра и зла». И в моменте спора Мерсо и священника возникает прямая реминисценция на «Антихриста» Ницше.
Еще больше перекличек в «Постороннем» с творчеством Ф.Достоевского. Мерсо может быть рассмотрен как анти-Раскольников. Если к убийству Раскольникова подтолкнула длительная работа его воспаленного сознания, то преступление Мерсо рождено случайностью. Если после совершенного Раскольников погружается в бездну мучительной рефлексии и, наконец, приходит к возрождению личности, то Мерсо остаётся равнодушным, покидает роман таким же, каким в него пришел. Ещё больше отсылок к «Братьям Карамазовым», самая сильная из которых – сцена суда. Суд над Мерсо почти зеркально отражает суд над Дмитрием Карамазовым.
Помимо всего этого, героя «Постороннего» необходимо рассмотреть и как человека абсурда, персонификацию философской категории абсурдизма. Своим романом Камю утвердил новый тип небальзаковского повествования. В этом произведении вы не найдете психологических мотивировок поступков героев. Нет динамики развития персонажа. Куда там, о Мерсо мы почти ничего не знаем. Камю не даёт его биографии, не рассказывает о детстве. Герой «Постороннего» – голый человек перед лицом бессмысленного мира, перед его пустотой. Созерцание пустоты мироздания, «нежное равнодушие» вселенной – ключевые мотивы сочинения Камю.
И всё-таки, кто такой Мерсо? Виновен ли он? Каждый волен дать ответ сам. Для меня он однозначен – «нет». Героя осудили не за преступление, а за его индивидуальность, противоречащую общим представлениям о нормальности. Этот француз жил по своим законам, по своей логике. Чем же он хуже каждого из нас? Да, малоэмоциональный, да, не плакавший над гробом матери, да, плывший по течению, но добродушный, безвредный, любивший мир и жизнь. И для меня «Посторонний» становится великой проповедью гуманизма, призывом уважения индивидуальности, приказом понять и принять тех, кто отличен от нашей сущности. Мерсо - тот Другой, который необходим каждому, порыв к которому и есть бросок в вечность. Альберу Камю хорошо удалось отразить лицемерие общества с его узкими представлениями о «нормальности». А нормальности нет. У каждого – своя нормальность. И каким бы «ненормальным» ни казался человек, он достоин сострадания и любви. Достоин ли их Мерсо? Безусловно.
Центральный образ «Постороннего» – палящее над Алжиром солнце. Именно его герой называет причиной содеянного. Что олицетворяет это языческое солнце? Враждебность мира по отношению к человеку?.. Рок?.. Известно одно – под его лучами всеобщее разобщение. Мать и сын живут в одной квартире, перестают быть интересными друг для друга, запираются каждый в себе, а затем сын сдаёт мать в богадельню. Равнодушие поражает людей, даже самых близких. А в основе всего – одиночество.
Больше всего в «Постороннем» меня поразила история старика Саламано. Остановимся на ней. У Саламано есть единственное близкое существо – его собака. И вот восемь лет он каждый день на нее кричит и бьёт ее. А потеряв, плачет на кровати, всеми покинутый и никому не нужный, не давший тепла единственному существу, которое он любил. Думаю, если бы к Саламано вернулась его собака, он бы по-прежнему ста л ее бить. Круг бы замкнулся. В этом абсурд нашей жизни. Умирают близкие - на следующий день мы идём на работу, которая превращает нас в механизмы. Мы живём механистическим существованием, доживаем до выходных, не зная, как их толком потратить. Опять замыкается круг. Сизиф с камнём взбирается в гору. И всеми, всеми правит скрытое и подчас неосознаваемое желание – убежать от пустоты. И каждый бежит, как может, – работая, завязывая любовные интрижки, смеясь над глупыми фильмами. Только бы убежать от нее, от жизни без цели и без смысла.
«Посторонний» Камю – без преувеличения великое произведение, отразившее кризис сознания современного человека. Человек растерял былые ориентиры и смыслы, ощутил себя посторонним на этой земле, в окружении враждебного мира. Ему никто не поможет, кроме него самого.

Читать полностью
Лучшая цитата
Казалось, процессия понемногу ускоряет шаг. Вокруг сверкала и захлебывалась солнцем все та же однообразная равнина.
В мои цитаты Удалить из цитат
Оглавление
Другие книги серии «Эксклюзивная классика (АСТ)»