Книга или автор

Пророки цифрового века. Киберпространство и не только

16 книг
Сергей Шикарев
Сергей Шикарев
Восьмидесятые снова в моде. В те далекие времена, когда не было еще ни вайфая, ни смартфонов, американцы боялись японской экспансии, а хакеры взламывали не только компьютеры, но и телефонные сети, в фантастике появилось новое литературное течение, вошедшее в историю жанра под задорным прозвищем «киберпанк». Литературный критик Сергей Шикарев специально для MyBook рассказал про несколько ключевых произведений данного направления.

Одним из предшественников киберпанка стал рассказ «Девушка, которую подключили» (1973) Джеймса Типтри-младшего. Любопытно, что за мужским псевдонимом скрывалась Алиса Шелдон, служившая в ЦРУ и выстроившая жизнь своего литературного alter ego по строгим конспиративным законам. В ее рассказе представлен мир, связанный в единую коммуникационную сеть, где корпорации используют новейшие технологии для управления массовым спросом и поведением людей. «Девушка» заговорила о ключевой для киберпанка теме: влияние технологий на человека и общество. О выживании личности в плотных информационных потоках, о социальном дне и высоких технологиях.
 
Как гласит один из лозунгов киберпанковского движения, «передовые технологии – отсталая жизнь» (high tech, low life). В «Нейроманте» (1984), дебютном романе Уильяма Гибсона, одного из лидеров киберпанка, этот лозунг успешно воплощен в тексте. В отмеченном несколькими фантастическими премиями, в том числе двумя самыми авторитетными, Hugo и Nebula, произведении густо замешаны приметы двух времен – настоящего и будущего. Японские корпорации-дзайбацу, хакеры андеграунда, искусственный интеллект и гигантские мегаполисы… И, конечно, специальная виртуальная среда – киберпространство (Гибсон считается автором этого термина). Писатель представил пеструю картину нашего ближайшего будущего, и она оказалась увлекательной, но не слишком жизнерадостной.
 
 
Впрочем, от панков, пусть и кибернетических, ждать милых пасторалей о светлом будущем не стоит. Роман «Схизматрица» (1985) Брюса Стерлинга, главного идеолога киберпанка, представил человечество двадцать второго века – расселившееся по Солнечной системе и разделенное на несколько фракций, крупнейшие из которых – шейперы и механисты. Первые cделали ставку на генную инженерию и биотехнологии, вторые – на машины и механизмы, компьютеры. Однако Стерлинг фокусируется не столько на противостоянии двух сил, сколько на эволюции человечества, ставшего межпланетным биологическим видом.
 
Распространено представление о киберпанке как о фантастике, посвященной исключительно компьютерам, виртуальной реальности и прочим приметам цифрового века. Этот стереотип опровергает не только роман Стерлинга, но и классическая, даже культовая антология киберпанка «Зеркальные очки» (1986). Сборник стал своего рода смотром сил и демонстрацией достижений набирающего популярность направления в фантастике. И многие из представленных в сборнике рассказов далеки от информационных технологий – хотя яростного и злого панка в этих текстах в избытке.
 
В центре лучшего из рассказов сборника, «Солнцестояние» Джеймса Патрика Келли, жизнь ученого-фармаколога, сколотившего состояние на разработке новых галлюциногенных препаратов и столкнувшегося с профессиональным и личностным кризисами. В рассказе Льюиса Шайнера «Пока людские голоса не разбудили нас» призывно машет хвостом живая русалка – пусть и созданная посредством современных технологий. А сюрреалистический «Камень» Грега Бира являет собой типичную историю взросления – ожившей каменной статуи в мире мертвого бога.
 
Еще один автор, чьи ранние работы обычно причисляют к киберпанку, – Майкл Суэнвик. Роман «Вакуумные цветы» (1987), где в первой главе цитируется «святой Пушкин», воссоздает панораму сложно устроенного будущего: от Земли, которая стала вотчиной коллективного разума, и Народного Марса, где проходят работы по терраформированию планеты и – заодно – построению справедливого общества, до вращающихся вокруг Солнца контейнерных городов и комет, преображенных биоинженерами.
 
Американский профессор математики и информатики Вернор Виндж больше известен как автор новой космической оперы, в канон которой вошли романы из цикла «Зоны Мысли»: «Глубина в небе» (1999) и «Пламя над бездной» (1992). Однако его повесть «Истинные имена» (1981) содержит многие маркеры, характерные для киберпанка: в ней есть хитроумные хакеры и виртуальная реальность – волей Винджа она оформлена в средневековом стиле, с замками и волшебниками. Более того, в инфраструктуре и механике информационного мира Виндж разбирается отменно. Протоколы связи, спутники-ретрансляторы, информационные сети, алгоритмы шифрования и другие детали описаны весьма правдоподобно, а с учетом времени создания повести и вовсе прозорливо. Неслучайно Виндж известен не только как писатель-фантаст, но и как автор распространенной концепции технологической сингулярности, пришествие которой неизбежно после появления сверхмощного искусственного интеллекта.
 
Особенностью киберпанка как фантастического течения стало возвращение к основам научной фантастики и постановка во главу угла научных открытий и новых технологий. Как писал Брюс Стерлинг, «Киберпанки, возможно, первое поколение писателей, взращенное не просто на литературной традиции НФ, но в настоящем научно-фантастическом мире. Для них метод экстраполяции, характерный для классической, твердой НФ, техническая грамотность – не просто литературные инструменты, но жизненная необходимость, высокоценное средство познания мира». Вот только к отображению технологических прорывов и виртуальных миров они добавили социальное измерение, продемонстрировав преображение человека и человечества под влиянием технологий (о чем фантасты в предшествующие киберпанку годы вспоминали нечасто). При этом восторженность, оптимизм и технофилия, свойственные Золотому веку фантастики, были отвергнуты. На смену им пришли настороженность по отношению к технологиям и беспокойство, легко превращающееся в ярость.
 
Закономерным развитием этих свойственных киберпанку мотивов стало обращение писателей к тем временам, когда победное шествие технологий, в том числе информационных, только начиналось.
 
Действие «Машины различий» (1990), совместного романа Уильяма Гибсона и Брюса Стерлинга, происходит в викторианской Англии. Прихотливый поворот истории – и вот в мире со значительным опережением появляются вычислительные машины, кинематограф и прочие артефакты, перекраивающие реальность, а вместе с ней – жизни известных исторических личностей и литературных персонажей. «Машина различий» по праву считается классикой. Только уже не кибер-, а паропанка, описывающего мир, движущей силой которого является не электричество, а пар. Однако и в изменившихся обстоятельствах от книги веет духом киберпанка. Передовые технологии – отсталая жизнь.
 
По желанию правообладателей в MyBook временно недоступны некоторые книги, упомянутые в статье. Сергей Шикарев подобрал для вас самые интересные классические произведения киберпанков, а также романы их предшественников и последователей, которые точно стоит прочитать.
Поделиться
  • Уильям Гибсон - Нейромант (сборник)
    4,2
    Премиум
    «Нейромант» – это классический дебют жанрового революционера, которому оказались тесны рамки любого жанра. Это книга, определившая лицо современной литературы на десятилетия вперед. Это краеугольный камень киберпанка – стиля и культурного феномена. Будущее в «Нейроманте» – мир высоких технологий ...
    «Нейромант» – это классический дебют жанрового революционера, которому оказались тесны рамки любого жанра. Это книга, определившая лицо современной литературы на десятилетия вперед. Это краеугольный камень киберпанка – стиля и культурного феномена. Будущее в «Нейроманте» – мир высоких технологий ...
  • Филип Дик - Мечтают ли андроиды об электроовцах?
    4,5
    Премиум
    После ядерной войны Земля превратилась в пустыню, покрытую радиоактивной пылью. Немногие оставшиеся люди влачат жалкое существование в полуразрушенных городах. Рик Декарт, профессиональный охотник, получает задание найти и уничтожить нескольких андроидов, сбежавших с внешней колонии на Землю. Но ...
    После ядерной войны Земля превратилась в пустыню, покрытую радиоактивной пылью. Немногие оставшиеся люди влачат жалкое существование в полуразрушенных городах. Рик Декарт, профессиональный охотник, получает задание найти и уничтожить нескольких андроидов, сбежавших с внешней колонии на Землю. Но ...
  • Джон Браннер - Всем стоять на Занзибаре
    4,2
    Стандарт
    Планета задыхается. Население сходит с ума от тесноты, бедности и отсутствия перспектив. Люди плотно сидят на наркотиках, легализованных правительством, чтобы примирить граждан с их безрадостным бытием. Ведь даже тихие семейные радости теперь доступны далеко не всем. В развитых странах действует ...
    Планета задыхается. Население сходит с ума от тесноты, бедности и отсутствия перспектив. Люди плотно сидят на наркотиках, легализованных правительством, чтобы примирить граждан с их безрадостным бытием. Ведь даже тихие семейные радости теперь доступны далеко не всем. В развитых странах действует ...
  • Альфред Бестер - Тигр! Тигр! (сборник)
    4,0
    Премиум
    Яркие, энергичные, полные отсылок и скрытого смысла романы и рассказы самого «Мастера пиротехники» – Альфреда Бестера. Писателя, совершившего стилистический прорыв из «Золотого века» в «Новую волну» и ставшего предтечей «киберпанка». «Человек разрушенный» – мир XXIV века без убийств, утопия с тел...
    Яркие, энергичные, полные отсылок и скрытого смысла романы и рассказы самого «Мастера пиротехники» – Альфреда Бестера. Писателя, совершившего стилистический прорыв из «Золотого века» в «Новую волну» и ставшего предтечей «киберпанка». «Человек разрушенный» – мир XXIV века без убийств, утопия с тел...
  • Уильям Гибсон - Граф Ноль. Мона Лиза овердрайв (сборник)
    4,5
    Премиум
    «Граф Ноль» и «Мона Лиза овердрайв» – продолжения открывшего трилогию «Киберпространство» романа «Нейромант»; этот классический дебют жанрового революционера, которому оказались тесны рамки любого жанра, собрал все главные фантастические награды («Хьюго», «Небьюла», премия имени Филипа Дика) и ст...
    «Граф Ноль» и «Мона Лиза овердрайв» – продолжения открывшего трилогию «Киберпространство» романа «Нейромант»; этот классический дебют жанрового революционера, которому оказались тесны рамки любого жанра, собрал все главные фантастические награды («Хьюго», «Небьюла», премия имени Филипа Дика) и ст...
  • Нил Стивенсон - Лавина
    4,2
    Премиум
    Изменяющий сознание прыжок в футуристическую Америку, столь странную, столь возмутительную, что вы сразу ее распознаете.Нил Стивенсон настолько оригинален, что не поддается сравнению и переопределяет то, как мы смотрим на мир. «Лавина» – роман, сплетающий виртуальную реальность, шумерскую мифолог...
    Изменяющий сознание прыжок в футуристическую Америку, столь странную, столь возмутительную, что вы сразу ее распознаете.Нил Стивенсон настолько оригинален, что не поддается сравнению и переопределяет то, как мы смотрим на мир. «Лавина» – роман, сплетающий виртуальную реальность, шумерскую мифолог...
  • Нил Стивенсон - Алмазный век
    4,2
    Премиум
    Далекое будущее. Национальные правительства пали, границы государств стерлись, настало время анклавов, объединяющих людей на основе общей культуры или идеологии. Наиболее динамично развивается общество «неовикторианцев», совмещающих высокие технологии и мораль XIX века. Их главный оплот – Атланти...
    Далекое будущее. Национальные правительства пали, границы государств стерлись, настало время анклавов, объединяющих людей на основе общей культуры или идеологии. Наиболее динамично развивается общество «неовикторианцев», совмещающих высокие технологии и мораль XIX века. Их главный оплот – Атланти...
  • Ричард Морган - Видоизмененный углерод
    4,4
    Премиум
    XXV век. Человечество распространилось по всей галактике, а технология изменила само понятие жизни. Теперь люди способны записывать собственное сознание и с легкостью загружать его в новое тело. Смерть стала лишь помехой на экране. Такеши Ковача, бывшего члена корпуса чрезвычайных посланников, уж...
    XXV век. Человечество распространилось по всей галактике, а технология изменила само понятие жизни. Теперь люди способны записывать собственное сознание и с легкостью загружать его в новое тело. Смерть стала лишь помехой на экране. Такеши Ковача, бывшего члена корпуса чрезвычайных посланников, уж...
  • Виктор Пелевин - Принц Госплана
    3,9
    Стандарт
    Главный герой рассказа живет в двух мирах. В одном он компьютерщик, служащий Госплана, во втором – самый настоящий Принц.
    Главный герой рассказа живет в двух мирах. В одном он компьютерщик, служащий Госплана, во втором – самый настоящий Принц.
  • Сергей Лукьяненко - Лабиринт отражений
    4,6
    Премиум
    Еще несколько лет назад виртуальный мир был выдумкой фантастов… Еще совсем недавно даже в горячечном бреду никто не спутал бы иллюзию с реальностью… Но теперь виртуальный мир вполне реален. В нем есть свои преступники и защитники закона. В нем существуют собственные любовь и дружба, война и преда...
    Еще несколько лет назад виртуальный мир был выдумкой фантастов… Еще совсем недавно даже в горячечном бреду никто не спутал бы иллюзию с реальностью… Но теперь виртуальный мир вполне реален. В нем есть свои преступники и защитники закона. В нем существуют собственные любовь и дружба, война и преда...