Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Любопытная

Любопытная
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
100 уже добавило
Оценка читателей
3.67

Французский писатель-оккультист, основатель Католического Ордена Розы-и-Креста Жозеф(ен) Пеладан (1858–1918) появлялся на публике в тунике венецианского дожа, называл себя Сэром (Волшебником) и неизменно оказывался центральным персонажем собственных «литературных фантазий».

Пеладан хорошо известен исследователям европейского эзотеризма, читателям – почти незнаком. Роман «Любопытная» – вторая книга его 21-томной эротико-идеалистическая этопеи «Закат латинского мира». Философ и волшебник Небо́́ пишет карандашный портрет русской принцессы Поль – «материи для идеальной страсти» – и приглашает девушку на прогулки-по-порочному-парижу, призванные «заполнить ее душу бесчисленными извращениями» и «потопить в разочаровании всплески любопытства».

На русский язык книга переведена впервые.

Лучшая рецензия
Sivierre
Sivierre
Оценка:
12

Не могу сказать, что чтение этого произведения было пустой тратой времени, хотя особенного удовольствия я не получила, и книга меня не впечатлила. Тем не менее, она заслуживает определенного внимания.

Нельзя не отметить, что Жозефен Пеладан - автор малоизвестный. На русский язык переведен только этот его роман, переведен недавно, и, кажется, несколько небрежно.

Известно, что Пеладан написал двадцать один роман «О закате латинского мира». Если он все книги написал в таком же стиле и качестве, неудивительно, что его не особо читают. В любом случае, «Любопытная» - произведение своей эпохи, достаточно декадентское, более чем французское.

Если кратко описывать сюжет, то он таков: художник и философ Небо́ встречает некую принцессу Рязань, в которой видит объект для идеальной, платонической страсти, видит в ней Андрогина. Однако андрогин в романе рассматривается не в физическом или биологическом смысле, но скорее в некотором складе души. Небо́ задается целью отвратить Поль от всех плотских желаний и прочих приземленных убеждений и предрасположенностей, "утопить любопытство в разочаровании". Способ он выбирает специфический, а именно: провести ее по всем кругам ада, а, точнее, порока, чтобы она посмотрела, увидела все как есть, и сама прониклась отвращением к забавам и удовольствиям общества, от низов до высшего света.

Так, переодевая Поль мужчиной, он вместе с ней посещает рестораны и трактиры, где собираются люди разных сословий, проводит ее по обителям городской нищеты, по борделям бедняков, богачей, по специфическим домам свиданий, притонам преступников (и герои даже соглашаются вместе с ними «пойти на дело») и все это сопровождается не только определенными философскими выводами, не особенно яркими, рассуждениями об обществе, свободе, политике, взаимоотношениях людей, но и какими-то попытками противостоять сложившемуся в обществе положению вещей, которое герои находят несправедливым. Так, Небо́ убивает какого-то сутенера, нескольких грабителей, каких-то попытавшихся напасть пьяных рабочих… И нередко это делается весьма специфическим способом. Небо́ - человек не только искусства, но и науки, при этом в какой-то момент повествования выясняется, что он еще и гипнотизер и обладает способностями близким к сверхъестественным.

Надо сказать, что многие сцены, равно как и сам сюжет в некоторой части, кажутся несколько странными или лишенными логики. Чего стоит сцена дуэли, или, например, тот факт, что Небо убивал врагов синильной кислотой, перед этим своими руками раздавив ампулу с ней. Более того, оставляя какие-то зацепки, намеки, на мой взгляд, Пеладан не дает достаточно информации для цельного толкования. Например, ближе к концу романа Небо и Поль встречают дезертира, Небо дает ему денег, чтобы тот мог начать новую жизнь, но с Поль отказывается этот свой поступок обсуждать, поскольку тот может выявить какие-то его неподобающие качества. А в итоге роман не заканчивается ничем, и в конце мы читаем распоряжение военного министерства о том, что Жозефен Пеладан должен явиться в казарму для отбытия наказания за уклонение от воинской повинности. Что это? Для чего это? Непонятно.

Нельзя сказать, что роман удался. Если Пеладан пытался реализовать гонкуровский замысел о создании произведения, в котором отсутствовала бы интрига, то Гюисмансу в романе «Наоборот» это удалось, и его книга более выверена, чем пеладановская «Любопытная», хотя в ней событий гораздо меньше, чем в романе Жозефена Пеладана.

Если Пеладан ожидал катарсиса читателя, надеялся, что он, подобно Поль Рязань, очистится и придет к такому же мучительно-идеальному восприятию мира, то, боюсь, подобного эффекта он едва ли добился. Каждый порок, к которому он пытается привить отвращение, заслуживает отдельного добротно написанного романа, а не какого-то десятка страниц. И альтернативы он не предлагает. Словом, этот роман можно даже в чем-то назвать сухим. Одно радует: дух и настроения эпохи Пеладан передал очень хорошо.

Читать полностью