Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Машенька

Машенька
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
2218 уже добавили
Оценка читателей
3.72

Вниманию читателя предлагается первый и наиболее автобиографичный роман всемирно известного русско-американского писателя, одного из крупнейших прозаиков XX века, автора знаменитой «Лолиты» Владимира Набокова. «Машенька» (1926) – книга о «странностях воспоминанья», о прихотливом переплетении жизненных узоров прошлого и настоящего, о «восхитительном событии» воскрешения главным героем – живущим в Берлине русским эмигрантом Львом Ганиным – истории своей первой любви. Роман, действие которого охватывает всего шесть дней и в котором совсем немного персонажей, обретает эмоциональную пронзительность и смысловую глубину благодаря страстной силе ганинской (и авторской) памяти, верной иррациональным мгновениям прошлого.

Лучшие рецензии
sparrow_grass
sparrow_grass
Оценка:
333

Давно уже стою перед дверью в большой и красивый, я знаю наверняка, мир Владимира Набокова. Слегка приоткрывала дверцу, заглядывала, подслушивала, но всё как-то, знаете ли, ... то нет подходящих туфелек, то причёска растрёпана, то просто кто-то отвлёк разговором. И вот однажды подумалось - всё равно чулки и помада никогда не будут совершенными, и что же теперь - стоять всю жизнь за дверью? Робко, боясь ступить неловко, и всё равно неуклюже и скованно, я вошла. Голоса, ощущения, запахи - всё разом нахлынуло на меня и затянуло, как ветер затягивает осеннюю листву в прохладную арку дома. В этот мир не входишь, нет, я была неправа в начале, мир этот сам вдруг обволакивает тебя, хочешь оглянуться, чтобы понять, как так получилось, что он вдруг оказался вокруг, но голова начинает кружиться, мысли путаются, и единственный выход - не сопротивляться, не пытаться понять, просто отдаться этому сладостному чувству.

Где это было? Когда это было? И с кем? Берлин? Двадцатые годы? Ганин? Полноте, это было со мной. Разве не я закопалась в бумагах, как старик Подтягин? Ах, милый поэт! Не знаю, как Вашим внукам, вряд ли они у Вас были... а вот внукам Ганина, может быть, и повезло, они, возможно, и правда не очень хорошо себе представляют вот эту чепуху с визами, в отличие от нас, грешных. Впрочем, определённый прогресс есть, в Европе, по крайней мере, уже нет выездных виз. Да-с. И из Берлина в Париж сегодня Подтягин бы добрался безо всяких проблем.

Ну вот, я же говорила, что чулки и помада никогда не блещут совершенством, дались мне эти визы, зацепилась я за какой-то стул Лидии Николаевны, наверное... Не могу нащупать выключатель в этом берлинском пансионе, даром что русском... от грохота проезжающего мимо поезда все мысли сбились, кроме как о переезде больше ни о чём не думается. Да, да, конечно, перенестись отсюда в зелёный летний парк, в Россию, в прошлое, догнать то нежное и хрупкое... но почему догнать? Разве прошлое можно - догонять? А как тогда сказать? Вернуться? - но это не то, почему-то получается и правда, что прошлое можно именно догонять, как бабочку, порхающую с цветка на цветок - такую прекрасную, а вот возьмёшь её в руки, и останется на них немного разноцветной пыльцы, и самое лучшее, что можно сделать - это отпустить её.

Читать полностью
serovad
serovad
Оценка:
243

"Ну вот, - думал я в процессе чтения. - Читал "Приглашение на казнь", воспринимал как стилизацию под Кафку. Читаю "Машеньку" - напоминает Тургенева". И по привычке, как я это делал в последнее время с Тургеневым, я наперед загадал, чем все закончится.

Конечно, не угадал. И пришел от этого в восторг.

Конечно, чем ближе к концу, тем больше я понимал, что Ганин и Машенька не встретятся. Но никак не мог понять, почему? Может, поезд сойдет с рельсов, и Машенька погибнет? Или Ганин поскользнется с платформы и угодит под паровоз (впрочем нет, думал я, прием исчерпан Толстым). Ну хорошо, Алферов все поймет (а может и наперед уже все знал? - подсказывал внутренний голос) и пристрелит Ганина. Не-е-ет, на самом деле Алферов посмеялся над Ганиным и показал фото своей... допустим родственницы. А жена его - совсем не та Машенька.

Так я рассуждал. А когда прочитал. то понял, насколько все-таки мудрая эта на первый взгляд незамысловатая книга, в которой немного, но жуется резина. И Ганин дважды мудрец. В первый раз - когда ушел от Людмилы, просто сообщив ей, что уходит, потому что любит другую женщину. Второй раз - когда не стал встречать Машеньку, потому что понял, что старые чувства не вернуть, как и вчерашнюю воду в реке или прошлогодний снег.

И ведь читал, и вспоминал себя, как в 17 лет ругал себя последними словами, за то что осенью позволил себе слабость и вернулся к девушке, отношения с которой были исчерпаны как раз летом. Эх, не хватало мне тогда мудрости, как Ганину. Да и сейчас - с каким упоением вспоминаю некоторые свои амурные приключения тех времен, когда был еще моложе. Но понимаю, что даже если будь возможность возобновить отношения хоть со всеми подряд или по очереди - ни с кем бы не стал. И даже не потому, что давно нашел свое счастье в жизни, а просто потому, что не надо так.

Читать полностью
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
116

Не спрятаться мне от этого, не скрыться. Как бы долго я ни оттягивала момент необходимости высказать о "Машеньке", но всё же он настанет.

А почему я так не хочу этого делать? Да всё очень просто: уж слишком много тыловых взрывов вызывает Набоков, как таковой. Даже не буду упоминать Тот Роман на Букву Л, что нельзя называть. Достаточно просто сказать "Набоков" – и обязательно появится кто-то, с пеной у рта доказывающий его графоманьячество, и кто-то, с пеной у рта, доказывающий его гениальность, а я вообще пену у рта не очень люблю, особенно в таких тонких материях.

И всё же "Машенька" Сирина, первый роман, первый блин сами знаете чем. Нет, в "Машеньке" уже есть то самое обаяние, которое в более зрелых вещах погружает в атмосферу книги с головой. Есть деликатное заигрывание с языком, которое может показаться искусственным (хотя как раз в "Машеньке" пока ещё не слишком). Есть явная автобиографичность, которая привлекает к себе частичной искренностью и зоркими наблюдениями. Но кроме того и минусов вагон. Не буду касаться сюжета, он хоть и кажется слабоватым, но всё же прослеживается и не провисает. Меня не устроил образ романа. Попробую объяснить, что я имею под этим в виду. Вот сел господин Набоков за стол и решить написать роман. Разложил всё по полочкам. Вот тут будет это, вот тут это, вот тут драма, а тут я рефлексию накручу, тут слезцы добавлю, тут будет монолог, а тут комедия положений. Расписал это всё, как шахматную партию, от начала до конца. И заранее продумал реакцию читателя на то или иное место, какая она должна быть идеальная и существующая только в его воображении. Но роман — не способ дрессировки читателя, как собачки, поэтому заранее вымуштрованное повествование, да ещё и не без явного самолюбования и кокетства, не всегда катит. Нарочитость в "Машеньке" так и сквозит. Не спорю, возможно, Набоков действительно умнее почти всех, а то и всех своих читателей, кто ж его знает. Но так этим кичиться перед собственной потенциальной аудиторией незачем. Выйдет... Скучно. Бездушно. Механически.

В итоге получается, что "Машеньку" любопытно прочитать ради автобиографических мотивов, но больше незачем. Ну, кроме как ярым фанатам Набокова, но они же и без моей подсказки прочтут всё до последней строчки. Из "Машеньки" же можно узнать про то, что у автора есть потенциал, который в будущем либо раскроется, либо будет погребён под тяжёлой глыбой собственного характера. Из дальнейшей библиографии Набокова видно, что именно из всего этого вышло.

А сама "Машенька" = лавстори + эмигрантская лирика + слезоточивые сцены бытовушки + тележка рефлексии + не метафоры, а аллюзии + пафосный финал. Не так уж и плохо, но всё слишком в лоб. Сыроват ещё господин Сирин.

Читать полностью
Лучшая цитата
– Да. Я, оказывается, люблю другую женщину. Я пришел с тобой проститься.
1 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
Машенька и её муж фигурируют позже в романе Набокова Защита Лужина (глава 13).