Мария Стюарт

4,4
29 читателей оценили
432 печ. страниц
2018 год
Оцените книгу
  1. Delfa777
    Оценил книгу
    Судьба невзлюбила Марию Стюарт с момента ее рождения. Подложила ей знатную свинью, дав везение и корону с первых дней жизни. Сделав первые годы жизни легкими и безоблачными.
    шести дней – королева Шотландии, шести лет – нареченная одного из могущественнейших принцев Европы, семнадцати – королева Французская

    И после такого стремительное восхождения, после блистательного и галантного Парижа, возвращение домой, в "нищую" страну - стало первой пощечиной, первой неудовлетворенностью, разъедающей душу. Потребности в триумфе уже сформированы. Безоговорочное подчинение и преданность всех вокруг кажутся естественными. А кровь горяча. И хочется все больше и больше. Не довольствуясь тем, что есть. Душа требует простора, а королевство маловато, развернуться негде. Усмирить желания, взять под контроль эмоции - не царское это дело. Только вперед. Ни в чем себе не отказывая. Решительно и безрассудно. Раненой птицей биться в сетях своих страстей. Любить - так любить, гореть - так гореть. Женщина безоговорочно победила в Марии королеву.

    В отличии от Елизаветы. В сухом остатке получается, что английская королева жила для народа, шотландская - для себя. Зато про Марию Цвейг книгу написал, а про Елизавету не стал. Скучно же, когда главная героиня не имеет склонности прогуливаться по краю пропасти и бросаться с головой в омут любви. Кому нужны однообразно успешные, хоть и не сильно счастливые королевы, когда есть Мария Стюарт? Кому нужна история без драмы, без загадки, без неоднозначных событий и буйных нравов. Хорошо, что есть королева Шотландии. Гордая, величественная, решительная, отметающая реальность и, потому, фатально не везучая.

    Не случилось в ее жизни человека, на которого можно было опереться. Помощники были, очаровывать Мария умела, но надолго не задерживались. Кто обидится, что сама править хочет, кого убьют, кто заставит предать. Зато дураков вокруг хоть отбавляй. У кого "сердце из воска", у кого прозвище "Убийца радости" не за красивые глаза появилась. Лорды - сплошное осиное гнездо. Целый букет конфликтов - между Марией Стюарт и Елизаветой, между Англией и Шотландией, между Реформацией и контрреформацией. Смутное время. Для эмоций не подходящее. Но когда доходило дело до любви, Мария теряла голову. "Какая женщина!" - восхищенно замечает Цвейг. "Не знает колебаний" - шепчет он, приложив руку к груди, там, где бьется сердце романтика. Он все время старается ее оправдать. За несдержанность, за потакание любовным капризам. Даже за предательство второго мужа. Мол, не в себе была, не своей волей жила. Ну-ну. А действительно, не одним лишь испанским цыганкам сгорать в пылу своих страстей. И пусть из Марии монарх получился так себе. Быть матерью - тоже не ее. Зато - какая женщина. Скольких сгубить успела. И роль свою исполняла блестяще до самого занавеса. Она могла быть прекрасной актрисой, когда не была влюблена.

    Преданно следует сюжет за восхитившей автора гордой королевой. Нежно и трепетно освещая все политические удачи и любовные безрассудства Марии. Но, когда властительница Шотландии, в очередной раз влюбившись не в того, утратила решительность и волю, которыми так восхищался Цвейг, история по настоящему набирает обороты и выходит на новый уровень экшена. Страсти достигают точки кипения. Все бурлит и рвется в клочья. Мария кружит в парадном наряде своей уязвленной гордости, увлекая в пропасть тех, кто имел неосторожность поддаться ее чарам. И уже не важно насколько она права или виновата. Такая история останется в веках. А книга об этой истории надолго останется в памяти. Благодаря склонности автора к загадкам и драмам, которыми он умеет заинтересовать и своего читателя. Ненавязчиво подталкивая к своим неоднозначным героям. Помогая понять если не все из того, что они натворили, то очень многое.

  2. Ivkristian
    Оценил книгу
    Тот, кто ее любит, обречен смерти, тот, кого любит она, пожнет одну горечь. Кто желает ей добра, приносит зло, кто ей служит, служит собственной гибели.

    У Цвейга есть уникальная способность окунать в чувства, переживания, жизнь героя так, что даже если он тебе неприятен какими-то своими поступками, то всё равно вызывает сочувствие. Не принятие, но понимание. Цвейг словно учит, что нельзя разделять мир на чёрное и белое, что хватает и серого и жизнь каждого состоит из смеси всех этих оттенков, и хороших, и не очень поступков. А что самое главное? Наверно, признаем ли мы свои ошибки и делаем ли что-либо, дабы их исправить, изменить что-то в себе. Здесь же трагедия в том, что по факту Мария Стюарт ставила себя выше таких вот мелочей, если она о чём-то и жалела, то об этом знает лишь тот бог, которому она молилась, особенно в последние десятилетия своей жизни. И можно сейчас возмущаться тем, что Мария Стюарт слишком высокого о себе мнения, но не стоит забывать, она такая была не одна, все власть держащие, начиная с египетских фараонов, считали себя особенными, что уже исходя из их рождения в королевских семьях, они наделены теми правами, которых нет даже у знати. Поэтому её нежелание ни оправдываться, ни что-либо объяснять вполне понятно и для её времени и крови вполне разумно. Неужели кто-то думает, что та же Елизавета на её месте вела бы себя по-другому? Точно также считала бы себя выше всякого суда, ведь тогда королевских особ не судили, и точно также говорила бы, что любое её слово должно перевешивать чужое, ведь она королева.
    И всё же наверно Марии Стюарт не повезло родиться именно в такой среде. Уже с самого детства цепочка событий, приведших к её концу, была запущена. Не покинь её так рано отец, она росла бы принцессой, а не королевой, и её не отправили бы в монастырь, позволив ей более легкомысленное, пусть и недолгое детство. Возможно, иначе у неё было бы более царственное, жёсткое воспитание и тогда бы не было случая с Шателяром и другими, случившегося из-за её беспечности и видимо отсутствия надменности, в ином случае она сразу их поставила бы на место и не позволила бы с собой фамильярничать. С другой стороны, только эти недолгие годы были в её жизни лёгкими и счастливыми, отчасти напоминающими наше нормальное детство. Затем же шестилетняя Мария Стюарт едет знакомиться с женихом. Легко сейчас говорить, что им так прекрасно жилось, живи в своё удовольствие и делай, что хочешь, но что же хорошего в том, что тебя по факту продают в жены, будучи ребёнком, ради династических и политических выгод. Да и быть королевой с младенчества тоже не так-то просто, думаю, особенно такой бедной Шотландии с довольно буйным, вспыльчивым народом и продажными лордами. Такое гнильё окружало, что сложно представить, что кто-то с моральным компасом, правильно показывающим север, мог там выжить и не опуститься. Таким образом, чтобы пытаться судить, хотя, как говорится, не суди и не судим будешь, необходимо встать на её место, пройти весь этот путь, а потом уже обманывать себя, говоря о том, что ни разу бы не свернули с истинного пути. Это было бы наивно и глупо. Хоть мне и претят некоторые её поступки, тем не менее, по-человечески мне становится жалко и её.
    Наверно, если бы её муж Франциск II не умер в столь юном возрасте, когда ему было всего 16 лет, всей этой трагедии в жизни Марии Стюарт и не было бы, но и возможно и мы бы о ней не помнили сейчас, не знали бы, она могла просто слиться со всеми остальными королевами и кануть в Лету. А может, став старше и мудрее, как и Елизавета, оставила бы свой положительный отпечаток в истории, кто знает. Но Марию Стюарт ждала иная судьба, и она мчалась к ней со всей прытью и смелостью, на которую была способна. Читая о её верховой езде, о битвах, в которых она участвовала, мне живо представляется эта королева Шотландская, настоящая гордая дочь Шотландии с этой бурлящей кровью, тягой к независимости. При этом Франция навсегда осталась для неё домом, и именно во Францию её тянуло, что немудрено, ведь с шести лет она жила именно там, там проходила её юность, становление как личности. Но, тем не менее, кровь не обманешь и по характеру она была шотландкой и настоящей Стюарт.
    Второй её брак оказался неудачен, но я не могу осуждать двадцатилетнюю девушку, влюбившуюся в красивого, но пустого юношу Генриха Дарнлея. С кем такое не случается? Так ли легко и быстро можно понять, что человек, который тебе нравится, ничего из себя не представляет, да и тебя он выделяет из других всего лишь потому, что брак с тобой ему выгоден. Эдакий альфонс и жиголо тех времён. Самое ужасное, что развестись потом нельзя, не то, что в наше время. И даже заговор против мужа не настолько чудовищен, каким он мог быть, если бы это она сделала первый шаг, но ведь сначала он пытался её убрать со своего пути, а Мария Стюарт тогда была на пятом месяце беременности! И пусть убийство ужасно само по себе, но в данном случае можно говорить о том, что кто-то один из них в любом случае закончил бы тогда так. Но что самое циничное, так это то, что лорды, пытались себя обелить и винить во всём Марию Стюарт и Боссуэла, когда сами хотели короля убрать, принимая в этом активное или пассивное участие. Смешно читать, как шотландские и английские лорды пытались выставить себя в лучшем свете, эдакими высоко моральными личностями, им-то точно рот открывать не следовало, сами не без греха, если и не по локоть в чужой крови.
    А что же до её безумной любви к Боссуэлу, то будь это сухое описание из какой-либо биографии, то вызвало бы недоумение и неприязнь, где это видано, бросить к ногам мужчины всё: свою жизнь, гордость, честь, родину, корону и семью. Но с помощью таланта Цвейга и стихов самой Марии Стюарт, эта отчаявшаяся женщина, страдающая, сгорающая в своём чувстве и неправильности своих поступков, не знаю, как другие, но я не выдержала, у меня дрогнуло сердце и мне по-человечески стало её жаль. Нет, я не одобряю её поступков, ни убийства мужа, ни брака с Боссуэлом, но я и судить её не вправе. Мне кажется, она сама себя за это судила намного сильнее всех нас.
    А ещё меня коробит, что у королей куча бастардов, а значит, они частенько изменяют своим жёнам и никто их за это не судит и не осуждает, но так жестоко осудили Марию Стюарт. Даже в королевской среде никакого равноправия. Хотя с другой стороны, ту же Елизавету, об отношениях которой знали даже чужие королевские дворы, не осуждали и пусть это не измена, ведь брака не было, но прелюбодеяние в любом случае. Такой развратный, циничный, пошлый мир, а всё туда же кого-то другого судить за то, в чём сами грешны.
    Пёстрой нитью во всей книге идёт взаимодействие двух сестёр, двух королев, Шотландской и Английской. И как-то я разочаровалась в Елизавете, изначально я была о ней более высокого мнения и равнодушна к Марии Стюарт, но в ходе повествования именно Елизавета своими интригами и подлостью упала в моих глазах, по факту именно она и убила Марию Стюарт, как бы ни пыталась не замарать ручки, подстраивая ловушки. Она для своей страны, конечно, сделала много хорошего, но как личность довольно таки неприятна и завистлива, местами даже отвратительна. А ведь всё это началось с глупости обеих, ещё молодых королев и вот к какой ужасной трагедии это привело. Печально, что один поступок, как нежелание признавать права друг друга на английский престол, так повлиял на их жизни и что они так и не смогли прийти к компромиссу. Если бы не это, то, скорее всего, Марию Стюарт никто бы не судил ни за убийство мужа, ни за поспешный брак, ведь они были лишь поводом держать её взаперти, а потом и убить, опять же найдя, а точнее искусно такой повод составив. И в этом наверно самая большая трагедия всей этой истории.
    Цвейгу браво, я зачиталась и заслушалась, бегая к маме каждый несколько минут, дабы рассказать какой-то интересный факт. Его безупречный стиль, красочное атмосферное описание манят и погружают в историю до конца. И так хотелось, чтоб эта увлекательная, полная трагичности, история жизни Марии Стюарт не заканчивалась, но всему приходит конец, но кто знает, может и в этом конце есть своё начало.

  3. Gerlada
    Оценил книгу

    У господина Цвейга есть одно важное качество, определяющее фактическую ценность его книг: он по уши влюбляется в собственных героинь. Для писателя это пожалуй что и нормально, а для биографа — нет, потому что к собачьим чертям тогда летит историческая объективность. Писал человек об Марии Антуанетте — настоящая она женщина, умница-красавица и ваще. Пишет о Марии Стюарт — настоящая она женщина, умница-красавица и ваще. Прямо интересно. хоть и немного боязно, знать, что Цвейг о Магеллане напишет.

    А Мария Стюарт хороша, да. Умная, красивая, на коне скачет, стихи пишет (не одновременно, естественно), в общении приятна. Мечта поэта, особенно если сравнивать с рыбообразной Елизаветой Английской — а Цвейг именно этим и грешит, сопоставляя коронованных родственниц, и вовсе не в Елизаветину пользу. Сравнительную таблицу аж составить можно, но за Елизавету почти обидно как за женщину: её достоинства по мнению Цвейга всего лишь вытекают из недостатков. Не повезло тётке: и лицом не вышла, и личная жизнь не била фейерверком в небеса, так и шо делать бедолаге — только в политике и сублимироваться. Фрау Меркель, только нарядная. А то, что она один из эффективнейших правителей того времени, то это так, мелочь и побочный эффект. Хотя... писал бы Цвейг о Елизавете — и в неё бы втюрился и лил восторженные оды молочной белизне её кожи, огненно-рыжей гриве волос, острому уму и политической дальновидности. А у меня к королеве английской аж одна претензия: ни морального, ни юридического права насильно удерживать у себя, а потом и казнить правительницу другого государства у неё не было. Перестраховалась, видать, Елизавета, сестрицу знаючи.

    А, ну да, Мария Стюарт же сегодня в главной роли. Так вот: не понравилась мне эта женщина. Знаете, есть мужчины, о которых говорят, что они думают не головой, а другим местом. И наша Маша из той же серии, и именно шевелениями «другого места» она руководствовалась при принятии многих внутриполитических и внешнеполитических решений. Пол-книги посвящено её стараниям наладить личную жизнь: то нового мужа надо найти, то от старого избавиться — вся в хлопотах, бедная. Прыгает девушка из кровати в кровать, собственного мужа предательски подводит под кинжалы убийц, ребёнка «любит» так, что опекун боится оставить малыша с ней наедине, чтобы «любящая» мать не извела дитя — и Цвейг называет её... мученицей. Или я как-то неправильно себе мучеников представляю, или автор чутка необъективен.

    Но вот что хорошо расписано, так это политические интриги того времени. Особенно подробно и увлекательно Цвейг раскрыл заочную дуэль двух королев, Марии и Елизаветы, удачно сравнив её с дракой двух кошек. Переписка сочится ядом, булавочные уколы чередуются со словесными ловушками, и, поскольку в уме Елизаветы сомневаться не приходится, а шотландская королева, судя по переписке, вполне достойная соперница, значит, и она неглупа. Только вот характер подвёл. Он у Марии буйный и порывистый, но вслед за Цвейгом считать её сильной женщиной я не собираюсь: на мой скромный взгляд, сильный человек не тот, кто кипит страстями, а тот, кто умеет свои страсти обуздывать. А Мария их только подстёгивала аки лошадушек и до определённого момента летела по жизни так, что в черепной коробке мозг в безе сбился.

    Где я Цвейгу не очень доверяю: там, где появляются фразы «Мария думала», «Мария чувствовала», «Мария считала», и т.д. Глубоко, видимо, автор погрузился в предмет исследования — непосредственно Марии в мозг. Но я, редиска, не являюсь патентованным психологом и признанным знатоком женских душ и поэтому не верю в частности в то, что женщина, пережившая грубое изнасилование, способна в насильника пламенно влюбиться. Уж простите, но или не было любви, или не было изнасилования. Вернее всего, второе, и я даже причину знаю: вот представьте, поутру просыпается Мария под тёплым мускулистым боком женатого любовника, а вокруг не только примятая трава, но и королевские указы развешаны — о смертной казни за прелюбодеяние. Так что альтернатива так се: то ли идти на плаху в соответствии с собственным же указом (о, злая ирония!), то ли — классика! — «Не виноватая я, он сам пришёл» (с). Очень сложный выбор, ага. (Кстати, «изнасилование» в жизни Марии случится ещё раз — и тогда уже точно как фарс).

    До того, как Цвейг окунётся в личную жизнь Марии Стюарт, он очень интересно напишет о Шотландии и шотландцах. Интересно, но разочаровательно: я-то думал, что суровую страну сплошь населяют гордые мужественные люди с храбрыми сердцами, а Цвейг описывает представителей знатнейших шотландских родов как сборище крыс, умеющих дружить только против кого-то, в любом заговоре требующих письменных гарантий своей неприкосновенности на случай провала, но при этом с космической скоростью предающих и продающих «коллег», потому что кто первый предал, тот в итоге и выиграл. В общем, не повезло Марии Стюарт с подданными. А подданным — с королевой.

    Занятная книга, конечно. Вот была Мария королевой Франции — что мы знаем о её правлении, её указах, — ну, кроме того, что она, нахалка, себе прилепила на штандарт ещё и английскую корону, чем изрядно удивила и справедливо выбесила Елизавету? Была Мария королевой Шотландии — и что она сделала для своего народа? Цвейг с чувством выпевает «Ах, какая женщина, какая женщина», но ни достойной правительницы, ни порядочной женщины в главной героине я не увидела. Мария болталась меж трёх корон и двух религий, обладала массой возможностей — и так бездарно всё профукала. Ещё и кучу народу отправила на смерть и пытки и сама отправилась следом, потеряв голову — не от любви на этот раз, а от топора. С какой тщательностью она продумывала ритуал собственной казни — зачитаешься. Вот бы мужиков она себе так подбирала, авось и старость бы встретила с внуками на коленях и английской короной на голове.

  1. единственном произведении, а потом обмякают, бессильные и истерзанные, так есть и женщины, которые в одном-единственном приступе страсти растрачивают вдруг всю свою возможность любить, вместо того чтобы по примеру рассудительных, мещанских натур распределять их экономно на несколько лет
    11 июня 2019
  2. Подобно тому, как некоторые поэты (Рембо), некоторые музыканты (Масканьи) полностью исчерпывают себя в одном-
    11 июня 2019
  3. Ясное и очевидное объясняет само себя, а вот тайна способна пробудить творчество
    5 июня 2019