Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Лунная радуга (сборник)

Лунная радуга (сборник)
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
23 уже добавили
Оценка читателей
4.57

Эта книга о людях будущего. В фантастике такая тема не нова. На то она и фантастика, чтобы предвидеть завтрашнего человека – какие у него мысли, дела, планы. Одни фантасты конструируют человека заново. Иные, и таких большинство, берут нашего современника и переносят его силой воображения в Мир Полдня, если это утопия, или в Мир Ночи, если антиутопия, то есть, словами Блока, в «холод и мрак грядущих дней». Сергей Павлов, как и братья Стругацкие, как и многие другие фантасты, относится к многим. Но среди этих многих, он, как те же Стругацкие, единичен в своем таланте.

Тема романов, повестей и рассказов Сергея Павлова – как меняется человек при встрече с Неведомым, как оно, Неведомое, на человека влияет. В придуманном ли писателем Внеземелье это происходит («Лунная радуга», «Амазония, ярданг Восточный», «Чердак Вселенной», «Неуловимый прайд») или в океанских глубинах («Акванавты»), писатель всегда остро ставит вопрос: останется ли человек человеком, сталкиваясь с чем-то, с человеческой природой не совместимым.

Лучшие рецензии
red_star
red_star
Оценка:
75

This is major Tom to ground control, I'm stepping through the door
And I'm floating in a most peculiar way
And the stars look very different today.

David Bowie, ‘Space Oddity’, 1969

Всегда любопытно, когда в каком-то жанре внезапно выходят несколько сильных произведений. Это выглядит как взрыв, прорыв, новое слово и т.д. и т.п. (но не всегда оказывается таким уж значительным в ретроспективе). В советской фантастике второй половины 70-х явно наблюдалось что-то подобное (или теперь так кажется из-за временной дистанции?). Судите сами, в 1976 году вышел Дом скитальцев А. Мирера, удивительно сильное произведение о космической угрозе Земле. В 1978 году выходит первая часть «Лунной радуги», а в 1979 – Сезон туманов Е. Гуляковского. Любопытно, наверное, было читать их не как образцы чего-то исчезнувшего – советской фантастики, а как новинки, только что выскочившие из типографий многотысячными тиражами.

«Лунная радуга» - фактически единственный роман (вернее два романа под одной обложкой) Сергея Павлова (есть некие продолжения, написанные в соавторстве). Две части («По черному следу» 1978, «Мягкие зеркала» 1983) разделены пятилетним перерывом и сильно отличаются друг от друга.

В дальней комической поисково-спасательной операции с группой космодесантников что-то произошло. Они могут перестать дышать (совсем, без угрозы для жизни), чувствуют радиоволны и могут телепатически общаться. Трудно сказать, что они сильно обрадовались произошедшему.

Вечный вопрос – в чем прелесть книги? Для меня она в несколько вычурном языке (при описании космических ужасов он оказался вполне уместен), в изумительно поданной техносфере будущего (в ней автор просто купается, наслаждаясь). В общей задумке – космос крайне враждебен человеку, плохо на него влияет, да и вообще чреват непредсказуемыми последствиями для вида в целом.

Первая часть близка к идеалу. Автор нагнетает атмосферу, вбрасывает множество непонятных терминов, быстро меняет обстановку. У тебя нет ощущения, что тебе рассказывают, ты просто оказываешься свидетелем некоторых событий, в череде которых не очень-то и разбираешься. Это невероятно интересно и позволяет представить себе мир романа очень объемно. Жутковатые зоны отчуждения на Земле для пострадавших от марсианских и венерианских загадочных болезней, поиск угроз в каждом космонавте, вернувшемся на Землю из ближнего или дальнего Внеземелья.

Вторая часть в этом явно проигрывает. Если первая развивалась стремительно, то во второй сюжет топчется на месте. Убедительно, хорошо и насыщенно топчется, но все же. К тому же автор решил объяснить загадки из первой части и многое растолковать. Это вызывает смешанные чувства – с одной стороны любопытно, что автор имел в виду под «черными следами» и другими прелестями видоизменившихся под воздействием пространства людей, но иногда хочется, чтобы загадка осталась загадкой, которую каждый читатель мог бы решить для себя сам.

Дальше...

Зато вторая часть романа – настоящая ода придуманной автором технике. Все эти люггеры, драккары и скафандры безмерно хороши. В детстве мне попались произведения Василия Головачева, теперь я понимаю, что они не свободны от существенного влияния представлений Павлова о технике будущего.

Если первую часть романа можно сравнить с Волны гасят ветер (1984) Стругацких, то вторая часть явно вызывает ассоциации с Пикником на обочине (1972). Именно ассоциации, потому что никакой связи, кроме идеологической нет. Но мне все равно стало очень любопытно – кто на кого влиял.

Ну и изюминка (для меня) – политическое устройство мира. Судя по некоторым намекам действие происходит в середине XXI века. Мир по-прежнему разделен на два лагеря, восточный и западный, но без тени военного противостояния. Любопытно, какую эволюцию прошла советская фантастика. В 20-е весь мир становился красным благодаря сочетанию внутренних мятежей и советской помощи. После войны в такую легкость уже никто не верил, и западные партнеры рисовались коварными и неприятными, но устранимыми препятствиями на пути к лучшему миру. К 1978 году пришло желание жить мирно, без открытого конфликта, просто в мире, поделенном на две части, не так уж сильно отличающиеся друг от друга. Там Западный филиал такого-то института, у нас – Восточный. Вот и вся разница.

Прелесть-книга.

P.S. Издания 1978 и 1983 годов вышли в «Молодой гвардии» с рисунками Юрия Макарова. Они старомодны, этим прекрасны и отлично дополняют книгу.

Читать полностью
lida44
lida44
Оценка:
55

«СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЁТ ОБИЖЕННЫЙ!»
“Пикник на обочине”
Аркадий и Борис Стругацкие

На экране светящегося дисплея высвечиваются слова: Следующий полигон – Лунная радуга. Пилот lida44 – вперед. Связи конец.

Пять страниц полет нормальный. Пролетаю над Фрэнком Полингом. Что? Провожу проверку. Да, да все верно, имя героя - Фрэнк. Но ведь это русское произведение. Следует ли запросить лингверсор? Память выдает: профессор Доуэль, Рэдрик Шухарт, Грэй и Ассоль - советской фантастике не привыкать. Что это? Возможность реализации своих идей, мол, они там себе еще какую фантастику позволяют, а нашему Ивану Ивановичу Иванову можно только мир спасти. Ввожу сброс и спокойно продолжаю полет дальше. Изучаю завязку романа. Смутно знакомое нечто. Запрос в центр. Память выдает Стругацких и «Пикник на обочине». Поступают первые сведения: нет, это не сталкер и «Лунная радуга» - это не природное явление. Так назывался разведочно-десантный рейдер, часть экипажа которого погибла во время исследования Ледовой Плеши на спутнике Урана. Во время высадки на Оберон уцелело семь десантников. Первые выводы: язык - непритязательный, но интрига вокруг выжившей семерки закручена искусно.

Половина задания пройдена. Выводы было делать рано. Вторая часть произведения - тут все по-другому. Ближе к научной фантастике с высокой концентрацией псевдоанглицизмов. Кодовое слово G.O.O.G.L.E. помогает расшифровать, что такое “апланат магнитобезекторных аннигилаторов” и многое другое. А вот и герой - Андрей Тобольский, а то - Фрэнк, Фрэнк. Смутно знакомое: гурм-феномен и эфемеры. Запрос в центр. Память выдает Лема и ”Солярис”: Океан и фантомы. Текущие выводы: язык – гораздо лучше, но перегрузка терминами; концовка произведения достойна жанра советской фантастики и не только.

Дальше...

Записи во время полета:
• «Лунная радуга» напоминает некую туманность неоднородностью текста: от падения в абсолютную примитивность до скачков в заумь. Две части произведения неравнозначны. Сюжет - местами очень напряженный и небезынтересный - можно воспринимать, как триллер. Оставил приятное впечатление образ зарождения новой жизни в виде бутербродоподобых «эйвов».
• Много наивного, роман написан около 35 лет назад и в другом историческом измерении. Обязательная скидка на это. Умиляет, что после освоения космоса все так быстро забывают о межнациональных распрях, уничтожают оружие и дружно осваивают Внеземелье. Однако, приятно, что автора все-таки что-то тревожит, и он вводит селенгенов - людей рожденных на Луне, которые отличаются от землян. Как вариант будущих конфликтов?
• Некоторые фразы – неприкрытый пафос, однако автор книги реалистично оценивает будущее человечества. «Человек, возьми все, чего ты желаешь, но заплати за это настоящую цену!» – говорит он и ставит тем самым под сомнение возможность дармового счастья. Шаг в космос – шаг не просто в неизведанное, но и открытие неизведанного в самом человеке. Иногда цена может быть высокой.
• Изначально Внеземелье Павлова - это отсутствие половинчатости: ты - либо человек, либо - нелюдь. Жесткое слово “нелюдь” автор постепенно заменяет на менее категоричное – ”экзот” и по-своему дает им шанс. В 21 веке людей, обладающих сверхчеловеческими способностями, называют суперменами. Спайдермены и бэтмены просто обязаны обладать такими способностями, иначе как совершать подвиги?
• Со дня написания романа прошли годы, и, безусловно, от него слегка веет ветошью. Но можно взглянуть на это произведение по-другому. Жанр фантастики - является часто развлекательно-познавательным, поэтому настоятельно рекомендуется в подростковом возрасте. “Лунная радуга” может быть в этом плане интересной для нового поколения с исторической точки зрения. Узнать, что тревожило и волновало людей в век полета человека в космос, а также проверить, каким они видели наше будущее и будущее наших внуков. А то, что люди жили с идеалами героев данной книги - совсем не фантастика. И рожденный в 1935 году в СССР Сергей Иванович Павлов просто по-другому не мог написать свой роман. Как не мог бы предвидеть, что в 21 веке следующим шагом в освоении Внеземелья человеком будет космический туризм – как один из способов покрытия расходов отрасли.

Вижу Землю. Осталось проскочить Лабиринт Сомнений, миновать Каньон Позора и Долину Литургий. Конец связи.

Читать полностью
kandidat
kandidat
Оценка:
49

Пустой лист как звездное небо, так же безграничен, так же глубок. Так я чувствую сейчас, когда прочитана последняя страница "Лунной радуги".

Это было трудное и, похоже, действительно опасное приключение. Очень символично, что я закончила читать книгу едва ли не в последний час отведенного на ее чтение месяца, да еще и на пике мигрени. Так что я сейчас как раз тот самый экзот (хорошо, что пока не эфемер), обладающий сверхспобоностями. В моем случае это мозг, который не участвует в написании отзыва, ибо болит. Пусть и не мозг, но все, что выше шеи болит очень... Но сейчас не о моих сверхвозможностях...

Давно я не читала настоящей научной фантастики. Хотя, надо признать, читаю я ее не часто. А тут выдался повод, да еще и в месяц Дня Космонавтики. Отчего же и не приобщиться?! Но все столь радужные предпосылки не обеспечили, тем не менее, легкого, невесомого, парящего чтения. Это был трудный, многоступенчатый поход, практически экспедиция. Роман глобален. И по страничным масштабам, и по масштабам книжных перемещений, и по масштабам поставленной автором во главу угла проблемы. И это меня размазало. Хлипка я оказалась, сознаюсь.

Мощная книга, способная оставить очень глубокий след в памяти и сознании прочитавшего.

Ее структура не проста. Роман-космолет, ну или роман-драккар, если использовать терминологию самого повествования. Начало и конец, главные герои и второстепенные, люди и экзоты, экзоты и эфемеры, Луна и Оберон, Земля и Меркурий здесь переплелись так, что по первости читатель запросто утопает в обилии информации. И даже нет, не информации, а словесно-образного потока, стимулирующего его познавательно-распознавательные рецепторы. В каждой главе к читателю взывает какой-то новый образ, человеческий ли, планетарный ли, либо вовсе предметный. Новые имена, места, события, СЛОВА. Это трудно.

И все же я бы ничего не поменяла в структуре книги. Она необычна, она заставляет мозг трудиться, да она подходит этой книге и ее жанру, наконец. Однако...

Временами (да что я миндальничаю, это было довольно часто) книга казалась мне очень сухой. Этот язык, информирующий вас обо всех конструктивных особенностях драккаров в сравнении с другими летательными аппаратами, преимуществах одних скафандров перед другими, описывающий поверхность ледорадо на Обероне или Япете... О, это было по истине испытанием. Самое интересное, что язык этот был насыщен авторскими находками, словами, образованными автором именно для своего детища, для своего романа. Но на мой совершенно непрофессиональный взгляд, вышел с этим у автора какой-то перебор, лишающий книгу живости в отдельных местах, делающий ее какой-то плоско-формальной. Честно говоря, мне очень тяжело далось описание этих моих ощущений, однако они действительно преследовали меня на протяжении всей книги. Я не из тех, кто проскакивает описания или пробегает их по диагонали. Я - читатель с мелким гребешком. И вот эти "колтуны" меня извели. Проблема еще, пожалуй, обострялась от того, что автор вводил термины, явления, описание и разъяснение которых приводил уже в совершенно других, отдаленных частях книги. Оно бы и здорово, мол вводится элемент поиска... Однако, в случае с вещами, которые могут и должны совершенно не поддаваться логике, ибо воображению в подобной книге дается необыкновенный простор, сложно заниматься поиском. Он очень легко может завести не туда. О чем я? Да о тех же "черных следах", "гурм-эффекте". Да даже о сути самой оберонской экспедиции, о которой прочесть удается уже во второй половине второй книги.

И все же вернусь к общему восприятию. Оно грандиозное. И потому... я бы, наверное, все же ничего не стала менять в книге. Пусть мозг трудится, пусть рождает ошибочные гипотезы, пусть...

Пусть читатель станет чуть-чуть экзотом, расшевелит свою интуицию. Здесь она ему очень пригодится.

Читать полностью
Оглавление