Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Лунная радуга (сборник)

Читайте в приложениях:
422 уже добавили
Оценка читателей
4.4
Написать рецензию
  • red_star
    red_star
    Оценка:
    80

    This is major Tom to ground control, I'm stepping through the door
    And I'm floating in a most peculiar way
    And the stars look very different today.

    David Bowie, ‘Space Oddity’, 1969

    Всегда любопытно, когда в каком-то жанре внезапно выходят несколько сильных произведений. Это выглядит как взрыв, прорыв, новое слово и т.д. и т.п. (но не всегда оказывается таким уж значительным в ретроспективе). В советской фантастике второй половины 70-х явно наблюдалось что-то подобное (или теперь так кажется из-за временной дистанции?). Судите сами, в 1976 году вышел Дом скитальцев А. Мирера, удивительно сильное произведение о космической угрозе Земле. В 1978 году выходит первая часть «Лунной радуги», а в 1979 – Сезон туманов Е. Гуляковского. Любопытно, наверное, было читать их не как образцы чего-то исчезнувшего – советской фантастики, а как новинки, только что выскочившие из типографий многотысячными тиражами.

    «Лунная радуга» - фактически единственный роман (вернее два романа под одной обложкой) Сергея Павлова (есть некие продолжения, написанные в соавторстве). Две части («По черному следу» 1978, «Мягкие зеркала» 1983) разделены пятилетним перерывом и сильно отличаются друг от друга.

    В дальней комической поисково-спасательной операции с группой космодесантников что-то произошло. Они могут перестать дышать (совсем, без угрозы для жизни), чувствуют радиоволны и могут телепатически общаться. Трудно сказать, что они сильно обрадовались произошедшему.

    Вечный вопрос – в чем прелесть книги? Для меня она в несколько вычурном языке (при описании космических ужасов он оказался вполне уместен), в изумительно поданной техносфере будущего (в ней автор просто купается, наслаждаясь). В общей задумке – космос крайне враждебен человеку, плохо на него влияет, да и вообще чреват непредсказуемыми последствиями для вида в целом.

    Первая часть близка к идеалу. Автор нагнетает атмосферу, вбрасывает множество непонятных терминов, быстро меняет обстановку. У тебя нет ощущения, что тебе рассказывают, ты просто оказываешься свидетелем некоторых событий, в череде которых не очень-то и разбираешься. Это невероятно интересно и позволяет представить себе мир романа очень объемно. Жутковатые зоны отчуждения на Земле для пострадавших от марсианских и венерианских загадочных болезней, поиск угроз в каждом космонавте, вернувшемся на Землю из ближнего или дальнего Внеземелья.

    Вторая часть в этом явно проигрывает. Если первая развивалась стремительно, то во второй сюжет топчется на месте. Убедительно, хорошо и насыщенно топчется, но все же. К тому же автор решил объяснить загадки из первой части и многое растолковать. Это вызывает смешанные чувства – с одной стороны любопытно, что автор имел в виду под «черными следами» и другими прелестями видоизменившихся под воздействием пространства людей, но иногда хочется, чтобы загадка осталась загадкой, которую каждый читатель мог бы решить для себя сам.

    Дальше...

    Зато вторая часть романа – настоящая ода придуманной автором технике. Все эти люггеры, драккары и скафандры безмерно хороши. В детстве мне попались произведения Василия Головачева, теперь я понимаю, что они не свободны от существенного влияния представлений Павлова о технике будущего.

    Если первую часть романа можно сравнить с Волны гасят ветер (1984) Стругацких, то вторая часть явно вызывает ассоциации с Пикником на обочине (1972). Именно ассоциации, потому что никакой связи, кроме идеологической нет. Но мне все равно стало очень любопытно – кто на кого влиял.

    Ну и изюминка (для меня) – политическое устройство мира. Судя по некоторым намекам действие происходит в середине XXI века. Мир по-прежнему разделен на два лагеря, восточный и западный, но без тени военного противостояния. Любопытно, какую эволюцию прошла советская фантастика. В 20-е весь мир становился красным благодаря сочетанию внутренних мятежей и советской помощи. После войны в такую легкость уже никто не верил, и западные партнеры рисовались коварными и неприятными, но устранимыми препятствиями на пути к лучшему миру. К 1978 году пришло желание жить мирно, без открытого конфликта, просто в мире, поделенном на две части, не так уж сильно отличающиеся друг от друга. Там Западный филиал такого-то института, у нас – Восточный. Вот и вся разница.

    Прелесть-книга.

    P.S. Издания 1978 и 1983 годов вышли в «Молодой гвардии» с рисунками Юрия Макарова. Они старомодны, этим прекрасны и отлично дополняют книгу.

    Читать полностью
  • lida44
    lida44
    Оценка:
    57

    «СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЁТ ОБИЖЕННЫЙ!»
    “Пикник на обочине”
    Аркадий и Борис Стругацкие

    На экране светящегося дисплея высвечиваются слова: Следующий полигон – Лунная радуга. Пилот lida44 – вперед. Связи конец.

    Пять страниц полет нормальный. Пролетаю над Фрэнком Полингом. Что? Провожу проверку. Да, да все верно, имя героя - Фрэнк. Но ведь это русское произведение. Следует ли запросить лингверсор? Память выдает: профессор Доуэль, Рэдрик Шухарт, Грэй и Ассоль - советской фантастике не привыкать. Что это? Возможность реализации своих идей, мол, они там себе еще какую фантастику позволяют, а нашему Ивану Ивановичу Иванову можно только мир спасти. Ввожу сброс и спокойно продолжаю полет дальше. Изучаю завязку романа. Смутно знакомое нечто. Запрос в центр. Память выдает Стругацких и «Пикник на обочине». Поступают первые сведения: нет, это не сталкер и «Лунная радуга» - это не природное явление. Так назывался разведочно-десантный рейдер, часть экипажа которого погибла во время исследования Ледовой Плеши на спутнике Урана. Во время высадки на Оберон уцелело семь десантников. Первые выводы: язык - непритязательный, но интрига вокруг выжившей семерки закручена искусно.

    Половина задания пройдена. Выводы было делать рано. Вторая часть произведения - тут все по-другому. Ближе к научной фантастике с высокой концентрацией псевдоанглицизмов. Кодовое слово G.O.O.G.L.E. помогает расшифровать, что такое “апланат магнитобезекторных аннигилаторов” и многое другое. А вот и герой - Андрей Тобольский, а то - Фрэнк, Фрэнк. Смутно знакомое: гурм-феномен и эфемеры. Запрос в центр. Память выдает Лема и ”Солярис”: Океан и фантомы. Текущие выводы: язык – гораздо лучше, но перегрузка терминами; концовка произведения достойна жанра советской фантастики и не только.

    Дальше...

    Записи во время полета:
    • «Лунная радуга» напоминает некую туманность неоднородностью текста: от падения в абсолютную примитивность до скачков в заумь. Две части произведения неравнозначны. Сюжет - местами очень напряженный и небезынтересный - можно воспринимать, как триллер. Оставил приятное впечатление образ зарождения новой жизни в виде бутербродоподобых «эйвов».
    • Много наивного, роман написан около 35 лет назад и в другом историческом измерении. Обязательная скидка на это. Умиляет, что после освоения космоса все так быстро забывают о межнациональных распрях, уничтожают оружие и дружно осваивают Внеземелье. Однако, приятно, что автора все-таки что-то тревожит, и он вводит селенгенов - людей рожденных на Луне, которые отличаются от землян. Как вариант будущих конфликтов?
    • Некоторые фразы – неприкрытый пафос, однако автор книги реалистично оценивает будущее человечества. «Человек, возьми все, чего ты желаешь, но заплати за это настоящую цену!» – говорит он и ставит тем самым под сомнение возможность дармового счастья. Шаг в космос – шаг не просто в неизведанное, но и открытие неизведанного в самом человеке. Иногда цена может быть высокой.
    • Изначально Внеземелье Павлова - это отсутствие половинчатости: ты - либо человек, либо - нелюдь. Жесткое слово “нелюдь” автор постепенно заменяет на менее категоричное – ”экзот” и по-своему дает им шанс. В 21 веке людей, обладающих сверхчеловеческими способностями, называют суперменами. Спайдермены и бэтмены просто обязаны обладать такими способностями, иначе как совершать подвиги?
    • Со дня написания романа прошли годы, и, безусловно, от него слегка веет ветошью. Но можно взглянуть на это произведение по-другому. Жанр фантастики - является часто развлекательно-познавательным, поэтому настоятельно рекомендуется в подростковом возрасте. “Лунная радуга” может быть в этом плане интересной для нового поколения с исторической точки зрения. Узнать, что тревожило и волновало людей в век полета человека в космос, а также проверить, каким они видели наше будущее и будущее наших внуков. А то, что люди жили с идеалами героев данной книги - совсем не фантастика. И рожденный в 1935 году в СССР Сергей Иванович Павлов просто по-другому не мог написать свой роман. Как не мог бы предвидеть, что в 21 веке следующим шагом в освоении Внеземелья человеком будет космический туризм – как один из способов покрытия расходов отрасли.

    Вижу Землю. Осталось проскочить Лабиринт Сомнений, миновать Каньон Позора и Долину Литургий. Конец связи.

    Читать полностью
  • kandidat
    kandidat
    Оценка:
    51

    Пустой лист как звездное небо, так же безграничен, так же глубок. Так я чувствую сейчас, когда прочитана последняя страница "Лунной радуги".

    Это было трудное и, похоже, действительно опасное приключение. Очень символично, что я закончила читать книгу едва ли не в последний час отведенного на ее чтение месяца, да еще и на пике мигрени. Так что я сейчас как раз тот самый экзот (хорошо, что пока не эфемер), обладающий сверхспобоностями. В моем случае это мозг, который не участвует в написании отзыва, ибо болит. Пусть и не мозг, но все, что выше шеи болит очень... Но сейчас не о моих сверхвозможностях...

    Давно я не читала настоящей научной фантастики. Хотя, надо признать, читаю я ее не часто. А тут выдался повод, да еще и в месяц Дня Космонавтики. Отчего же и не приобщиться?! Но все столь радужные предпосылки не обеспечили, тем не менее, легкого, невесомого, парящего чтения. Это был трудный, многоступенчатый поход, практически экспедиция. Роман глобален. И по страничным масштабам, и по масштабам книжных перемещений, и по масштабам поставленной автором во главу угла проблемы. И это меня размазало. Хлипка я оказалась, сознаюсь.

    Мощная книга, способная оставить очень глубокий след в памяти и сознании прочитавшего.

    Ее структура не проста. Роман-космолет, ну или роман-драккар, если использовать терминологию самого повествования. Начало и конец, главные герои и второстепенные, люди и экзоты, экзоты и эфемеры, Луна и Оберон, Земля и Меркурий здесь переплелись так, что по первости читатель запросто утопает в обилии информации. И даже нет, не информации, а словесно-образного потока, стимулирующего его познавательно-распознавательные рецепторы. В каждой главе к читателю взывает какой-то новый образ, человеческий ли, планетарный ли, либо вовсе предметный. Новые имена, места, события, СЛОВА. Это трудно.

    И все же я бы ничего не поменяла в структуре книги. Она необычна, она заставляет мозг трудиться, да она подходит этой книге и ее жанру, наконец. Однако...

    Временами (да что я миндальничаю, это было довольно часто) книга казалась мне очень сухой. Этот язык, информирующий вас обо всех конструктивных особенностях драккаров в сравнении с другими летательными аппаратами, преимуществах одних скафандров перед другими, описывающий поверхность ледорадо на Обероне или Япете... О, это было по истине испытанием. Самое интересное, что язык этот был насыщен авторскими находками, словами, образованными автором именно для своего детища, для своего романа. Но на мой совершенно непрофессиональный взгляд, вышел с этим у автора какой-то перебор, лишающий книгу живости в отдельных местах, делающий ее какой-то плоско-формальной. Честно говоря, мне очень тяжело далось описание этих моих ощущений, однако они действительно преследовали меня на протяжении всей книги. Я не из тех, кто проскакивает описания или пробегает их по диагонали. Я - читатель с мелким гребешком. И вот эти "колтуны" меня извели. Проблема еще, пожалуй, обострялась от того, что автор вводил термины, явления, описание и разъяснение которых приводил уже в совершенно других, отдаленных частях книги. Оно бы и здорово, мол вводится элемент поиска... Однако, в случае с вещами, которые могут и должны совершенно не поддаваться логике, ибо воображению в подобной книге дается необыкновенный простор, сложно заниматься поиском. Он очень легко может завести не туда. О чем я? Да о тех же "черных следах", "гурм-эффекте". Да даже о сути самой оберонской экспедиции, о которой прочесть удается уже во второй половине второй книги.

    И все же вернусь к общему восприятию. Оно грандиозное. И потому... я бы, наверное, все же ничего не стала менять в книге. Пусть мозг трудится, пусть рождает ошибочные гипотезы, пусть...

    Пусть читатель станет чуть-чуть экзотом, расшевелит свою интуицию. Здесь она ему очень пригодится.

    Читать полностью
  • Feuervogel
    Feuervogel
    Оценка:
    46

    Господа, а что мы, собственно, знаем о Космосе? Уточню, не те "мы", которые человечество со всем его научно-исследовательским опытом, а вот прямо мы – читатели этой книги и писатели отзывов к ней. Толком, господа, почти что нифига мы не знаем, а тот фиг, который все-таки представляем – это в основной массе остатки памяти от уроков физики и астрономии (у кого она вообще была), разрозненные научно-популярные заметки, и целая каша образов, почерпнутых как раз из научно-фантастической литературы и фильмов. Именно поэтому судить о достоверности и правдоподобности таких вот книг – дело на первый взгляд сомнительное... Но.
    Но бывает ведь, читаешь какую-нибудь леталку-стрелялку-бластеры-шмастеры-орды чудовищ, и понимаешь, что перед тобой – захватывающая и увлекательная туфта. А иногда, вот как с Лунной радугой – читаешь и теряешься в догадках, то ли у автора просто феноменальное, прозревающее воображение, то ли доля фантастического допущения весьма и весьма мала, а преобладают научно обоснованные факты и выкладки. И не важно, что, скорее всего, дело всё же в воображении автора, важно, насколько убедительно он нас, читателей, заставляет поверить в свою выдумку.

    Павлов, конечно, не Азимов, не Саймак и не Кларк, и даже не Стругацкий и не Лемм. Да и вообще, Павлов написал один единственный этот роман с продолжением и плюс некоторое количество повестей. Но Этот роман он написал всё же на очень и очень достойном уровне. Ему удалось сделать в книге всё то, что лично я считаю главным – вступить в подсознательный диалог с читателем, заставить читателя думать, догадываться, искать истину и размышлять о действительно существенных вещах, причем не в одиночку размышлять – Павлов оставляет открытой дверь для обратной связи, оставляет возможность для читателя попытаться подсмотреть автору в голову и уловить его собственное, личное отношение к затронутым темам. И то, что ему это удаётся _сквозь_ столь многократно упомянутую суховато-протокольную местами манеру изложения – это в моих глазах ещё более удивительный плюс.

    Так вот, вернемся к тому, что мы знаем о Космосе. Вы смотрели фильм "Гравитация"? (Простите, у меня сейчас будет небольшое лирическо-кинематографическое отступление, но без критических спойлеров, надеюсь.) Если не смотрели – рекомендую, это пока лучший РЕАЛИСТИЧНЫЙ фильм о Космосе из всего существующего недокументального. Так вот, есть там один момент, когда один из шаттлов падает в земную атмосферу, его отделяемые части сгорают в атмосфере, как метеориты, а внизу, в нескольких тысячах метров – она, Земля – невыразимо прекрасная, целостная, смотришь и понимаешь – это существо, планета, и наш дом, кстати! И её атмосфера вот, такая вроде безобидная, а защищает Землю от всякого там падающего с неба. И вот эта картина летящих над видимыми с высоты выше птичьего полета прекрасными долинами Земли горящих деталей шаттла – это вдруг что-то такое невыносимо глобальное, что хочется плакать от красоты и мощи (даже сейчас, когда пишу и вспоминаю это через много месяцев после фильма). К чему я обо всем этом? К тому, что Павлов именно так видит Замлю и Космос и мир вообще в своей книге. Именно Павлов, а не все его герои, не нужно путать.

    А вот герои - да, многие жаловались на обилие имен, однообразность десантников и отсутствие дам, но господа, оглянитесь туда, в годы потенциального светлого будущего - какими тогда людям виделись герои космоса, покорители звездных далей? Да именно такими, как Френк, как Нортон, как Тобольский. Закаленными такими, собранными суровыми дядьками – ничего себе, всё людям и так далее. Причем вполне себе с внутренним миром, хотя и строгим таким миром, серьезным... не чета современной тенденции к внутренней истерике по любому поводу. Делаем скидку на годы написания романа! Но скидку именно умозренческую, да и не столь глобальную. Меня прямо таки потрясло практически полное отсутствие политизации романа! Кто там что сказал, что Павлов описывает эру восторжествовавшего коммунизма? Бред! Бред абсолютно собачий. Павлов описывает вполне себе адекватно потенциальное (хоть и весьма, как погляжу я на реалии сегодняшние, утопичное) будущее. Очень многие фантасты и без Павлова сходятся во мнении, что прорыв к дальнему внеземелью возможен для человечества только путем объединения усилий вне рамок национальных границ и межконтинентальных разборок. Какой будет при этом режим – не так важно, да и не пишет Павлов о деталях режима ни слова, за что ему честь и хвала.
    А при этом, вне режима, умудряется же он затронуть и поставить вполне себе режимную проблему – свой-чужой-куда-девать? Чем-то мне это даже рефлективно напоминает советскую проблему недоверия к выездным заграницу – а не порченные ли они капитализмом, а не опасны ли они для нашего общества, надо их срочно запереть и изолировать, или выслать насовсем от греха подальше! Как вам такая мысль и аналогия? Космос космосом, а и без него тогда проблем хватало.
    Но вообще, конечно, главная мысль у автора всё же навряд ли шла столь витиеватым путем, и посыл вполне себе прямой – и правда, что делать человечеству, если, когда мы захотим менять внеземелье, оно захочет менять нас? И тут мне кажется таки, что как раз сам автор остается в стороне от массовой начальственной паники и неприятия, ведь что есть естественная Эволюция? – Это изменение под воздействием новых внешних факторов! И если новые внешние факторы Космоса дадут людям слышать ультразвук и видеть электромагнитные поля, не дышать часами и ходить сквозь стены – ну блин, чем эта эволюция, простите, хуже той, что выгнала рыб на сушу или сделала теплокровными маленьких зверюшек, которые пережили динозавров? Зачем остервенело цепляться за признаки вида, если остается важнейшее – в душе и в разуме человек остается собой?
    Вот что, пожалуй, стало для меня самым главным посылом книги, причем применимым не только в сугубо астрономической сфере, но и вообще с точки зрения боязни перемен в социальном, системном, и еще не важно каком плане.

    Нет, ну а как все-таки интересна подача-то! Это надо просто как-то зацепиться, чтобы оценить. Вам не напоминает это старые советские детективы, нет? Место встречи изменить нельзя, или даже 17 мгновений весны (не детектив, но суть не в этом, это какая-то подспудная ассоциация вылезла). Не изложение последовательной цепочки событий, происходящих с каким-то отдельным главным героем, а потребность собирать общую картину из разрозненных осколков, мозаику из смешанных картин, кто-то где-то что-то видел, и пойди-разберись, что на самом деле это значит, причем понимай, как хочешь. Прекрасно же! Хотя я понимаю – наверное, с непривычки такое построение может вводить в ступор, это мне после Элтанг уже трава не расти, в каком месте книги какие куски сюжета разбросаны. (Всё же книги учат нас читать книги, в этом что-то есть). Да, смена героев между главами вроде бы немного дизориентирует, но нет, не стоит, здесь ведь главное – не герои как таковые, а их глобальная, общая судьба, разрешение всей ситуации в целом.
    А обилие научных терминов – тут уж кто как привык читать. Кому-то интересно каждую страницу сверяться с Википедией, кто-то сердится из-за отсутствия сносок, я вот лично, честно говоря, обычно нахожу для себя подходящую дешифровку термина в самом термине, а если не нахожу – тут уже вопрос, важно ли это для сюжета. Например, мне, честно говоря, не очень важно, как именно устроен луноход и в какую сторону у него лапки загибаются – я представлю это так, как представлю, и, в общем-то, не много потеряю. А с описанием важных явлений Павлов на мой взгляд справился отлично – этот гриб зарождающегося Грума с его зеркальными цепочками высотупов, эйвами, трещинами и зелеными вспышками энергетических потоков так у меня перед глазами и вставал, как и потрясающие пейзажи Меркурия и Оверона. Так что мой совет читающим научфант без желания пройти техническую подготовку – читайте вы эту матчасть расслабленней, пользуйтесь воображением, и будет вам счастье!

    Ну и не могу не высказаться по поводу первой главы, а точнее – ахаха, сейчас адвокатская контора Птица-мозгоеда вам поведает, что хотел сделать автор! Господа, автор шикарно пошутил и постебался – раз, применил на то время еще свежий и вообще не заезженный литературный прием – два, показал силу контраста – три, отразил будни и склад психологического устройства десантников – четыре!
    Мы начинаем читать, не понимаем вообще, что происходит, представляем себе совсееееем другую книгу, но в то же время мы же видим, что обо всем этом думает Френк, и тут начинается некоторый когнитивный диссонанс: ну не может человек то и так думать, находясь в описываемой ситуации по-серьезному. И когда наконец читатель получает разъяснение происходящего – так и хочется победно рассмеяться, мол, так я и думал, что здесь собака порылась!

    Вывод, господа, отличная книга как для своего времени, так и для восприятия постфактум, но требует некоторой открытости к общей теме, желательно хотя бы небольшого опыта в чтении НФ, и плюс – любви к Внеземелью по умолчанию.)

    Читать полностью
  • Kelebriel_forven
    Kelebriel_forven
    Оценка:
    44
    Мой веселый звонкий мяч, ты куда помчался вскачь?...

    Как радостно почувствовала я себя, увидев давно забытую с детства строчку! Сразу же нахлынули теплые воспоминания о светлом детстве и детских наивных мечтах... После закрытия последней страницы, я еще долго слышала в голове слова песни "Прекрасное далеко"... Ах, как же я мечтала оказаться на месте девочки Алисы! Мечтала о дальних звездах и бескрайних просторах космоса....
    В детстве я зачитывалась Киром Булычевым и Александром Беляевым, но все же больше была знакома с зарубежной фантастикой, чем с советской.

    Земля Будущего, Космическая эпоха, освоение Внеземелья... Путь космодесантников усеян терниями, ведь никто не знает, что можно встретить на осваиваемой территории.

    Едва ли не всякий раз, продвигаясь вперед буквально на несколько метров или спасая кого-то, вы оставляете за собой своих мертвецов.

    Космодесантники- люди чести и высокой нравственности, нет, Сергеем Павловым не созданы какие-то сверххарактеры, ничто человеческое герям романа не чуждо, они знают страх и сомнения, но тем не менее готовы не раздумывая, пожертвовать своим здоровьем и даже жизнью ради товарища.

    - Мой брат не устает повторять, что, если Земля еще способа рожать людей вашего типа, земная цивилизация довольно уверенно может плыть и дальше под всеми парусами неоднозначности своего процесса.
    - Он меня высоко ценит, ваш брат.
    - А знаете, за какие ваши два основных качества?
    - Нет.
    - За чувство ответственности перед миром и за верность долгу.
    - Хорошие качества. Но такими качествами обладает каждый землнин.
    - Заблуждаетесь.
    - Должен обладать,- уточнил Андрей.
    - Вот это другое дело- должен...

    Долг и ответственность- практически забытые сегодня слова... Как же любят сейчас многие говорить: "я никому ничего не должен", жить по принципу "бери от жизни все"... Печально и страшно....
    Читая, я ярко осознала свою испорченность. Вот, например, эпизод, где девушка упомянула в разговоре, что отказала десантнику. Какие сразу мысли в голову лезут, ан нет, она ответила отказом на его предложение руки и сердца.

    Мне хочется отметить форму построения романа: первая часть почти детективная, расследуются странные явления, связанные с десантниками, выживших после катастрофы, произошедшей за десять лет до времени повествования. О самой катастрофе до конца книги практически ничего не ясно, образ создается по некоторым обмолвкам и кратким воспоминаниям.
    Первая половина второй части- это история пилота Андрея Тобольского, а вторая- его исследование феномена, похожего на первую катастрофу. Подобное повествование многим может показаться затянутым, когда половина книги посвящена только одному персонажу. Однако, я читала книгу с большим удовольствием.
    Отдельный пункт- имена героев, есть вполне привычные русские и английские, а есть и "типично-фантастические", я сразу же вспомнила персонажей И. Ефремова: Дар Ветер, Эрг Ноор, Фай Родис.... У кого-то из советских авторов читала юмористический рассказ, что-то вроде шуточного пособия для написания фантастического романа. Так вот, там был совет для составления имен, например Бел Амор, Темпа Ратура и т.п.

    Что ж все-таки стало причиной аномалий? Проявление иного разума или природное явление? Это так и остается невыясненным. А непонятные эфемеры? Какую роль они выполняют? Это явление очень похоже на события в "Солярисе" Лема, и, если автор действительно отсылает нас к этой книге, то, думается мне, все не так просто, как это предполагают герои.
    Так же и влияние, производимое на человека. Что за сила изменяющая природу людей? в связи с этим хочется отметить поднимаемую автором проблему человеческой боязни необычного. Но страх перед не такими как все спустя время трансформируется и экзоты, как называют новых людей, работают на благо человечества, однако на Земле они не могут найти себе место...

    Вперед, к звездам....

    Да, в какой-то мере можно назвать книгу устаревшей, считать пропагандой светлого будущего коммунизма, но все же как иногда хочется помечтать!

    Читать полностью
  • Оценка:
    Безумно хорошие вещи. От Павлова этого не ожидал. В детстве смотрел "Акванавты". Фильм откровенно слабый. Читать основу поэтому не собирался. Прочитал. Потрясён.