Отзывы на книги автора Питер Акройд

43 отзывы
Obright
Оценил книгу

Если вы устали от Лондона — вы устали от жизни.
Биография городу как человеку... это оригинально, и к тому же интересно. Лондон предстает в этой книге живым, он неизменный и меняющийся, он старый и новый, большой и маленький. В этом произведении помещается жизнь города и его жителей.
В общем, о книге написать можно еще много, но лучше прочитать. Для интересующихся культурой Великобритании эта книга может стать очередным кирпичиком в стене информации и знаний.

Obright
Оценил книгу

Если вы устали от Лондона — вы устали от жизни.
Биография городу как человеку... это оригинально, и к тому же интересно. Лондон предстает в этой книге живым, он неизменный и меняющийся, он старый и новый, большой и маленький. В этом произведении помещается жизнь города и его жителей.
В общем, о книге написать можно еще много, но лучше прочитать. Для интересующихся культурой Великобритании эта книга может стать очередным кирпичиком в стене информации и знаний.

panda007
Оценил книгу

Игра "Угадай героя!"
(я угадаю его с семи вопросов)

- Это мужчина или женщина?
- Это мужчина.

- Это реальный человек или вымышленный персонаж?
- Никто не знает, но все хотят верить, что реальный

- Он скорее толстый или худой?
-Скорее, толстый

-Он бескорыстный или любит деньги?
- Он любит деньги.

- Он скромный или хочет прославиться?
- Он хочет прославиться.

- Он любит драться или играть?
- Он любит играть.

- Он молодой или старый?
- Это мужчина в самом расцвете сил.

- Карлсон, который живёт на крыше!
- Нет, это Шекспир в представлении Акройда!

Godefrua
Оценил книгу

Если бы не Питер Акройд - не осилить мне Чосера, честно признаюсь. Нет, пробороздить текст без чувств, конечно, можно. Но средневековая поэтическая форма, а это значит что сразу и не поймешь где мораль, где мудрость, а где веселая скабрезность.

Но Акройд (поклон ему до земли), так легко «удалил этот зуб», превратив поэзию в прозу, сделал это так деликатно и мастерски, нигде не наследил современным взглядом, собственным эго, что если бы мне кто-нибудь сведущий сказал, что текст таким и был первоначально - я бы поверила! Но подозреваю, текст обязан именно ему своим озорным и деликатным и в то же время не высокопарным стилем изложения физиологических перепитий героев. Прочитав недавно «Историю Уродства» Эко, я могу сделать вывод, что в оригинале произведения средневековых авторов деликатностью не страдали. Впрочем, я убеждена, что произведение Чосера, благодаря Акройду получило второе рождение, которое просто обречено на читательскую любовь и это здорово. Я думаю, Чосер порадовался бы. Судя по всему у него было прекрасное чувство меры, юмора и умение отодвинуть собственное эго на второй план в угоду читательскому чувству признательности.

Немного о сюжете. 14 век. Собрались паломники ехать в Кентербери, которое считалось святым местом (из-за того, что там был убит Беккет или просто огромный церковный комплекс для тех времен). Компания подобралась очень разношерстная. Представители разных сословий, мужчины и женщины, церковники и миряне. Рыцарь, Мельник, Мажордом, Повар, Юрист, Ткачиха (что за женщина!), Пристав, Повар, Трактирщик, Продавец индульгенций, Купец, Врач, Шкипер, Аббатиса, Монахиня, Монах, Каноник, Слуга Каноника, Монастырский капеллан, Священник.

Каждый из них рассказал историю. Если верить законам маркетинга, получился правдоподобный социологический отчет о реалиях и нравах того времени, так как нам посчастливилось услышать разные истории очень разных людей с разной моралью.

Что можно сказать о том времени? Птицы и животные уже не разговаривали на понятном нам языке. Английский язык считался второстепенным по значимости. Люди довольно много путешествовали. Информационными источниками людей того времени были античные мифы и история (кто разберет между ними грань?), труды античных и христианских философов и богословов, тексты Ветхого и Нового Заветов. Но если бы только это, это было бы очень скучно. Какие темы их волнуют?

Теории какой должна быть жена, а каким должен быть муж. Констатация того какие они на самом деле. Какие предъявляют друг другу требования и претензии. Честь, выполнение обязательств, мошенничества, месть, преступная и законная страсть. Все как всегда! Особенный интерес представляет и тот факт, что это было время расцвета жанра трубадурства (если можно так сказать), а это значит - прекрасные дамы, образ которых доблестные рыцари себе могут только представлять, но от этого любовь чиста и прекрасна и она существует как будто сама по себе. Удивительное явление.

Каждый рассказчик будет рассказывать исходя из собственного мировозрения, страхов и ценностей. Так что рассказы удивят не только сюжетами, не всегда оригинальными, еще и тонкими психологическими лабиринтами, тайными страстями и комплексами. От себя могу добавить, что от рассказа Батской Ткачихи я неприлично хохотала, от истории Студента прослезилась, рассказы Юриста, Пристава и Продавца индульгенциями восхитили и удивили своей актуальностью и злободневностью. 14 век? Да!

Ну и немаловажный момент. Если вы любите и понимаете сладострастие «Декамерона» Боккаччо, у вас есть шанс порадовать сердце и этой книгой. Рекомендую!

sher2408
Оценил книгу

Путеводитель? О нет! Это добротное исследование с художественной инкрустацией.

Интереснейшую детальную экскурсию провел по лабиринтам многообразного Лондона супергид Питер Акройд. Он позволил увидеть «останки былых эпох» и окунуться в мир притягательных тайн города, побродить по старинным мощеным улочкам вдоль призрачных стен и зданий; дал почувствовать, как мистические обитатели «Большого Дыма» идут по пятам за гостем столицы; разрешил понаблюдать, как город рос и развивался, как переживал пожары, эпидемии, мятежи и бомбардировки; провел через черный ход в особняки и показал, как жили обитатели трущоб, тюрем и сумасшедших домов города в разные годы, а уж история городской канализации, рассказанная автором, дает возможность взглянуть на этот огромный злачный мир с другого, весьма необычного ракурса. Город, которому покровительствует Меркурий, город торговцев и воров, город шума и оглушительной тишины, город, полный грязи и величия, город-театр, несокрушимый город-монстр не потерпит к себе безразличия и либо вынесет путника на вершину мира, либо утопит в клоаке подземелий.

Переплетение прошлого и настоящего подано в книге настолько искусно, что подчас не замечаешь, как тебя перенесло на очередной узелок истории, который еще предстоит развязать и, быть может, тогда удастся увидеть новый узор в кружевном уборе прекрасной и одновременно темной и страшной двуликой столицы. В биографии Лондона подробно расписано все, начиная от особенностей географического размещения, климата, геологии, биоценоза, истории и культуры отдельных районов, вплоть до судьбы отдельных торговых предприятий и личностей, так или иначе, ставших визитной карточкой изменчивого, словно кокетка, города.

Читателям этой книги придется блуждать в пространстве и в воображении. По пути они могут потерять ориентировку, испытать минуты неуверенности; иные странные фантазии или теории могут вызвать у них оторопь. На некоторых улицах подле них будут медлить, моля о внимании к себе, необычные или болезненно ранимые люди. Они столкнутся с аномалиями и противоречиями — ведь Лондон настолько велик и неуправляем, что заключает в себе едва ли не все на свете; они столкнутся с сомнениями и неясностями. Но их ждут и минуты откровения, когда город предстанет перед ними вместилищем тайн людского мира. Самое мудрое тогда — склониться перед необъятностью. Отправимся же, полные предчувствий, куда указывает милевой придорожный камень: В Лондон.

Отправляйтесь в Лондон с Акройдом, и Вы не пожалеете!

P.S. Минусом данного издания считаю очень небольшое количество комментариев для такого объемного труда (имеющиеся же не освещают все нюансы, которые могут остаться непонятыми читателями, неискушенными в английских реалиях), слишком много информации пришлось искать на просторах всемирной паутинки…

sher2408
Оценил книгу

Путеводитель? О нет! Это добротное исследование с художественной инкрустацией.

Интереснейшую детальную экскурсию провел по лабиринтам многообразного Лондона супергид Питер Акройд. Он позволил увидеть «останки былых эпох» и окунуться в мир притягательных тайн города, побродить по старинным мощеным улочкам вдоль призрачных стен и зданий; дал почувствовать, как мистические обитатели «Большого Дыма» идут по пятам за гостем столицы; разрешил понаблюдать, как город рос и развивался, как переживал пожары, эпидемии, мятежи и бомбардировки; провел через черный ход в особняки и показал, как жили обитатели трущоб, тюрем и сумасшедших домов города в разные годы, а уж история городской канализации, рассказанная автором, дает возможность взглянуть на этот огромный злачный мир с другого, весьма необычного ракурса. Город, которому покровительствует Меркурий, город торговцев и воров, город шума и оглушительной тишины, город, полный грязи и величия, город-театр, несокрушимый город-монстр не потерпит к себе безразличия и либо вынесет путника на вершину мира, либо утопит в клоаке подземелий.

Переплетение прошлого и настоящего подано в книге настолько искусно, что подчас не замечаешь, как тебя перенесло на очередной узелок истории, который еще предстоит развязать и, быть может, тогда удастся увидеть новый узор в кружевном уборе прекрасной и одновременно темной и страшной двуликой столицы. В биографии Лондона подробно расписано все, начиная от особенностей географического размещения, климата, геологии, биоценоза, истории и культуры отдельных районов, вплоть до судьбы отдельных торговых предприятий и личностей, так или иначе, ставших визитной карточкой изменчивого, словно кокетка, города.

Читателям этой книги придется блуждать в пространстве и в воображении. По пути они могут потерять ориентировку, испытать минуты неуверенности; иные странные фантазии или теории могут вызвать у них оторопь. На некоторых улицах подле них будут медлить, моля о внимании к себе, необычные или болезненно ранимые люди. Они столкнутся с аномалиями и противоречиями — ведь Лондон настолько велик и неуправляем, что заключает в себе едва ли не все на свете; они столкнутся с сомнениями и неясностями. Но их ждут и минуты откровения, когда город предстанет перед ними вместилищем тайн людского мира. Самое мудрое тогда — склониться перед необъятностью. Отправимся же, полные предчувствий, куда указывает милевой придорожный камень: В Лондон.

Отправляйтесь в Лондон с Акройдом, и Вы не пожалеете!

P.S. Минусом данного издания считаю очень небольшое количество комментариев для такого объемного труда (имеющиеся же не освещают все нюансы, которые могут остаться непонятыми читателями, неискушенными в английских реалиях), слишком много информации пришлось искать на просторах всемирной паутинки…

Morra
Оценил книгу

"Не Лондон находится в Англии, а наоборот, Англия в Лондоне - так здесь говорят"
швейцарский студент-медик, XVI век

Слова простого безымянного школяра, которые донесла до нас история, вполне могли бы стать девизом Лондона (хотя вся остальная Англия, наверное, обиделась бы). Впрочем, Питер Акройд приводит столько замечательных цитат и высказывает столько интересных мыслей, что под них хочется завести отдельный блокнотик. Просто поразительно то количество источников, которое поднято для написания этого внушительного труда. От летописей, хроник, уставов городских цехов и записей горожан, т.е. того, что гордо именуется "исторический источник", до исследований и художественных произведений (сколько знакомых имен и сколько незнакомых, взятых на вооружение!). А если учесть, что некоторые из них представляют собой многотомные издания... Акройд благодаря лишь этому достоин высшей похвалы.

Бесконечный Лондон, прошедший путь от кельтского поселения до центра всего мира в XIX веке. Этот город, как точно замечает Акройд, не имеет границ. И так же бесконечно повествование о нем. Древние камни, перестраивающиеся соборы, шумные рынки, говорящие вывески ("Нализаться - 1 пенс, мертвецки - 2 пенса, чистая солома бесплатно"). Здесь даже в названиях улиц словно спрессована история. А нравы! Это не глянцевый город знати и финансовой элиты, это город бедняков, мошенников, сумасшедших, где "к восьми годам дети независимы, а в двенадцать висят".

Это все он. Злой, жестокий, энергичный, но (или поэтому?) бесконечно притягательный Лондон.

Morra
Оценил книгу

"Не Лондон находится в Англии, а наоборот, Англия в Лондоне - так здесь говорят"
швейцарский студент-медик, XVI век

Слова простого безымянного школяра, которые донесла до нас история, вполне могли бы стать девизом Лондона (хотя вся остальная Англия, наверное, обиделась бы). Впрочем, Питер Акройд приводит столько замечательных цитат и высказывает столько интересных мыслей, что под них хочется завести отдельный блокнотик. Просто поразительно то количество источников, которое поднято для написания этого внушительного труда. От летописей, хроник, уставов городских цехов и записей горожан, т.е. того, что гордо именуется "исторический источник", до исследований и художественных произведений (сколько знакомых имен и сколько незнакомых, взятых на вооружение!). А если учесть, что некоторые из них представляют собой многотомные издания... Акройд благодаря лишь этому достоин высшей похвалы.

Бесконечный Лондон, прошедший путь от кельтского поселения до центра всего мира в XIX веке. Этот город, как точно замечает Акройд, не имеет границ. И так же бесконечно повествование о нем. Древние камни, перестраивающиеся соборы, шумные рынки, говорящие вывески ("Нализаться - 1 пенс, мертвецки - 2 пенса, чистая солома бесплатно"). Здесь даже в названиях улиц словно спрессована история. А нравы! Это не глянцевый город знати и финансовой элиты, это город бедняков, мошенников, сумасшедших, где "к восьми годам дети независимы, а в двенадцать висят".

Это все он. Злой, жестокий, энергичный, но (или поэтому?) бесконечно притягательный Лондон.

CaptainAfrika
Оценил книгу

Есть ли ещё фигура в мировой литературе, равная Шекспиру по количеству домыслов, фантазий, теорий, предположений? Вряд ли. Питеру Акройду не занимать смелости, ведь взялся он за очень непростое дело. Впрочем, Акройд — знаменитый романист и к тому же пишет замечательные биографии. Особая отважность художника ему знакома.
Вот так почти обыденно называется его книга: просто «Шекспир», просто «биография». Как утверждает сам Питер Акройд, он попытался создать новый вид биографии, посмотреть на жизнь знаменитых людей под другим углом. И у него, действительно, это получается. Книга в семьсот страниц, насыщенная фактами, цифрами, отсылками к произведениям, читается достаточно легко.

В какой-то мере эту книгу можно рассматривать как вызов всему тому сонму работ, что появились в последние годы/десятилетия и где речь идёт о различных теориях и очных ставках Шекспира с самим собой: один это человек или группа авторов (что не так уж редко в литературном мире)? Мужчина это или женщина? Учёный или королева?
Акройд совершенно спокойно движется в своей книге о Шекспире мимо всех этих теорий и домыслов. Он их не отрицает. Он вообще их игнорирует. И создаёт биографию, которая бы не раз и навсегда ответила на все эти вопросы, а такую биографию, которая исходит из того, что есть. А есть вот что: тексты (комедии, трагедии, исторические хроники), эпоха, Англия (за пределы которой Шекспир, кстати говоря, не выезжал).

Надо сказать, что Питер Акройд порядком потрудился, прежде чем написать эту биографию — список литературы в конце книги впечатляет! Впрочем, ни для кого не секрет, что Акройду доверять можно. Его образованность очевидна. Но Питер Акройд — это ещё и романист. Поэтому два этих начала в книге проявляются сполна. И в итоге мы получаем интереснейшее повествование, где Акройд-писатель и Акройд-исследователь идут рука об руку.

Пожалуй, ещё никогда Шекспир не был так человечен, как в этой книге. Автор не упирается лбом в неразрешимые вопросы, но планомерно и вполне логично изображает Шекспира как человека, как часть семьи, городской общины, как представителя профессии, как удачливого дельца. Иными словами, возвращает Шекспиру его самого. И перед нами предстает человек своей эпохи — елизаветинских времён. Мальчик, который родился и упорно жил, обнаружив особую физическую выносливость (тогда как много детей в то время не доживали до 5-7 лет); юноша, которому не чужды были обычные деревенские развлечения (охота, например), который рано женился на женщине старше его, который уезжал и приезжал, И прочее, и прочее.

Питер Акройд занимается своего рода реконструкцией образа Шекспира. Он подробно изучает быт и привычки человека той эпохи (елизаветинца, как принято называть) — и выкраивает оттуда облик самого Уильяма Шекспира, rоторый вовсе не родился Шекспиром — великим драматургом, ставшим ключевой фигурой в мировой культуре на многие века. Он родился обычным человеком. В обычной, но довольно обеспеченной семье. Отец-перчаточник ведь был и мэром Стратфорда, о чём часто забывают, и даже имел свой фамильный герб.

Шекспир-человек, каким показывает его Акройд, всё же отличается от Шекспира в нашем восприятии сейчас. Да и невозможно, пожалуй, проживать жизнь и одновременно быть больше этой жизни. К тому же известность Шекспира как драматурга при его жизни многих пугала. Например, его мать Мэри Арден испытывала даже какой-то суеверный страх перед известностью сына и говорить о его делах не любила ни с кем.

Читая эту биографию, невозможно отделаться от ощущения, что образ великого гения рождается тут же, на наших глазах. Так Акройд сотворяет Шекспира, точнее, оживляет в нём человека, пропускает всю эпоху через него. Фигура Шекспира у Акройда — это сосуд, наполненный приметами эпохи, цитатами из его, Шекспира, текстов, предположениями и логическими конструкциями или вовсе интуитивными догадками. Он забрасывает удочки глубоко в историю и вылавливает оттуда факты, которые тут же примеряет к Шекспиру, как бы наращивая мясо на бесценном скелете. Акройд лепит его образ не отсекая всё лишнее, вопреки знаменитой формуле Микеланджело, а наоборот, наращивая объём.

Немалым подспорьем Акройду служат и тексты великого драматурга. Ими пронизана вся книга. Характер отсылок к тестам комедий, трагедий, исторических хроник, с одной стороны, носит филологический оттенок, а с другой стороны, связан с возможными реальными фактами из жизни Шекспира. Вот именно это и можно назвать новым подходом к биографии вообще. Шекспир, о котором неизвестно напрямую практически ничего ( а только из косвенных источников — ведь никто не занимался его жизнеописанием), обретает жизнь благодаря своим текстам. Вероятно, так и должно происходить с великим творцом. Жизнь на земле не вечна, а вот бессмертные творения живут и рассказывают о многом.

Акройд всему находит привязки. Частые упоминания цветов и растений в текстах драматурга объясняются его деревенским происхождением. Некоторые подробности в области кожевенного дела — ремеслом его отца. Акройд даже находит прототипы некоторым людям, знакомцам Шекспиров. По роду своей деятельности и в силу характера Шекспир был окружён огромным количеством людей. И был занят множеством занятий, помимо написания текстов для театральных постановок: занимался юридическими вопросами семьи, покупал дома и земли, заключал деловые договоры. Но при этом обладал природным остроумием, наблюдательностью, жизнелюбием. И то, что для обычного человека является его обыденностью, для Шекспира тут же превращалось в реплику или яркое действие.

Самое интересное, что Шекспир вовсе не был такой уж центральной фигурой в то время. На пике славы были Марло, Бен Джонсон, Нэш, Роберт Грин.

Из современных Шекспиру авторов Марло больше всегослужил ему примером. Он был соперником, которого следовало превзойти. Он шёл неотступно рядом с Шекспиром, плечом к плечу. Но шекспировская муза была ревнива и готова сокрушить любого конкурента.

Шекспир — это самое сердце Англии. Его укоренённость в английской культуре является частью его гения. Его неуловимость тоже очень английская. Он ускользает от внимательных взглядов, как привидение в старинном замке. Но при этом может появляться везде и всюду. Как чистый дух.
Спасибо Акройду за возможность подсмотреть в дверную скважину.

platinavi
Оценил книгу

Мне не понравилось.
Весьма вероятно, одной из причин послужило мое равнодушие к Великобритании и Лондону. Просто их так рьяно форсят, что иногда кажется, что я сама тащусь от Лондона, но стоит только приступить к «прикосновению к прекрасному», как оказывается, что это не мои чувства.
Лично для меня в книге не было почти ничего нового или интересного, автор по большому счету берет информацию из классических книг, типа Диккенса, Уэльса и т.д., которых я и без автора читала. Поэтому получается так, что я читаю то, что уже читала. При этом структура совсем не характера для нон-фикшн, или для биографии, больше смахивает на хронологический поток мысли, которой в одно ухо влетает, из другого вылетает, ни оставляя никакого следа. От художественных книг, тут эксплуатированных и то больше толку вышло. Да и негативистская направленность текста очень угнетала, все о нищих, да голодающих. «Вы только подумайте! Только взгляните! Это же город бомжей и преступников!» Да, да, это часть истории, да это ужасно. Но старые времена во всех странах выглядят так ужасно, зачем отдавать этому столько места?
Что касательно изображений – карты Лондона мне никакой информации особо не дали, думаю, надо пожить в городе, чтобы хоть что-то понять. А карикатурные картинки горожан разных эпох, на мой вкус, смотрелись нелепо.

5