Книга или автор

Отзывы на книги автора Петр Вайль

26 отзывов
Петр Вайль
2 книги
romashka_b
romashka_b
Оценил книгу

Не костыли, но фонарь - вот как я бы для себя охарактеризовала эту книгу.

Честно, что вы вынесли из школьных уроков по литературе? Кого из русских классиков смогли искренне понять и полюбить? Я встречала, конечно, таких изумительных людей, которые в 15 лет прочитали программных Толстого и Достоевского, всё уяснили, радостно написали сочинение и вовсе даже не возненавидели этих титанов от литературы. Но лично моя превалирующая эмоция от школьного изучения - раздражение. Я ничего не понимала и никого (кроме Булгакова) не полюбила и, хотя прочитала практически всё, не запомнила почти ничего. Разумеется, в этом отчасти есть и моя вина, я недостаточно впахивала на ниве освоения литературных залежей, но и с преподавателем мне, пожалуй, не повезло. Добрейшей души женщина, уже сильно в возрасте, она волновалась лишь о том, чтобы мы идеологически правильно написали сочинение, для чего предлагалась жесткая схема. С сочинениями у меня проблем не было, но пятёрка по литературе в результате не стоила ломаного гроша.

После школы лет 10 я декларировала свободу от классиков и меня не волновало, что я сходу не могу вспомнить автора "Обрыва". Однако чем больше я читала относительно серьезных книг, тем острее чувствовала нехватку корней, какого-то базиса, без которого ощущала собственную поверхностность. У меня хватило смелости на Чехова, но на Достоевского рука не поднялась. Да, я собиралась его почитать, но не доставало волшебного пинка.

Вайль и Генис такой пинок мне предоставили: вот, пожалуйста, сказали они, попробуй представить, что наша книга - это твой школьный учебник. Конечно, в моём школьном учебнике не было написано, что стихи Лермонтова - сухи, шаблонны, вымучены. Нет, ну что вы, это было сложно вообразить. В моём учебнике не было написано, что роман Чернышевского "Что делать?" - удивительно плох с литературной точки зрения, зато огромное количество времени мы должны были потратить на разбор унылого, зубодробительно скучного четвертого сна Веры Палны, связанного с социальным устройством будущего. Вы серьёзно, да? Детей в 15 лет редко волнует общественное устройство, зато вот

Третий же сон — явление исключительно интересное и даже загадочное. Он снится Вере Павловне на четвертом году супружеской жизни. Она все еще хранит девственность.<...> И тут — сон, будто списанный из фрейдовского «Толкования сновидений»: отчетливо эротический, хрестоматийный. Чего стоит только голая рука, которая размеренно восемь раз высовывается из-за полога. Чернышевский не трактует сон, но поступает нагляднее и убедительнее — взволнованная Вера Павловна бежит к мужу и впервые отдается ему. <...> Можно было бы сказать о явном влиянии фрейдизма, если б Фрейду в год выхода «Что делать?» не исполнилось семь лет.

Мне кажется, что с таким разбором произведения любой учитель литературы добился бы если не полного понимания от класса, но заметного интереса. А там уж можно и про социальный аспект ввернуть.

После "Уроков изящной словесности" к классикам приступить не так страшно - можно не бояться видеть недостатки в произведениях, но авторы учебника помогут не пропустить несомненные достоинства, которые в 15 лет ещё невозможно почувствовать.

Муахаха! Трепещите, Гончаров с Островским, я иду к вам!
*слышен удаляющийся демонический хохот*

margo000
margo000
Оценил книгу

Вот так в один день могут у человека появляться любимые книги. Вот просто "из ниоткуда"(с).
Впрочем, что это я говорю?! Появилась она из игры "Книжный сюрприз", благодаря выбору дорогой Женечки Lettrice , приславшей мне бонусную посылку!!!

Итак, я читала и просто наслаждалась!!! И новым взглядом на известные (давно изученные и изучаемые, но по-прежнему очень любимые) имена и книги! И спорными моментами! И в целом - сознанием того, что авторы этого альтернативного учебника литературы (ведь можно так назвать, правда?!) тоже любят то, о чем пишут. Но любовь их более свободная и не задавленная стереотипами.

Прочитав во вступлении нижеприведенные строки, я сначала заметалась: где? где они подсмотрели мои мысли???

...твердо усвоенное в школе преклонение перед классикой мешает видеть в ней живую словесность. Книги, знакомые с детства, становятся знаками книг, эталонами для других книг. Их достают с полки так же редко, как парижский эталон метра.
Тот, кто решается на такой поступок – перечитать классику без предубеждения – сталкивается не только со старыми авторами, но и с самим собой. Читать главные книги русской литературы – как пересматривать заново свою биографию. Жизненный опыт накапливался попутно с чтением и благодаря ему. Дата, когда впервые был раскрыт Достоевский, не менее важна, чем семейные годовщины.
Мы растем вместе с книгами – они растут в нас. И когда-то настает пора бунта против вложенного еще в детстве отношения к классике.

Ну и дальше понеслось!...
Мне понравились все главы.
С жадностью читала:
- и о метком пародийном изображении Фонвизиным не невежества, как мы привыкли думать, а как раз нелогичности наук и многих знаний, показанном через сцену с Митрофанушкой (помните:"Дверь?.. прилагательна!" - сразу вспоминается книга Чуковского "От 2 до 5", где дети порой более точно глядят в суть предмета);
- и об основоположнике российского диссидентства Радищеве (да, и я всегда говорю, что сила его - не в писательстве!);
- и о создателе не литературного жанра, а этической системы Крылове (и это я вдруг осознала: Почти ровесник Карамзина, он был на 30 лет старше Пушкина и на 45 -- Лермонтова, и пережил их всех.);
- и о "божественном эгоизме" Пушкина;
- и о "добросовестном комментаторе эпохи" Белинском;
- и о "мещанской трагедии" Островского "Гроза" (да, и я всегда чувствовала иррационализм драмы Катерины),
- и о "несвершившемся человеке" - так назвали героев Чехова авторы учебника, а также о героях его пьес, которые "мечутся по сцене в поисках роли" (я всегда примерно об этом говорила при обсуждении чеховских пьес),
- и....

Я в этом отзыве проскочила галопом по Европам, жадно оглядывая всю книгу и желая и то вам показать, и на то намекнуть - чтоб убедить: стОит, стОит читать!!!! И учащимся-студентам, и преподавателям, и всем читателям, для кого имена русской литературы 19 века - не пустой звук...
Вам будет легко, уютно и интересно пробегаться по любимым страницам классики и замечать новые нюансы, порой меняющие ракурс восприятия книги...

Гений места
4,4
39 читателей оценили
olastr
olastr
Оценил книгу

Рецензия написана в рамках игры "Несказанные речи"
Моя замечательная бабушка говаривала: "Знаешь, внучка, такую болесть, "неусядуха"? Вот она у тебя точно есь!". Бабушка даже представить не могла, как она была права, потому что покинула этот мир раньше, чем ее внучка начала носиться по миру, как раненая в одно место рысь, но потенциал старушка разглядеть успела. Болесть эта не лечится, и симптомы ее таковы:
- вы не можете спокойно видеть карту мира без того, чтобы не начать чертить маршруты;
- когда кто-нибудь произносит географическое название, в мозгу сразу разворачивается цепочка: а это где? а сколько туда стоит билет? а что там интересное?
- вид вокзала или аэропорта, по каким бы причинам вы не оказались поблизости, вызывает немедленное и острое желание уехать
- едва спланировав поездку, вы начинаете думать о том, куда поедете после этого
- по ночам вы постоянно опаздываете на самолет или поезд, не успеваете на пересадку или теряете багаж
- наяву вы обожаете все, что связано с путешествиями: запах вокзала и аэропорта, голос диктора, объявляющего по громкоговорящей связи что-то очень невнятное, чай в подстаканниках в поезде и обеды на пластиковых подносиках в самолете, транзитную зону в аэропортах, все, вплоть до обыска металлоискателем и турбулентности
- люди, не стремящиеся путешествовать, вызывают у вас искренне недоумение и кажутся подозрительными.

Рецензия на книгу Вайля "Гений места" посвящается всем, чувствующим в себе симптомы неусядухи. Автор ей тоже страдал и потому создал книгу, в которой рассказывает о посещенных им городах мира. Но ему мало было просто рассказать о городе, он попытался взглянуть на каждый из них глазами двух исторических лиц, имеющих отношение к этому городу. На самом деле, это хитрость, он просто размножает города, из одного делает два и прибавляет к ним еще и свой. Вполне возможно, что все три - это плод его воображения. Честно говоря, по-моему, такое понятие как гений места всегда условно и если сравнить лица этих гениев, как их увидели разные путешественники, то они будут очень непохожи. Не в этом суть, главное - увлеченность. Вайль представляется мне этаким любознательным жизнелюбом, страдающим при этом недержанием речи. Он испытывает потребность говорить обо всем, что видит, развивать какие-то свои собственные ассоциации и культурные параллели. На самом деле, мы видим вайлевский срез мира. Париж, Токио, Флоренция, Нью-Йорк... Все эти города - в некотором роде фантомы, это больше, чем мегаполисы, чем места скопления людей, это культурные пласты, это носители какой-то идеи. И любой человек, пытаясь рассказать о них, накладывает отпечаток своей личности.

Странно, спустя какое-то время после прочтения книги я не помню деталей, не помню о чем конкретно там рассказывается, каких местах, каких памятниках, но у меня осталось ощущение игры и радости, иногда сопровождаемой якобы глубокомысленными рассуждениями из области культуры. Это, однозначно, не путеводитель и не книжка по искусствоведению, это рассказ о своих личных отношениях с городами и о своем восприятии их разных сторон, которые автору показалось интересным ассоциировать каждый раз с какой-то конкретной исторической личностью. Увлекательная книга, приглашающая после ее прочтения приехать и посмотреть на все собственными глазами.

Гений места
4,4
39 читателей оценили
be-free
be-free
Оценил книгу

Бывают очень обаятельные люди. Иногда смотришь на них со стороны – ничего особенного в их внешности нет или, хуже того, довольно отталкивающие черты лица. Но стоит им только заговорить, начать двигаться и жестикулировать, как вокруг них будто бы распыляется волшебный порошок, заставляющая окружающих просто млеть от восторга и восхищения. Таким обаятельным был Петр Вайль, человек разносторонне одаренный. Очень жаль, что он ушел от нас еще довольно молодым. Сколько чудесных книг еще могло бы быть написано, интереснейших историй рассказано. Значит, нужно получать удовольствие от того, что Вайль все-таки успел создать.

Снято и просмотрено тысяча передач о путешествиях, написано и прочитано миллион путеводителей. Скукота! И тут Вайль сделал гениальную вещь: решил совместить историю, географию и биографию знаменитого человека, гения конкретного места. И получилось бесподобно! Сначала автор рассказывает о выбранном городе, его традициях, его кухне и его жителях, затем плавно переходит к выдающейся натуре, чье творчество навсегда сделалось предметом гордости аборигенов. Если Лос-Анджелес, то Чарли Чаплин. Если Афины, то Аристофан. Париж и Дюма, Лондон и Конан Дойль, Джойс и Дублин. И еще много-много городов и их гениев. Иногда выбор автора кажется причудливым и не всегда логичным. Например, самый первый персонаж – Чарли Чаплин. Тоже, наверное, гений, однако из всей компании именно он был бы выбран «лишним». Ну и что. Такова задумка Вайля, его рассказ - его герои. Зато особенно ясно на протяжении всей книги ощущается дух самого автора. Невероятно интересно!
Стоит упомянуть, что книга «Гений места» очень информативна. Ее не получится «проглотить» за несколько часов или дней. Она требует постепенного медленного чтения, возможно, с перерывами. Например, на романы, о которых рассказывает Вайль. «Гений места» однажды могла бы стать бесконечно книгой, с каждым годом обогащаясь очередными главами. Очень жаль, что этому не суждено было случиться.

Однако существует не только книга, но и видео, отлично ее дополняющие. Не знаю, что было первично, но ознакомиться стоит и с тем, и с другим. Тем более что они не идентичны. В передачах Вайль предстает во всей красе. Оказывается, он не просто остроумный эссеист, но и потрясающий рассказчик. Его обаяние обволакивает, притягивает, не дает оторваться, и я уже полностью во власти гения журналистики.

Говорят, лучшие уходят раньше всех. Бред. И как оскорбительно по отношению к талантливым долгожителям. Однако когда жизнь такого человека обрывается раньше, чем могла бы, остается ощущение, что у цивилизации украдено немножко от искусства. В огромном мире духовных ценностей это может быть незначительная крупица. Но ведь именно из маленьких песчинок состоит необъятная пустыня. А я почему-то особенно остро ощущаю отсутствие вайлевских нескольких крох. Наверное, потому что те, что он успел оставить после себя, особенно прекрасны.

Гений места
4,4
39 читателей оценили
Julia_cherry
Julia_cherry
Оценил книгу
Три дела, однажды начавши, трудно кончить: а) вкушать хорошую пищу; б) беседовать с возвратившимся из похода другом и в) чесать, где чешется.
Козьма Прутков.

Эта книга проскочила внутрь меня очень быстро, попав как раз в категорию таких бесед. Перевернув последнюю страницу, я успела больше всего порадоваться именно тому, что пока прочитала только эту книгу, а значит - мой возвратившийся из похода друг расскажет мне еще немало интересного. О Петре Вайле я слышала, не помню от кого, и что именно, но прочесть его запланировала давно. А тут - так удачно подвернулось книгопутешествие под названием "Городская прогулка".
Надо сказать, что в рамки этой темы "Гений места" укладывается блестяще. Я сама живу в таком городе, который можно описывать от имени и сквозь призму творчества самых разных гениев, и каждый раз мы увидим совсем другой город. Очевидно ведь, что Петербург Достоевского нисколько не похож на Петербург Пушкина, который, в свою очередь, совсем не такой, как Петербург Блока или Ленинград Ахматовой... И это ведь я только нескольких писателей и поэтов назвала, а Петербург немало породил архитекторов, художников, учёных, еще больше - музыкантов и артистов, каждому из которых был созвучен какой-то свой Питер. Все равно рассказ об одном-двух из них не даст нам полное представление о месте, все равно это будет больше рассказ о самом авторе, о его вкусах и интересах. Словом, воспринимать эту книгу как путевые заметки, я бы никому не рекомендовала. Скорее, это рассказ Вайля о себе, такая дружеская беседа, когда вернувшийся из поездки приятель делится с вами своими взглядами, впечатлениями и выводами. Можно воспринимать её, как байки обо всем, а можно - как повод задуматься о себе. О том, разделяешь ли ты взгляды автора и выбранных им гениев, и в чем причины ваших несовпадений.
Думаю, что большая часть претензий, которые высказаны читателям к книге Вайля, связаны именно с несовпадением вкусов. Люди не слишком любят, когда кто-то не разделяет их увлечения и пристрастия, и редко, когда дают себе труд задуматься над (и тем более, согласиться с) аргументацией оппонента.
Мне повезло. В книге Вайля я не только прочла массу занимательных и малоизвестных мне сведений о тех людях, которых он причислил к гениям места (некоторую - думаю, что довольно большую - часть этих сведений я тут же благополучно выкинула из головы, причем, возможно, уже не в первый раз :))), я не только познакомилась с её помощью с чрезвычайно симпатичным мне автором, к книгам которого я непременно вернусь в будущем, я не только захотела посетить некоторые описанные автором места, и познакомилась с малознакомыми мне персонами и совсем неизвестными городами... Читая эту книгу, я, почти между прочим, нашла массу замечательных созвучных мне наблюдений и сумела сформулировать несколько очень важных выводов о себе самой. Тут мне помогли главы о Флоренции Никколо Маккиавелли, Милане Висконти и Римини Феллини, а также о Вене Малера. Словом, мне очень понравилась эта беседа с возвратившимся из похода другом, которую, однажды начавши, так трудно кончить.
Хотя я никак не могу гарантировать, что каждому из моих друзей покажется столь же близким этот человек, столь тонко помнящий и нежно вспоминающий покинутую родину, который, даже много лет живя в Нью-Йорке, так и не может подобным образом, сторонним туристическим взглядом посетить Москву или Ригу (возможно, он где-то в других книгах уже сумел это сделать, но я узнаю об этом позднее, когда их прочту), его книги стоит читать точно так же, как стоит разговаривать с друзьями, возвращающимися из путешествий. Вряд ли из их впечатлений вы узнаете больше о местах, которые они посетили, чем из путеводителей и энциклопедий... Но мало кто поспорит с тем, что беседа с другом для большинства читателей бесконечно более занимательна, чем выуживание из энциклопедий деталей чьей-то биографии или топографическое занудствование по поводу места расположения того или иного здания или фонтана. ;)

Гений места
4,4
39 читателей оценили
EvA13K
EvA13K
Оценил книгу

Забавно, что к чтению я приступила с двумя ошибочными мнениями. Я думала, что автор иностранец и при первом упоминание Союза даже подумала, что ослышалась. И только когда Вайль прямо сказал, что родился в Риге, до меня дошло. Во-вторых, книгой я заинтересовалась после чьей-то рецензии, содержание которой уже выветрилось из памяти, но в целом я веду к тому, что аннотации не читала и считала, что в книге говорится о путешествии по разным местам с их описанием. И это так, да не так. Каждый город, описанный в книге, является только поводом поговорить о его знаменитом жителе, а уже через призму его произведений описано место. Так что начало книги получилось несколько неожиданным, но от того не менее интересным.
С другой стороны для получения полного удовольствия от предложенного текста, подходить к его изучению надо изрядно подготовленным, чтобы понимать о чем говорит автор, а тем более различать нюансы, отсылки и шутки. Так что могу честно признать, что я поняла далеко не всё из описанного в книге. Лишь с частью авторов и произведений я немного знакома. А кроме писателей Петр Вайль рассказывает о актере и режиссере, композиторе и художнике.
Начинается книга в США - Лос-Анджелесе с Чарли Чаплином и Сан-Франциско с Джеком Лондоном, заканчивается тоже там - Новый Орлеан с Теннесси Уильямсом и Нью-Йорк с О'Генри (кстати Вайль проводит параллели О'Генри с Довлатовым). А между этими городами описано путешествие по городам Европы (особенно много в Италии) с заездом в Стамбул (повод поговорить о Байроне и Бродском) и Токио (Кобо Абэ и Юкио Мисима).
Читать интересно, даже несмотря на имеющиеся у меня пробелы. Они служат только поводом для дальнейшего изучения книг. И думаю, со временем я еще вернусь к этому произведению с большим багажом прочитанного.
Книга была прослушана в аудиоформате в исполнении Игоря Князева, которое все также замечательно. Правда теперь, после увеличения разнообразия чтецов в моем опыте прослушивания книг, могу сказать, что мне больше по душе более низкие мужские голоса, даже с хрипотцой.

Sova_v_drova
Sova_v_drova
Оценил книгу
Сравнение кулинарии с жизнью напрашивается само собой. И в той, и в другой сфере справедлив афоризм: человек ест, чтобы жить, но не живёт, чтобы есть. Он живёт, чтобы есть вкусно.

Волну успеха кулинарной литературы и блогов сейчас будет отрицать разве что слепой. Под яркими обложками, с фотографиями каждого действия для самых недоверчивых, с таблицами калорий и полезных витаминов, с порциями, которые приличный человек проглотит и недоуменно посмотрит на пустую тарелку. Классический рецепт новомодной кухни выглядит так: возьмите авокадо, каперсы, кровь девственницы, желчь тёщи, сто грамм оленины, двести грамм золотых рыбок и всё это полить французским вином вековой выдержки. При этом на обратной стороне обложки будет красоваться фото писательницы с выпирающими ключицами и отчаянным, грустным, голодным взглядом.
Беря же в руки эту книгу забудьте все, что вы знаете о современной кулинарной литературе. В самом-то деле, не стоит даже относить эту книгу к поваренной. Это ни в коей мере не набор рецептов с четкими указаниями. Авторы и сами признаются, что первостепенной их задачей было желание привить русскому человеку фантазию на кулинарном поле, точно такую же, как на поле искусства. Да и сравнить отношение, которое проходит через всю книгу можно именно с отношением к искусству: здесь в равной мере и талант, и упорство, и вдохновение, и ритуал. А тему мужчины выбирают и вовсе необычную, даже немодную в наших широтах, что странно - русскую кухню. Скрупулёзно и любовно Пётр Вайль и Александр Генис описывают распространенные ошибки, связанные с представлениями о русской кухне, и как стоило бы поступать правильно, и что это даст. При том, что книга - это не пособие по готовке, но в каждой маленькой главе читатель найдет пару-тройку рецептов и хитростей, которые сделают его блюдо фурором на любом столе. Русская кухня многогранна и требует приличных усилий, она презирает лёгкость порубленного салата. Да и что это за еда - трава в тарелке. И тут уже под новым углом мы смотрим на наваристые щи, борщ, уху, дичь, котлеты, пельмени, шашлыки и сыры (которые тоже имели место в нашей истории!), рыбу заливную, рыбу тушенную, язык и холодец, и прочие, и прочие. При этом, учитывая, что писали книгу эмигранты, на что намекает название, можно найти и компромиссные варианты с западной кухней, а то и просто - лучшие рецепты "оттуда". С заправкой из великого множества афоризмов, исторических фактов и юмористическим взглядом на роль кулинарии в повседневной жизни, читатель на выходе получает настоящую книгу для гурмана, новый взгляд на такую знакомую, казалось бы, область и хорошее настроение. Единственное, что стоит добавить, не стоит читать эту книгу, находясь на диете или с пустым холодильником.

Сколько ещё людей, неспособных отличить любовь от дружбы, а майоран - от тмина.
Гений места
4,4
39 читателей оценили
Kisizer
Kisizer
Оценил книгу

Мыслимое ли дело-читать одну книгу почти два месяца? Думаю все, кто собрался на этом сайте, могут понять степень моего изумления. Ну не идет книга- не проще ли ее бросить? Но в этой ситуации получилось так, что бросить ее невозможно, потому что в целом каждый кусок текста в ней был информационный, по своему элегантный, изложенный несомненно умным и разносторонним человеком, плюс описывалось столько разных мест, что хоть бери и записывай себе в планы на будущее каждое. Но с другой стороны из-за этой самой насыщенности текст воспринимался тяжело и мозг не отдыхал на чтении, а все время работал: думал, анализировал, представлял себе описываемое место и старался ощутить то самое состояние присутствия и атмосферу, пытался запомнить факты, или вытащить что, что знает по теме из своей памяти.

Какие то главы шли очень легко и читать было интересно, запоминались биографии, детали, книги или иные произведения, на которые ссылался автор, а что то вообще прошло мимо меня. Приходилось даже желать усилия, чтобы состредоточиться на тексте и понять, о чем и где идет речь, особенно если какое то время не подходила к книге. Зато по многим главам я уже добавила в список на почитать несколько произведений, одну биографию, и поставила себе пометку ознакомиться с музыкальным творчеством Вагнера и совершенно точно укрепилась в желании посетить несколько мест. Была удивлена подробностями биографий очень много раз, некоторые моменты даже пересматривала в Википедии. Автор провел блестящий анализ по собиранию фактов и, порой даже пикантных, деталей из жизни знаменитостей, их связи с местом и отражением этого места и их жизней в творчестве. Таким образом, читая эту книгу мы практически знакомимся с биографиями самых разных людей, через тот город или страну, которое они наполнили своей энергией.

Конечно, большинство деталей и подробностей мозг выпускает из памяти так же легко, как они и пришли к нему. Дойдя до конца книги я уже не помнила, о чем говорилось в начале. Так, осталось только общее впечатление-как образ, несомненно приятное, красивое, но не впечатанное в память. Но есть и те главы, которые запомнились. Например про Лос-Анджелес и Чарли Чаплина, Мюнхен и Вагнера, Руан и Флобера, Париж и Дюма, Палермо и Пьюзо, Копенгаген и Андерсона, Стамбул с Байроном и Бродским, Нью Орлеан и Уильямс, Нью Йорк и О'Генри, японские главы Токио-Киото, сливающиеся в одно слово, с Кобо Абе и Мисима, Лондон с Конан-Дойлем, Барселона с Гауди, Верона с Шекспиром... Много было интересного. Сама и по отдельности я бы точно не смогла ознакомиться с таким количеством историй талантливых людей, которые одухотворяли место в котором жили и творили, тем более, настолько интересно нам рассказанных.

Прекрасное изложение текста, много цитат, тонких и остроумных замечаний, малейшие оттенки, необычные сравнения, характеризующие атмосферу мест, душевное состояние гениев. Много и бытовых подробностей из опыта путешествий самого автора. Впечатление самое что ни на есть положительное, только еще бы быть более образованней, чтобы иметь возможность анализировать самой, знакомясь после с гением или его городом. Иной раз чувствовала себя совсем темной, когда не знала почти ничего о человеке, кроме фамилии,о котором он так с любовью рассказывает. Например о де Хоохе и Амстердаме, Хальсе в Харлеме, Саксе и Нюрнберге, Малере и Вене, Гашеке и Праге, да я даже про Мунка знала только по одной его картине, а то, что его город Осло и писал он с фьордов-даже понятие не имела. Очень информативно, и в этом и плюс книги и ее минус из за сложности восприятия всего и сразу.

Пока читала, все время думала, что же для меня в этой книге на первом месте-Гений или его Место? Биографии или города? Колебалась то в одну сторону, то в другую. А взяла к чтению именно из за путешествий, смены мест рассказа. Хотелось просто посмотреть, как видит эти точки на карте знаменитый путешественник и публицист. Но в процессе чтения я вдруг поняла, что биографии людей для меня вышли на первый план, а город остался всего лишь декорацией. И еще эту книгу мне захотелось в бумажном виде и на полку, чтобы обращаться к ней, когда захочется узнать поглубже про человека, или страну.

Yumka
Yumka
Оценил книгу

Открывая «60-е. Мир советского человека» Вайля и Гениса, я, исходя из аннотации, ожидала увидеть рассказ о быте советского человека в обозначенный период, возможно, заметки наподобие Довлатова или что-то а ля анекдоты из жизни в СССР. Впрочем, так как с творчеством Вайля я уже была знакома по «Гению места», не совсем понятно, откуда у меня возникло такое «предвзятое» мнение и как я умудрилась забыть, что Вайль и Генис скорее склонны к литературоведению, чем к собиранию смешных историй.

Этой книге вполне подходит определение «публицистика», хотя мне более точным кажется «эссеистика»: больше двадцати эссе (каждое из которых вполне могло бы существовать в формате отдельных статей) о разных аспектах жизни, прежде всего, духовной жизни советского человека в 1960-е гг.

Конечно, каким-либо историческим научным анализом здесь даже не пахнет и эту книгу ни в коем случае нельзя воспринимать как объективное изображение жизни страны в указанное десятилетие. Это взгляд представителей интеллигенции, или, если брать более широко, образованных людей, к тому же, горожан. Но лично мне такой ракурс восприятия очень близок, потому что мои родители (мама в те годы еще училась в школе, а папа - в университете и в аспирантуре) принадлежали именно к такой среде, и то, что описывают Вайль и Генис, несомненно должно было отразиться на их жизни, повлиять на формирование их взглядов, а потом по наследству перейти ко мне. И поэтому некоторые главы были мне не просто интересны, они касались непосредственно меня. Я выросла на Высоцком и бардовской песне, на сто раз пересмотренных советских комедиях; в книжных шкафах у нас до сих пор стоят самиздатские книги (набранные вручную на печатной машинке!), в том числе «Мастер и Маргарита» Булгакова (1966 год!); мне гораздо ближе походная романтика 1960-х, чем современные цветы-свечи-ресторан, потому что такую культуру мне привили с детства. И думаю, это касается не только лично меня. Стругацкие, которых мы в детстве перечитали вдоль и поперек! А этот культ науки, который до сих пор существует в семьях шестидесятников! Все осталось, все здесь, рядом, стоит только руку протянуть! Вайль и Генис приоткрыли окошко в этот мир, в котором росли и формировались наши родители, и таким образом объяснили кое-что и про нас самих.

В последней главе-эпилоге авторы книги в некоторой степени постулируют концепцию спиралевидного развития истории, находят отзвуки одного и того же в 60-х годах XX, XIX и XVIII веков. А если присмотреться с точки зрения современности, то эти отзвуки легко можно найти и в 2010-х годах (до 2060-х годов нам еще только предстоит дожить, тогда и сравним столетнюю разницу). Некоторые сегодняшние события являются прямыми наследниками событий 1960-х годов. Например, правозащитное движение. Читаешь:

«Юридическая литература стремительно исчезала из магазинов и библиотек. Бестселлером был «Уголовно-процессуальный кодекс». Правозащитники сражались на территории противника, пользуясь его собственным оружием...»

Ничего не напоминает? Мне сразу в голову пришло чтение вслух Конституции на Арбате, листовки «Как вести себя в случае задержания», раздаваемые на митингах в начале 2010-х годов, движение наблюдателей, штудировавших законы о выборах, и много другое. И это лишь один пример, а можно найти сотни! Читаешь и детали паззла с громким щелчком встают на свое место, собираясь в единую картину, и скоро начинаешь гораздо лучше понимать, почему то-то и то-то происходит сейчас, откуда у всего этого ноги растут. Это книга передает дух 1960-х годов, тот дух, который с некоторыми вариациями существует до сих пор (пусть мы уже считаемся официально не советскими, а российскими «человеками»), и совершенно потрясающе, что Вайлю и Генису удалось передать нечто настолько эфемерное печатным словом!

sireniti
sireniti
Оценил книгу

"Русская кухня в изгнании" меня ни поразила, ни разочаровала, даже не рассмешила. Так, видимо, бывает, когда от книги ждёшь много... сама не ведая чего. Она и правда интриговала меня года два. И вот вожделенный момент чтения... и просто книга со сборником рецептов, которые запросто можно встретить в газетах и журналах довольно таки часто.  
А еще мне не понравилось снисходительное обращение авторов к читателю. Я понимаю, что не  всегда солю-перчу блюда по правилам, бывает, забываю добавить какой-то ингредиент, но мне неприятно, что из-за этого кто-то может меня считать чуть ли не блаженной ( и религия здесь ни при чём).

А так,в общем и целом, довольно таки неплохой сборник, особенно для начинающих хозяек. Расписано, расставлено по полочкам, приукрашено метким словцом. Встречаются блюда простые, но есть и посложнее. Упоминаются и другие кухни, так как в современном мире давно идёт уже слияние их.  Вот только, опять же, о других культурах авторы не особо благосклонно отзываются, иногда насмехаются, что не красит это их.

Ну и кое что новенькое для себя я узнала. Например, вот отрывок из меню одного из дореволюционных ресторанов:

...щеки селедок (это самое ценное, на одну тарелку шло более тысячи селедок).
Вторая перемена:
лосиные губы,
разварная лапа медведя,
жареная рысь (всегда ценилась на Руси за белое мясо).
Как вам?)))

"Нельзя унести родину на подошвах сапог", нельзя жить в стране, которая дала тебе приют и плевать в её, ну пусть будет гамбургер, нельзя ... Ой, да чего это я разбубнилась, на дождь глядя? Нормальная книга. Читайте, изучайте рецепты, радуйте близких.  Надеюсь, вам понравится больше.