«Рубаи» читать онлайн книгу📙 автора Омара Хайяма на MyBook.ru
image
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.53 
(77 оценок)

Рубаи

49 печатных страниц

2009 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Аренда книги
35 руб.

Доступ к этой книге на 14 дней

Чтобы читать онлайн 

или возьмите книгу 
в аренду

Оцените книгу
О книге

Имя персидского поэта и мыслителя XII века Омара Хайяма хорошо известно каждому. Его четверостишия – рубаи – занимают особое место в сокровищнице мировой культуры. Их цитируют все, кто любит слово: от тамады на пышной свадьбе до умудренного жизнью отшельника-писателя. На протяжении многих столетий рубаи привлекают ценителей прекрасного своей драгоценной словесной огранкой. В безукоризненном четверостишии Хайяма умещается весь жизненный опыт человека: это и веселый спор с Судьбой, и печальные беседы с Вечностью. Хайям сделал жанр рубаи широко известным, довел эту поэтическую форму до совершенства и оставил потомкам вечное послание, проникнутое редкостной свободой духа.

читайте онлайн полную версию книги «Рубаи» автора Омар Хайям на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Рубаи» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Ирина Евса

Год издания: 

2009

ISBN (EAN): 

9785699373406

Объем: 

88656

Правообладатель
17 353 книги

Поделиться

OlgaKrivosheeva

Оценил книгу

Честно говоря, не особо я люблю стихи и поэзию. Из этого жанра осилила и полюбила только Данте Алигьери - Божественная комедия и Омар Хайям - Рубаи .
На первый взгляд можно подумать, что Рубаи - сборник незамысловатый, говорящий читателю о жизни без хлопот, якобы не о чем волноваться, пока в жизни есть вино, распутницы, веселье.
Рубаи - сборник четверостиший, скрывающих в себе серьезные духовные откровения.

"Что там за ветхой занавеской тьмы? Запутались умы.
Когда же с треском рухнет занавеска, увидим мы, как ошибались мы."

Автор, через праздные символы и образы, говорит о самоотверженной свободе личности, осуждает ханжество и лицемерие. Понравилось с каким жизнелюбием это изложено.
Название рецензии - мой любимый отрывок. На мой взгляд, автор этой фразой хотел показать, как опьяняет жизнь своей многогранностью, как легко поддаться во власть пустого счастья, ведь истина - она одна, для каждого она своя, и не важно кто и в чем ее найдет, главное не потерять свою радость жизни, свою свободу от царя и бога, свою личность и человека внутри себя.
Книга небольшая, особо и сказать то нечего, просто почитайте.

Поделиться

Zhenya_1981

Оценил книгу

Арабский язык, к сожалению, я так и не выучил, хотя в школе мучил его месяца три. Арабский и Иврит происходят из одной семитской группы языков и имеют много общих корней. Поэтому по наивности я думал, что имя Омар происходит от ивритского корня "сказать", а фамилия Хайям - от корня "жизнь". Но садясь писать эту рецензию, я с удивлением обнаружил, что хоть свои научные труды Хайям и писал по-арабски, его родным языком был фарси. На нём он писал стихи и на нём же ему была ему дана бОльшая часть его длинного и сложного имени. А на этом древнем языке Омар - означает "процветающий", а Хайям происходит от ремесла отца - палаточник. Не знаю, был ли я готов сейчас принять этот лингвистический удар судьбы. Для меня Омар Хайям навсегда останется "говорящим за жизнь". Другими словами - мудрецом.

Недавно наткнулся на утверждение, что Омар Хайям - это певец гедонизма. Это показалось мне несправедливым, и я достал из книжного шкафа купленный в юности томик, скромно прячущийся в заднем ряду полки с поэзией. И хоть томик и оказался, волею Аллаха за другими книгами, сам автор занимает место в первом ряду моих любимых поэтов.

Шейх блудницу стыдил: «Ты, беспутница, пьешь,
Всем желающим тело свое продаешь!»
«Я, — сказала блудница, — и вправду такая,
Тот ли ты, за кого мне себя выдаешь?»

Для начала несколько слов о самом Омаре Хайяме. Пускай нас не вводят в заблуждение сотни четверостиший о праздности и пьянстве. Это - его альтер-эго, лирический герой. Сам Хайям был человек занятой и вполне трезвый. Великий математик, написавший множество алгебраических трактатов, астроном, разработавший наиболее точный из существующих солнечных календарей, духовный наставник Великого Султана, философ, блестяще окончивший курс медицины, специалист по мусульманскому праву. Этакий Ломоносов Востока, который вместо од, балуется рубаи. Вот несколько из его полуофициальных титулов: Имам Хорасана, Ученейший муж века, Доказательство Истины, Знаток греческой науки, Царь философов Востока и Запада.

При жизни его знали только как выдающегося ученого, поскольку свои афористические стихи он писал в стол. В его случае это уж совсем образное выражение поскольку, во-первых, не факт, что тогда были столы, а во-вторых, несмотря на все вышеперечисленные титулы, Омар Хайям постоянно переезжал из города в город. Происходило это как по обычаю того времени, когда учёные кочевали ища массы, в которые нужно нести науку, так и из-за интриг своих многочисленных врагов из среды правоверных, не прощавших Хайяму богохульство и вероотступничество.

Ты к людям милосерд? Да нет же, непохоже!
Изгнал ты грешника из рая отчего же?
Заслуга велика ль послушного простить?
Прости ослушника, о милосердный боже!

Тематика четверостиший Хайяма с одной стороны крайне ограничена, а с другой - всеобъемлюща. Несправедливость и жестокость неба, рок и судьба, любовь и дружба, мудрость и глупость, вечность вселенной и скоротечность человеческой жизни, красота мира и вино, вино, вино. Вот, пожалуй, и всё. Составителям моего издания пришлось немало потрудиться распределяя стихи по разделам, ведь в большинстве четверостиший перемешаны несколько из вышеперечисленных тем.

Всё это вечные вопросы. Они занимают нас и сегодня, девятьсот лет спустя. По какой-то извращенной ассоциации многие стихи Хайяма напоминают мне своей тематикой, афористичностью, юмором другого "философа" и мастера четверостиший - Игоря Губермана.

Один из главных мотивов Хайяма - уподобление высших сил гончару, лепящему глиняные сосуды из праха бывших людей. Таким образом, человек сегодня - сосуд, наполненный душой, а завтра - сосуд, наполненный вином. Получается круговорот праха в природе. Хайям стоит на перекрёстке западной и восточной культур. С одной стороны - западная категоричность, полярность добра и зла.  С другой - восточная концепция гармонии, инь и ян. Поэтому человек у Хайяма - сначала огонь, мерцающий в сосуде, а уж затем сосуд, в котором пустота (или вино). Вроде и то, и другое, но не одновременно.

На застолии рока халва есть и лук,
Наслаждения встреч не полны без разлук.
Если встретится день, преисполненный счастья,
Горечь ночи замкнет этот суточный круг.

Возвращаюсь к гедонизму. Что такое гедонизм? Учение, согласно которому удовольствие является высшим благом, ценностью и целью жизни. К этому ли призывает поэт? Да, иногда. В некоторых рубаи. Но если посмотреть на рубайат в целом, то легко увидеть, что Хайям воспевает мудрость, познание, дружбу и, самое главное, свободу. Наслаждения жизни - вино, женщины, музыка - олицетворяют внутреннюю свободу человека. Свободу, которую великий учёный противопоставляет окружающим его реалиям - лицемерию власть имущих, религиозному ханжеству и догматизму, требующим от людей рабства в обмен на загробный рай. Рая и ада нет - провозглашает Хайям! Значит ли это, что человек волен делать, что ему заблагорассудится? Отнюдь. Ад и рай - внутри нас.

«Ад и рай — в небесах» — утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай — не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай — это две половины души.

Зачастую призывы Хайяма звучат как гимн дерзкой распущенности и гедонизма, но на самом деле это призыв к человечеству взять на себя ответственность за своё счастье и счастье других людей.

Есть мнение, что Хайям вообще не писал стихов или написал лишь малую долю того, что сегодня ему приписывается. Хайяму легко подражать, пародировать. И многие будущие оппозиционеры, ученые, поэты на протяжении веков подпольно прикрывались его именем. Делает ли это Хайяма меньшим поэтом? Напротив! В этом и есть его сила - он нашёл стиль, темы, слова. А остальное уже дело техники.

Советы его - принять этот мир таким, каков он есть, ни о чём не заботиться, а жить сегодняшним днём - для меня пока что неисполнимы. Но я чувствую умиротворение от осознания, что для кого-то это возможно, а значит - не всё потеряно!

«Надо жить — нам внушают — в постах и труде.
Как живёте вы — так и воскреснете–де!»
Я с подругой и с чашей вина неразлучен –
Чтобы так и проснуться на Страшном суде.

Поделиться

satanakoga

Оценил книгу

Всё, что ты в мире изучил, - ничто,
Всё, что слыхал и говорил, - ничто,
И всё, чему свидетель был, - ничто,
Всё, что так дорого купил, - ничто.

Ну и как писать рецензию на рубаи, если всё - ничто?
В любом случае, сборник замечательный. Красивое издание, хорошая подборка. Подойдёт и для подарка, и для поэтического гадания, да и просто для перечитывания. Мудрость же имеет свойство выдыхаться, а тут полистаешь, напитаешься снова ею, вскинешь гордо голову, ух.
Некоторые рубаи подойдут для словесно-сетевых баталий. Почувствуйте разницу между грубым "сперва добейся" и изящным рубаи

Внимаю я твоим укорам, как слову злобного навета, -
Безбожником меня зовёшь ты, гулякой,
поношеньем света.
Я признаю: ты прав, я грешен, но на себя взгляни сначала,
Скажи по правде: ты мне разве достоин говорить всё это?

Если попытаться выделить какие-то общие темы сборника, то это фатализм, суета-тщета бытия и печаль по поводу скоротечности жизни.
Пей, мол, и ты забудешь, что живёшь так мало, так скудно, так нелепо, и что моргнуть не успеешь, как из твоего праха налепят кувшинов, а фиалка твоего сердца неотвратимо увянет, эх.
Пей, ведь таким тебя создал бог, и от его великого замысла не отвертеться, а если он не хотел, чтобы ты пил-гулял, то почему же не подкрутил в своём творении пару винтиков?
Пей, ибо только под хмельком человек в состоянии выносить тяжесть этого небосвода, несправедливость его и мрак.
Что же, насчёт божьего замысла я бы поспорила. Этак какой угодно маньяк будет рассказывать, что его таким создатель придумал и допустил его существование, что поделать, такой вот он. Ну нет. Если бы я верила в божественное творение, то я бы считала, что он всего-то создал возможность ошибаться, грешить и быть хорошим или плохим - на выбор. Но выбор всегда - лично твой, человеческий.

Что каяться? Решило предвечное вчера,
Чтобы сегодня этак ты поступал с утра.
Решать, чем будешь завтра, - бесплодная игра:
Всё "завтра" жизни нашей наметило "вчера".

Ну и с кромешным пьянством тоже поспорила бы, потому что всё так, но я столько не выпью, чтобы мой небосвод всегда терпеть с блаженной улыбкой. Нет, оно помогает, но ненадолго, сами знаете, небось.

Пока твой не смешали с гончарной глиной прах,
Пока другим не служишь ты кружкой на пирах,
Пей сам скорее, чаще! Про ад и рай забудь...
Нет времени нам думать о всяких пустяках

Но я всё же думаю, что в рукавах хайямьего халата скрыта табличка "Сарказм". Святош и лицемеров он своими рубаи ёрнически подкалывал, а человека разумного учил жить сегодняшним днём, получать всё, что можешь получить именно сегодня, да с огоньком чтобы, без кислых мин и излишних тягостных раздумий.
Слишком мало мы живём на этом свете, чтобы тратить время на печали по поводу того, как мало мы живём на этом свете.

Развеселись!.. В плен не поймать ручья?
Зато ласкает беглая струя!
Нет в женщинах и жизни постоянства?
Зато бывает очередь твоя!

Поделиться

Еще 1 отзыв
Вино очень приятно; все съедобное в мире, как жирное, сладкое, так и кислое, таково, что его нельзя съесть сверх насыщения, а если съешь больше, то человеческой природе становится противно, а вино как много ни пьешь, только больше хочешь. Человек не насыщается им, и человеческой природе оно не противно, потому что оно – царь напитков. В нем много пользы для людей, но его грех больше его пользы. Мудрому нужно пить так, чтобы его вкус был больше греха.
1 апреля 2021

Поделиться

Укрась вином мелькание страниц.
1 апреля 2021

Поделиться

Под небесами счастья нет, и мир устроен так: Не торопился б он сюда, коль сам себе не враг.
2 декабря 2020

Поделиться

Еще 52 цитаты

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика