Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
178 печ. страниц
2019 год
16+

Перламутровый монстр
Авантюрный роман
Наталья Патрацкая

© Наталья Патрацкая, 2019

ISBN 978-5-0050-4052-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Сияло солнце майскими лучами. Молодая ажурная зелень деревьев давала тень. Во дворец приехала Виктория Львовна на белом лимузине. Она как хозяйка заехала в гараж, оставила в нем машину и, похлопывая рулончиком бумаги по белым ажурным сапогам, появилась передо мной в мастерской на третьем этаже дворца.

Виктория Львовна остановилась у окна с видом на море.

– Лиана, привет, родная! Что-то тебя нигде не видно и не слышно.

– Виктория Львовна, здравствуйте! Извините, совсем я приклеилась к дворцу, пишу картины и никуда не выезжаю.

– Ты мне скажи, почему у тебя нет детей?

– Трудно мне, Виктория Львовна, ответить на этот вопрос.

– Поподробнее, пожалуйста, мне становится интересно!

– Для исповеди пойдемте в картинную галерею, там кресла хорошие и еду туда нам принесут.

– Темнишь, Лиана, или время тянешь, ну что ж, пойдем.

Две высокие блондинки спустились по центральной лестнице в картинную галерею. Виктория Львовна давно здесь не была, она села в кресло и стала смотреть на картины.

– Лиана, здесь стало значительно красивее и картин больше!

– Добавлены мои работы, да и ремонт был недавно.

– Вкус у тебя отменный. Я приехала по делу, мне надо разработать дизайн дома.

– Я с радостью этим займусь! А что за дом строите?

– Строю себе дом с новейшими удобствами.

– Здорово! А где он будет расположен? Какая местность?

– Дом будет стоять на окраине Кипариса с видом на море. Лиана, а где исповедь?

– Виктория Львовна, мы пойдем к причалу, я покажу Вам Ваши владения.

– Ты меня и путешествовать заставишь?

– Вы давно были на винном заводе? Нет? И туда надо заехать.

– Юлишь и уходишь от ответа.

Мы поднялись по трапу на яхту. Когда яхта проплывала рядом с диким пляжем, я показала на пляж и сказала:

– Вот то место, где был снят фильм «Любовь на пляже».

– Что за чушь? Это короткометражный фильм для взрослых, – возмутилась Виктория Львовна. – Тогда зачем ты вышла замуж за моего родного брата?

– А кто Ваш брат?! – искренне удивилась я.

– Ты что, не знала, что Илья Львович – мой брат по отцу? – в свою очередь удивилась Виктория Львовна.

– Мне об этом никто не говорил, ни единым словом не обмолвился. И Илья Львович, когда Вас разыскивал у графа Павлина, не говорил, что Вы его сестра. Хотя я слышала, что Илью называли Вашим сводным братом, но не братом по отцу.

– Вот что такое настоящие семейные тайны! – с гордостью сказала Виктория Львовна.

– Можно, я расскажу Вам свою тайну после того, как мы посетим винный завод? – спросила я.

– У меня, похоже, нет иного выхода, как посетить сей заводик.

Мы прошли на территорию заводика. Виноградник за изгородью излучал изумрудную энергию, он притягивал взгляд. Виктория Львовна остановилась и посмотрела на кустарники.

– И почему я не агроном? Работа на воздухе: ходи и загорай.

– Виктория Львовна, здесь есть магазинчик местного вина…

– Ты мне еще про магазин расскажи, да я здесь продавщицей работала, когда меня граф Павлин увидел!

– Простите, я не знала.

– Вот я графу Павлину и родила дочку из-за этого виноградника! Гуляли мы с ним по винограднику, потом на яхте катались, она у него тогда еще совсем новая была, – вздохнула Виктория Львовна. – На самом деле, я знаю точно одно: что Лиза – моя дочь, а Марина – сестра Тора.

– Мы с Павлом купили в этом магазине бутылку вина, он ее выпил один, а на пляже он так опьянел, что ударил меня об камни пляжа так, что я была в бессознательном состоянии. Над нами летал настоящий аист.

– Не ожидала такого от Павла! А дальше? – заинтересованно спросила Виктория Львовна.

– Виктория Львовна, с Вашим мужем, графом Павлином, у меня ничего не было.

– А за какие такие твои качества он отвалил тебе дворец Павлина?

– Сама удивляюсь, я картины писала во дворце, а он говорил, что от моего присутствия ему легче становится.

– Похоже на него, то он изверг, то щедрый.

– Да, я боялась Павла. Однажды меня срочно вызвал граф Павлин, но обманул: он мои картины поставил с наружной стороны ворот. Мне стало плохо. Я отдала браслет, им подаренный, таксисту Андрею и уехала к себе домой. Я заболела, мне прошлось прервать беременность – это моя самая большая глупость. Отцом ребенка на тот момент мог быть только Паша, но он об этом так и не узнал. А граф Павлин опять меня вызвал к себе, а потом был неудачный полет с ним на самолете, потом он умер. Я двое суток спала.

– Это я уже помню. Значит, от дозы снотворного ты на два дня уснула, потому что была в ослабленном состоянии?

– Сама не знаю. Я решила себя восстановить.

– Это все видели, что ты стала красивее. А что мне с Павлом делать? Мы с ним поженились! Ох, голубушка, не хотела я об этом говорить, но раз такое дело – раскололась.

– Простите его, меня и себя!

– А ничего другого и не остается, он мне нужен. Что мы моему брату Илье Львовичу скажем?

– Что он бесплодный.

– А ты неглупая, так и скажем. А наследница у меня уже есть. Пойдем к яхте, а то стоим у виноградника.

Вернулись дамы на яхте к пристани дворца.

На пристани стоял детектив Илья Львович Мусин.

– Какие люди: сестра и жена на одной яхте!

– А мы такие, – сказала Виктория Львовна и пошла во дворец.

Илья Львович взял под руку меня и сказал:

– Вы озабоченные обе какие-то! Что произошло?

– Ездили смотреть виноградник. Почему ты мне никогда не говорил, что Виктория Львовна – твоя сестра по отцу? А сегодня вы оба об этом сказали?!

Илья Львович посмотрел на меня отчужденным взглядом и спросил совсем о другом человеке, не отвечая на поставленный вопрос.

– Илья, я все только что рассказала госпоже Виктории Львовне.

– Понятно, что ничего не понятно, повтори суть вашего разговора.

– Не могу.

Виктория Львовна остановилась у старого каштана, ожидая, когда мы ее догоним.

– Родственники, проводите до машины, я домой поехала.

– Идем, сестричка, проводим до машины.

Уехала Виктория Львовна, а надо мной нависло молчание Ильи Львовича.

– Илья Львович, виновата я перед тобой!

– Это уже лучше. Не продолжай. Я все знаю. Я прослушиваю твой мобильный телефон, в него я встроил жучок.

– А сказал, что аккумулятор сменил, теперь ты точно заменил графа Павлина по всем параметрам, – сказала я и невольно отошла от него.

– Не продолжай, я все равно люблю тебя. Прослушивать тебя я больше не буду. Не хочу. Пойду в бассейн, не ходи за мной, – сказал Илья Львович и резко ушел от меня.

Виктория Львовна внесла в новый дом перья павлина. Вскоре перья принесла и я.

– Лиана, а зачем ты мне принесла перья павлина?

– Виктория Львовна, да эти перья – Ваш герб! А Вы что, не знали?

– Нет, граф Павлин говорил, что перья – это антенны в его радиопередатчике.

– Я нашла герб графа Павлина, когда делала ремонт во дворце, в гербе есть перо павлина.

– Граф Павлин на самом деле был графом? – удивилась Виктория Львовна.

– Да, и с богатой родословной, – ответила я.

Зашла Виктория Львовна в комнату графа Павлина, с нервной дрожью толкнула вазу с букетом из перьев павлина, прятавших в себе старую антенну, и дворец Павлина взорвался вместе с ней. Так осуществилась последняя месть ее личного партнера по жизни графа Павлина.

Илья Львович стал пересматривать номера телефонов в своем мобильном телефоне и искать Лиану. Он нашел ее у Павла. Они работали вместе с Юрой в одной фирме.

Я, услышав голос Ильи Львовича, вдруг успокоилась и поняла, что зря металась, срывая нервы в разных местах. Мне нужен Илья Львович! Он – хранитель моего спокойствия! Я, обидевшись на Викторию, уехала к своим родным, но там мое место было занято. Паша ехать в Кипарис отказался, он втянулся в свою работу и не хотел больше ничего.

Я сама поехала к Илье Львовичу. Новости о взрыве во дворце я встретила с полным спокойствием, сквозь которое поняла, почему мне было так плохо!

– Илья Львович, прости, я не знала о гибели Виктории Львовны, но мне было невыносимо плохо! Я как чувствовала то, что происходило с дворцом. А где картины?

– Они повреждены, а точнее от них мало что осталось.

– А служащие дворца и птицы, они живы?

– У поваров был отгул. Один павлин жив.

– Спасибо и за это. Так ты говоришь, хочешь продать эту взорванную землю? И есть покупатели?

– Сережа с Тоней.

– Они идут по следу и отбирают то, что было у графа Павлина.

– Ты права. Возникает вопрос, что связывало графа Павлина и Тоню?

– Хороший вопрос!

– Лиана, я люблю тебя!

– Верю, Илья Львович, верю, но я не верю, что взрывы закончились.

– Я вызвал минеров, но они не улавливают, есть странные помехи.

– Это граф Павлин сердится!

– Ты так думаешь?

– Он был великий человек, я чувствовала его биологическое поле, ему со мной становилось лучше, и когда я уснула от снотворного, он умер.

– Ты права, Лиана. А ты не боишься посмотреть на место дворца, на то, что осталось от взрыва?

– Илья Львович, можешь мне поверить, что все будет хорошо. Но землю продавать нельзя!

– Если ты так говоришь, то я не продам землю. Но что на ней делать?

– Пока не знаю. Надо вызвать археологов, пусть копают глубже, а заодно мы корректно откажем Тоне, мол, земли государственной важности и продаже не подлежат.

– Умница ты моя! – воскликнул Илья Львович и захотел обнять жену, но она потеряла сознание.

Я очнулась в одном из номеров пансионата, куда меня отвез Илья Львович. Рядом со мной сидела врач.

– Что случилось? – спросила я.

– Лежать, голубушка, лежать, у Вас сильное истощение нервной системы, мы Вас подлечим и вылечим.

Рядом со мной всегда сидела врач или медсестра пансионата, меня одну в палате несколько дней не оставляли. Илья Львович приходил, улыбался, разговаривал ни о чем, приносил нечто вкусное и уходил.

Паша скучал от одиночества дома. Он сделал для себя вывод, что привык быть в большой работе и быть начальником! А здесь, в малой фирме, он был дважды подчиненным. Он подумывал о том, что зря отказал Илье Львовичу, а отказал из-за элементарной ревности. Паша позвонил Илье Львовичу. Мусин ответил, что с Лианой плохо, что она лежит в пансионате. Паша отпросился у своего начальника и поехал в Абрикосовку.

Я отворачивалась от сиделки и думала о Виктории Львовне. Такие мысли меня угнетали, тогда я стала подниматься, улыбаться Илье Львовичу, улыбнулась я и Павлу, когда он появился на пороге номера. Павлу не сразу разрешили со мной говорить, вначале его пригласили в кабинет директора пансионата – к Илье Львовичу.

Илья Львович и Паша открыли первое производственное совещание после смерти Виктории Львовны. Илья Львович предложил Павлу руководство всей недвижимостью. Паша дал свое согласие на предложение. Они пожали друг другу руки.

Илья Львович спросил:

– Паша, что произошло с Лианой?

– Она опять сбежала домой, но у нее жизнь дома не сложилась, и она пришла ко мне с одной сумочкой.

– А ты ее и пожалел?

– Да, не прогнал, неделю она жила в нашей квартире, но спали мы врозь.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
257 000 книг 
и 50 000 аудиокниг