Читать книгу «Жопландия. Вид Сбоку (сборник)» онлайн полностью📖 — М. А. Щепоткина — MyBook.
image

М. А. Щепоткин
Жопландия. Вид Сбоку

Жрать, спать, трахаться? – Животное.

Внутренний комфорт? – Человек.

Достигли, а… Стоп… а Истина дороже?!

Вы… Вы Святой.

Спасибо – спасибо, что заинтересовались, НО…


Вчера

 
Запретила Дума мат.
Ну, а как же «депутат»?
Запрещать, так запрещать.
Депутат – всё та же б-дь.
 

Вы, конечно же, не поверите, но – но, есть – есть ещё среди наших чиновников – среди чиновников, среди депутатов – чиновники и честные – да. Я, признаться, и сам – в этакое-то! – и сам не верил, а… а вот вчера! – вчера убедился. Рассказываю.

Прихожу я, значит, со своею… О двух неделях хождения до – до вчерашнего – я, понятно, как о само собою разумеющемся, умалчиваю. Так вот. Прихожу я, значит, со своею слезами укапанной челобитной – в смысле с предложением – к вроде б как нашему, к вроде б как избранному, к вроде б как депутату – очень – очень, если по горизонтали, большой человек. Прихожу часа… Всё как полагается… часа три – благо, что секретарша с… с формами – часа три в приёмной, снизошёл – вызывает. «З-здравствуйте» – это я – я, ему – не получилось – переволновался. Не из-за секретарши, нет – вообще. «Что у Вас?» – головы не поднимает, пишет – Цезарь – всё успевает – пишет что-то. Разрешите, говорю, представиться: я, записывать не обязательно, такой-то, такой-то, денег – понимаю – денег не прошу, если бы, всё гораздо – гораздо хуже, да-да, именно, прошу об участи, но – зато – зато людям – Вашим непосредственным – польза, мне – вроде б как тоже – постольку поскольку Вам – о всех о нас неусыпно пекущемуся – моральное удовлетворение. Минут… минут, наверное, двадцать – минут двадцать, если не больше, пред ним распинался. Сколько… Недели две – две, две недели! – пока ходил – обороты заучивал. Сколько слов – сколько слов! – слов, между прочим, и трудновыговариваемых тоже – из себя если и не с первого, то уж со второго раза точно по… пона… выговорил. Сколько… На двадцать первой – на двадцать первой или около – на двадцать первой или около заметил. Так ведь заметил – б-дь этакая – не в том смысле, что, дескать, согласен – давай попробуем – сей смысл, судя по всему, ему незнаком – а заметил – пекущийся-то наш – а заметил в том смысле, что не барское, понимаешь ли, это дело и вообще: «У меня – у народного – голова не дом советов, у меня – подавляющим большинством голосов избранного – таких как ты тысячи, а тут… Ох… а тут ещё телевизионщики к заместителю, к помощнику». Что ж, думаю, ладно – хрен с тобой – к помощнику, так к помощнику – иду до помощника. Ну, и что? – что бы Вы думали? Захожу… Сразу! – сразу принял! Захожу я… Почему сразу? – сейчас – потерпите. Захожу я к этому самому… Чтоб его… к этому самому заместителю – захожу я… Чтоб его ещё раз… к этому самому помощнику – захожу и… Верите? – не успел. Не успел я – я, столь коварным образом вдруг обнадёженный! – к этому самому заместителю – к этому самому помощнику в ноженьки – ну, а иначе как? – в ноженьки бухнуться, как он – он, столь коварным образом меня и обнадёживший – вот так прямо мне и заявляет: «Пятьсот тысяч – пять-сот, а иначе – а иначе», – говорит, – «я не то что пальцем», – мне в нос указательным тычет, – «с меня», – говорит, – «даже волосинка – даже волосинка и та – за здорово живёшь-то – и та не упадет», – и… и в глаза, в глаза мне зырк-зырк и не моргает. Смотри, дескать, какой… Нет, ты смотри!.. какой я честный. В общем… В общем, поверил… Зырк, и не моргает!.. поверил я ему. Да и… Нет. Ну… ну, Вы посудите, посудите сами. Как?! – как мне было не поверить, когда он – помощник – когда он наполовину лысый! – заметьте – наполовину. Ошарашенный – пристыженный столь… столь невиданной, столь… столь неприкрытой честностью – честностью, как Вы, конечно же, и в самом деле заметили, возведённой в принцип! – плетусь к себе, плетусь до дома, плетусь до дома, дабы – дабы осознать – дабы пережить ту мысль, что – что для такого честного – что для такого наичестнейшего человека – в принципе, в принципе – а… а найти – всего-то! – найти, насобирать «пять-сот» – я, знаете ли, и «чего пятьсот?» – а мне всё одно – и «чего пятьсот?» не стал спрашивать – у меня, увы, получится лет этак… лет этак через те же пятьсот.

Прихожу домой – душ, ужин, телевизор… Не до шуток – будет – не до шуток далее. Телевизор, в телевизоре депутат – он – тот самый. Вернее… Как бы это?.. Голова – всё остальное – а всё остальное, извините, это на букву «Ж» – очень даже возможно, что и не поместилось – голова в телевизоре. То ли… то ли голова, то ли… И как это, интересно, я раньше – странно – раньше не заметил. Телевизор он… Телевизор, телевиденье… он, наверное, будучи порождением чистого, будучи порождением без примесей эмоций разума – разума технаря – создаёт представления куда как более – в отличие от созерцания непосредственного – куда как более действительности соответствующие. Две трети – и это, внимание, как минимум! – две трети этого самого «то ли» – то ли головы, то ли чего ещё – щеками – о, ужас – щеками заросло. О шее – вернее, об её отсутствии – я, понятно, ввиду этой самой шеи отсутствия, уж и не заикаюсь. Так вот. Вывалил. А по-другому, пожалуй, здесь и не скажешь, пекущийся наш всё, что там у него поверх окостенелости наросло, вывалил и… А вообще – если подумать – то для депутата – для депутата любого – голова предмет… Да тут и думать нечего… голова предмет необязательный – нет, необязательный. Заседалище – вот. Главное – судя и по нашим законам тоже – заседалище пошире. Так вот. Вывалил, значит, пекущейся наш все, что там у него… Нет – не знаю. Думал-думал, думал-думал, а… а как назвать, не знаю. Что-то… что-то мягкое, что-то… что-то важное и… И мягкое, и важное, и… и непонятное одновременно. Имидж – имидж, наверное. В общем, вывалил он… Вывалил, как я понял, впрямую – не в записи… имидж свой – семьдесят два по диагонали, неприкосновенный на весь экран, вывалил, поднапрягся, поднатужился и давай, и давай с коррупцией бороться. Щечищами трясёт: доколе, мол, можно, воруют, давайте что-то делать, мы, депутаты, тоже, да-да, и мы, мы ого-го, не сидим, уж вы мне поверьте – не сидим, сложа руки. Вот насчет того, что они, депутаты, тоже – тоже воруют – я, в общем-то, не сомневаюсь – нет, не сомневаюсь. А вот насчет рук! – а вот насчёт рук, извините, есть – есть у меня несварение. Ну… ну, где?! – где, где это видано? – где, где это слыхано, чтобы депутаты! – депутаты!!! – и… и вдруг руками. Не головою – то ли есть, то ли нету – не заседалищем – то ли мандатом, то ли местом в парламенте наречённым, а… а руками!!! Хотя… хотя, кто их знает, может… может, где и руками. Под стол – или что там у них – под стол-то к ним – к шалунишкам нашим – не заглянешь. А вообще – как это понимаю я – уж пусть они… Шалунишки-то… уж пусть они лучше руками – уж пусть они лучше руками, чем головой. Ведь, согласитесь, у них – у депутатов – мозги… Ах, да – виноват. Мозги – мозги это когда много. Ведь, согласитесь, у них – у народных-то – моз… Мозгулинка… мозгулинка только в одном… Одна на всех – та, что за слюновыделение отвечает… только в одном направлении и шевелится – в направлении желудочно-кишечного тракта. Так, коли всё настолько, может… Предложение. Может, как Вы считаете, её того? – зелёнкой? Засохнет – точно – точно Вам говорю лучше – лучше будет. Ну… Ну, невозможно! Как? – как дальше-то работать?! – и всё хуже, и хуже, и… Я, честно говоря, ещё там – у помощника – ещё там всё понял. Понял, что этот, прошу прощения, мордотряс – не от слова «лоб» – с этим, ещё раз, жопоголовым – не от слова «лысина» – с этим самым жопоголовым в засос! Я вот и завелся – ранее, знаете ли, не наблюдалось – и завёлся поэтому. Короче – а короче так. Кто, будучи отмороженным чуть-чуть менее – в запой, кто, будучи отмороженным чуть-чуть более – в террористы, ну, а я – будучи отмороженным в аккурат между – я в писаки, а то и… Вдруг не круглый… а то и в писатели. Может, как знать, ещё и в рифму – с такой-то Властью – и в рифму понасочиняю. Это, сдаётся мне, раньше: «Поэт в России…» Нет – не понасочиняю – а потому, что могу. Как это, не помню точно, писатели преуспевшие – преуспевшие, как правило, больше в лизоблюдстве, чем в творчестве – наставляют не преуспевших. Можешь не писать, не пиши? – не буду. По-назаписываю – если, разумеется, Господь пошлёт.

 
Выйду на сцену, закачу глаза.
Прочту стих, прочту два.
В чём моя Правда? – Самому б понять.
Ведь я могу – могу, я в силах не писать! –
не в силах не записывать.
 

Это, надо полагать, раньше: «Поэт в России – больше чем Поэт». А сейчас – при этих-то – а сейчас те, кто не поэты – и я, конечно же, не поэт ничуточку не менее – они, знаете ли, тоже – да – тоже поэты – тем и живём.

К слову. Чтобы оплатить – чтобы обеспечить один рабочий день одного депутата – депутата Государственной Думы, фермеру, это к примеру – фермеру необходимо вырастить, собрать и реализовать двести тысяч килограмм картофеля – двести тысяч килограмм картофеля!

Фото – http://prostoklevo.ru/fun_pictures/2555-prosto-pozitivnye-foto-za-11062012-147-kartinok.html К заметке «Вчера» – к заметке над – депутат на фото запечатлённый – на фото под – отношения не имеет.

Членистоголовые

 
Лес рук – в президиуме роща –
Избранники голосуют, на лбу кость важно морща.
Вопрос номер три – вопрос номер три утвержден.
Кто? – кто победит-то? – кит или… или засранец слон.
Долго молчал – всё – всё, не могу дольше.
Избранные вы наши – победит слон – у него уши больше.
Кто виноват? – оставьте потомкам.
Что делать с дураками? – вот вопрос –
кто-нибудь может ответить толком?
 

Депутатское кресло

 
Закон об усыновлении – завтра голосование.
Не до сна – не до сна депутату – у депутата заседание.
По морде – смотрите – до низа, до самого её края
Нога – из-за щёк – свисает сви…ная.
Уже нет – это была вторая.
Благо, что голова у депутата пустая.
Жевать, видно, некогда – работает без простоя.
К слову: сидя – вширь – в него поместилось бы больше, чем в него же стоя.
Всю ночь – всю ночь в народном кипела работа!
Урчало, пыхтело и булькало что-то!
Под утро несёт: расступись, пропустите!!!
Удостоверение? – депутата? – Вам без очереди – проходите.
Влетает – и вот – наконец – облегчение.
Но, что это?! – чуете? – депутатское решение?
И стул, и не стул – многовато – кресло.
То ли, депутат красит место, то ли, наоборот, место.
Как бы там ни было, а диагноз ясен:
Депутатства вирус – очень – ну, очень опасен!
Трудно – трудно по результатам внутрижелудочного мышления
Ожидать иного – скажем так, не пахнущего – тьфу! – не пахнущего решения.
 
 
Закон об усыновлении – вот вам и голосование.
Закон негодяев – это – лопапузые – ваше очередное – теперь уже пожизненное звание.
 

Фото – http://cu4eu.my1.ru/blog/kartinki_i_prikoly_foto_prikoly_foto_jumor_krasivaja_ehrotika/2014-02-08-34

Пусть не поэт

 
Пусть не поэт я – так – самоучка.
Пусть рифма моя – словно дворовая хромая сучка.
Что мне терять? – плевать на бдительность!
Вспорю! – раскроЮ словом своим корявым нашу действительность!
Хлынет дерьмо! – жрите, лакайте, в погонах твари!
И Сергея – Магнитского кровь – красная – вместо кетчупа Карри.
Нет – не поэт! – не скрыться, не спрятаться за гневом народным!
Но я и там – за решёткой – буду – я и там останусь свободным.
Ну, а сожмётся – свобода моя – до краёв, до размеров неподвижного тела,
Пусть кто-то скажет: Поэт – не иначе, умирать молодыми – обычное среди Поэтов дело.
 

Плохой


Итого:

 
Из мебели – подоконник, присел пожрать – только ложка.
В углу… В углу на гвоздике – кое-какая старенькая одёжка.
Ничего не поделаешь – отовсюду гонят, для всех плохой.
Всюду, куда ни ткнись – жопа, а я – Геморрой.
Ух! – ух как пахнуло смрадом презрения!
Это – не видать – там кто? – жопожители не случившегося испражнения?
А я вот не знаю – как? – как в жопе можно не бедствовать.
Если к ней – к поганой – целиком и полностью не подходить, целиком и полностью не соответствовать.
Так что, хорошие – учитесь – завидуйте! Я – плохой!
Да, да, по уши сам, но – но для неё – для жопы – уж никак не свой.
И если Владимир Владимирович Маяковский – он и сейчас – ассенизатор,
То я… Нет – я не Геморрой. Я – Клизма, заполучите – я Клизма ваша! – в обхвате, как минимум, земной экватор.
 

Снимки от 04.03.2012 – дата переизбрания Путина.

Чистосердечно-е

Вызывали? – гражданин следователь.

Щепоткин – М. А. – писатель не писатель, а человеческих душ (Ваш, можно сказать, коллега) инженер, инженер-исследователь.

Прежде, чем Вы… Спасибо, не курю… предъявите мне обвинение.

Я – Вы позволите? – я сам. Изменю – заклеймлю моё… Ух!.. Моё неправильное мнение.

И… Не перебивайте! Итак.

Всё – все, что мною было когда-либо написано, я – верьте – решительно – решительно осуждаю.

При упоминании… Извините. Всё-всё, отлегло. Приступами тошноты всё! – более не страдаю!

И в борьбу с коррупцией – да-да – ну, очень – очень мне верится.

Не сегодня-завтра главный коррупционер выйдет на Красную Площадь и… и как минимум застрелится.

А 06.05.2012 – пишите – видел. Видел, как старушка… Две… находясь, очевидно, под воздействием валидола…

Нанесла – орудуя, надо полагать, своей авоськой – нанесла многочисленные травмы бойцу ОМОНа.

И Грин-писевцев – ох, и вражины! – ваши, гражданин следователь, тоже – правильно арестовали.

Ну не дают! – не дают и всё тут – засрать то, что мы ещё не засрали.

Кстати!

Власть – гражданин следователь – я ни-ни – с говном её не мешаю.

Я, гражданин следователь, её – Власть – говном разбавляю.

Сказ о том, как кандидат от Партии Власти выборы однажды выиграл

Давно это было, недавно ли – неважно – значения не имеет. Главное, что было, а если и не было, то рано или поздно – а вот это как раз значение уже имеет – рано или поздно будет, будет обязательно. Приходит, значит, как-то раз – а если быть точным, то не как-то раз, а, скажем так, в день всепоголовного, типа, голосования – ни в чём таком… Ни в чём таком непотребном… ни в чём таком доселе не замеченная Бабуська – Бабуська как Бабуська: в правой руке палочка, в левой руке авоська, голос что «за», что «против» писклявый – на свой, в повестке на дом обозначенный участок – вроде б как избирательный. Приходит, берёт бюллетень… Бялютень… заходит в кабинку – голосование, как известно, у нас тайное, кто и как эти голоса подсчитывает – тайна не меньшая. Так вот. Заходит, значит, наша Бабуська в кабинку – заходит, очки на нос, нос в бюллетень и… Батюшки! Вот тебе и раз. И имя, и отчество, и фамилия – всё – всё сходится.

– Ах ты… Ах ты, паразит ты этакий! Ах ты… Нет, ну вы посмотрите – посмотрите на него. И он – и он туда же. Морда! – морда твоя бесстыжая! Тьфу!

Уж сколько раз – уж сколько раз она – старая – со своими заморочками – а заморочек, в особенности у стариков, в нашей жизни хватает – к этому паразиту ходила. Уж сколько раз – уж сколько раз она – горемычная – чего-то там – чего-то там, между прочим, по закону ей причитающегося – у этой бесстыжей морды просила. Сколько слёз пролила!

– Что?! Мало?!

Плюнула, слов вдогонку особо не выбирая, Бабуська в бюллетень ещё раз, плюнула другой, а как уж и вовсе полегчало, а как уж и вовсе отлегло: сложила сей бюллетень вдвое, прихлопнула ладошкой правой, прихлопнула ладошкой левой, разворачивает – будто и не было ничего. Чисто, сухо-только пятнышко. Только пятнышко, и то – смотрит Бабуська, на глазах улетучивается.

– Ха! Нет, ну вы видели? – вы… Что вода… Тьфу!.. Что вода с гуся. Хоть плюй… Дааа – верно говорят! Хоть плюй в глаза, а… Завтра – завтра же к Главному пойду! Уж он-то… Ишь! – растопырился! Уж он-то на тебя…

И вот на этом самом месте – и вот на этом самом словосочетании «на тебя» – вспомнила… Будто подсказал ей кто… Вспомнила Бабуська про свои с давным-давно истёкшим сроком годности анализы – уж скоро, как неделя – больше – по месту их изучения, носит – то воды нет холодной, то воды нет горячей, то где-то что-то там прорвало, и этого добра у них хватает и так, то что-либо ещё, но что-либо ещё из ряда вон уже выходящее – а сдать не может.

– Ну я тебе, паразиту, сейчас устрою. Я тебе сейчас… Ух, морда! Ты у меня сейчас получишь, получишь от меня «за». Ты… Будет, сейчас-сейчас, будет тебе сейчас и «за», будет тебе сейчас и «против».

Достаёт – пискля этакая – из авоськи коробок – спичечный-спичечный – достаёт, открывает, при… Ну не пропадать же добру!.. Прицеливается – прицеливается – прицеливается – прицеливается – да и… Есть! Как здесь и была. В аккурат напротив фамилии, в аккурат напротив имени, в аккурат напротив отчества столь ей ненавистной морды – в аккурат по центру, в аккурат к тому самому месту, в аккурат поверх квадрата для отметин – с запасом, конечно, всем его (этого коробка) содержимым – а всё его (этого коробка) содержимое страшно не только количеством – и приложилась.


Двадцать два ноль-ноль – пора. Участок на замок, содержимое урн из урн на стол, во главе стола Председатель, рядовые члены комиссии по бокам, чуть поодаль наблюдатели – начали. Бюллетенями зашелестели, губами зашевелили, наблюдатели наблюдают.

– Что-то… Что-то не пойму. Вроде б… Вроде б как…

– Ну воняет и воняет! Считай давай!

Прервал чьё-то… Чьё-то из числа просто членов… чьё-то очень – очень уместное замечание Председатель.

– И не забывайте! Чем мы – мы, стражники демократии – быстрее!.. Чем мы – мы, стражники демократии суверенной – правильнее подсчитаем, тем!..

А вот что будет тем, чем они подсчитают правильнее, и что будет им, если они подсчитают неправильнее, а – вопреки всем свыше ниспосланным наставлениям, вопреки всем свыше ниспосланным рекомендациям – просто-напросто правильно, и только рядовым членам участковой комиссии в очередной, в нелишний сто первый раз уразуметь, увы, так и не удалось, ибо вскрылась, ибо выявилась… «Выявилась» – это… это если не быть до неприличия точным… выявилась первопричина чуть было не сделанного очень и очень уместного замечания, и – ну, конечно – и вскрылась, и выявилась эта первопричина уже не кем-то – не кем-то из числа просто членов – а… Он – Закон Подлости… а самим Председателем, Председателем собственноручно.

– Ээээ… Ээээ…

Только и успел – (успел, прежде чем поверил – успел, прежде чем поверил уже не только своему носу, но и своим глазам) – выдавить из себя Председатель, будто кол – будто кол проглотить, наверное, не проглотил, но – но, путём с функциями, ровно противоположными функциям пути первого – когда через рот – без всякого на то предупреждения – уж лучше бы через рот – без всякого на то предупреждения в нутро заполучил.

– Это… Это что ещё за!!!

Стандарт

1 
(1 оценка)

Жопландия. Вид Сбоку (сборник)

Установите приложение, чтобы читать эту книгу

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Жопландия. Вид Сбоку (сборник)», автора М. А. Щепоткина. Данная книга имеет возрастное ограничение 18+, относится к жанру «Современная русская литература». Произведение затрагивает такие темы, как «житейские истории», «современное общество». Книга «Жопландия. Вид Сбоку (сборник)» была написана в 2017 и издана в 2017 году. Приятного чтения!