Книга или автор
4,3
114 читателей оценили
350 печ. страниц
2014 год
16+
5

Глава 1

Свечи в огромном канделябре почти догорели, и теперь в комнате царил дрожащий полумрак. Широкое ложе в алькове почти терялось во тьме, только призрачно белели шёлковые простыни. На этих простынях с небрежной грацией раскинулась юная девушка, почти девочка. Она лежала, прикрыв глаза, расслабленная и умиротворённая, однако мнимое благодушие никак не вязалось с повелительным и, чего уж там, капризным голосом:

– Дан, я хочу, чтобы завтра ты был на встрече.

Говорившая сладко потянулась, и бесстыдно короткая ночная рубашка задралась ещё выше, обнажая стройные бедра. Впрочем, этот возмутительный факт ничуть не смутил говорившую, и она продолжила:

– Знаешь, мне говорили, будто принц очень симпатичный. Хотя не представляю… теронцы такие смуглые, что там может быть красивого…

Девушка накручивала на тонкий палец длинную золотистую прядь и как будто беседовала сама с собой. Но всё-таки, не дождавшись ответа, осторожно пошевелила ногой и приподнялась на локте.

Симпатичный молодой человек, до сей поры молчаливо разминавший маленькие ступни собеседницы, отвлёкся от занятия, поднял голову и негромко произнёс:

– Эрми, не совсем прилично тащить любовника на официальную встречу с женихом, даже если тот не слишком красив. Ты так не думаешь?

Девушка фыркнула и вновь упала на подушки.

– Ну не будь таким занудным, – протянула она и хихикнула, когда палец «зануды» пощекотал пятку, – я ведь не прошу сидеть между нами и разглядывать гостя, отпуская ехидные замечания. Просто ужасно интересно, что ты скажешь про этого претендента на мою руку и все остальное.

Стройные ступни выскользнули из ласкающих рук, а та, которую назвали Эрми, села, скрестив ноги, напротив собеседника. И попросила почти с мольбой, из-за чего окончательно превратилась в обычную девчонку:

– Да-а-ан, там народу будет полно, встанешь где-нибудь в толпе, понаблюдаешь, и всё. Вряд ли твоя милая физиономия знакома чужеземным гостям, они и внимания-то не обратят.

Юноша усмехнулся. Он знал эти интонации и это протяжное «Да-а-ан». Ох, лукавая… Умеет добиваться своего!

– Вот ответь, только честно, – сказал он, наконец. – Зачем там моё присутствие? Ещё ведь будет куча возможностей насмотреться на твоих женихов.

Девушка вздохнула, приблизилась и ласково убрала со лба собеседника непокорную тёмную с рыжим отливом прядь.

– Мне нужна твоя поддержка, – призналась она, и в голосе проскользнули виноватые нотки. – Ну, Данри, не сердись, а? Так не хочется встречать их завтра, ты бы знал!

Растрёпанная интриганка смешно поморщилась и уткнулась лбом в мужское плечо. Её любовник привычным движением положил ладонь на золотистый затылок.

– Тебе придётся выйти замуж, Эрми, – сказал юноша без тени ревности в голосе. – Ты королева…

– Мне всего семнадцать, успеется, – глухо отозвалась собеседница. – Я вообще не понимаю, с чего Джоргар решил объявить сезон сватовства открытым.

Юная государыня выпрямилась, опёрлась руками о перину и посмотрела на Данри.

– А ты ни чуточки не ревнуешь? – с едва уловимой грустью спросила она.

– Опасная тема, моя госпожа, – мягко ответил Дан. – Мы, кажется, договорились не затрагивать её. Помнишь?

Глаза девушки потемнели, губы сжались, и совершенно неожиданно в голову собеседнику полетела подушка. Тяжёлая, пышная, большая. Впрочем, снаряд был легко перехвачен и отброшен в сторону. Что вызвало обиду и разочарование венценосной особы. В итоге она надула губы и пробухтела:

– Вредный, занудный, совсем не знатный! Что я в тебе нашла? Да плевать на этих женихов, слышишь?! Пусть хоть табунами сюда сбегаются! Всё равно мне нужен только ты!

Данри отложил подушку и с трудом сдержался, чтобы не сказать что-нибудь резкое, о чём потом непременно будет сожалеть.

– Это не причина избегать замужества и обязанности родить наследника, – наконец, спокойно ответил он. – Я всего лишь твой фаворит, Эрми, не забывай.

Издав гневное восклицание, девушка вдруг одним гибким, быстрым движением оказалась рядом с моралистом, повалила его на спину и, крепко упёршись ладонями в плечи, нависла сверху. Брови грозно сошлись на переносице.

– Вот именно, мой, – сказала она строгим голосом, в котором слышались интонации будущей суровой государыни. – И будешь моим, пока не решу иначе!

Предотвращая дальнейшие возражения, наклонилась и приникла к губам фаворита долгим, настойчивым поцелуем.

Через несколько мгновений мужские руки легли на тонкую талию, но королева, судорожно вздохнув, нашла всё-таки в себе силы, чтобы отстраниться и уточнить немного осипшим голосом:

– Так ты будешь завтра на встрече?

– Буду, – сдался парень, понимая, что спорить бесполезно. – Только где-нибудь в сторонке, ладно?

– Спасибо, – с чувством произнесла Эрмеара и улеглась на Данри, поставив локти ему на грудь и подперев подбородок ладонями. – Но учти, умник, я не собираюсь тебя прятать, – игриво добавила она, и тонкий пальчик плавно скользнул по гладко выбритой щеке, спустился на шею. – Ты мой фаворит, и точка. Об этом знают все, и ничего плохого в этом нет!

– Давай поговорим об этом утром, ладно? – Данри примирительно улыбнулся, не желая больше обсуждать щекотливый вопрос, его пальцы начали медленно поднимать тонкий шёлк сорочки.

К счастью, Эрмеара не стала спорить и с удовольствием вернулась к прерванному поцелую. Это занятие ей нравилось гораздо больше, чем выяснение отношений с любимой игрушкой, не желавшей мириться с неожиданно вспыхнувшими чувствами хозяйки.

Выбросив из головы лишние мысли, парень перехватил инициативу, избавив Эрми от кружев, и одним быстрым движением, не прерывая поцелуя, перевернулся и уложил девушку на спину. Самый верный способ отвлечься от тягостных дум. Пусть Данри и не испытывал к её величеству столь сильных чувств, какие питала к нему она, но как женщина Эрмеара была привлекательна. Тем более ей очень нравилось учиться…

Уже поздней ночью, когда довольная и утомлённая королева сладко спала, фаворит лежал, уставившись в потолок, и вспоминал. Знать бы тогда, чем всё обернётся… А может, стоило выбрать эшафот?.. Но молодой человек тут же криво усмехнулся нелепым мыслям. Кого он обманывает? Неужто есть тот, кто в двадцать лет добровольно согласится умереть? И потом, всё равно где-то в глубине души жила упрямая надежда, что блажь Эрмеары сойдёт на нет, или один из женихов окажется столь удачлив, что сумеет влюбить в себя эту своенравную и ласковую, как котёнок, девчонку. Может, тогда желанная свобода перестанет казаться всего лишь призраком? Надо только набраться терпения и подождать. Данри прикрыл глаза, перед внутренним взором замелькали картинки событий, которые навсегда изменили его жизнь…

Два года назад

– У меня к тебе предложение, щенок.

Данри Кинаро молча смотрел на герцога Джоргара Асора, третьего по могуществу человека в королевстве, и не ждал от него абсолютно ничего хорошего. Тёмные глаза его светлости бесстрастно изучали затравленного, грязного пленника. Глава королевской службы безопасности стоял в дверном проёме, расставив ноги и заложив большие пальцы за широкий пояс, одним своим видом убивая надежду на спасение. В общем-то, за неделю сидения в сыром, пропахшем плесенью и гарью факелов каземате Данри уже почти смирился с мыслью о смерти. Джоргар позора не прощает, особенно таким соплякам, как он. Хотя умирать Данри, конечно, было страшно, и он старательно давил в себе панический ужас при мысли о казни. Не хотелось бы опозориться в последние минуты и на эшафоте умолять о помиловании.

– Не хочешь узнать, какое? – Джоргар лениво улыбнулся, в глубине глаз вспыхнули огоньки триумфа.

Данри пошевелился, кандалы звякнули, а рёбра заныли с новой силой. Парень поморщился – синяки с боков не сходили, причиняя неудобства, особенно когда ложился спать на жёсткую лежанку. Неплохо его отделали в первый же день пребывания в тюрьме, и это всего лишь за одну восхитительную ночь!.. Да, но с кем… Пленник прикусил губу, сдержав тоскливый вздох.

– Какое? – послушно спросил Данри.

Одолевало желание огрызнуться или съязвить, но Кинаро слишком хорошо знал, на что способен тяжёлый кулак герцога, и потому просто задал вопрос, которого ожидал начальник Тайной службы Алевидии. Кроме всего прочего, кто Джоргар, а кто Данри? Юноша – всего лишь мелкий аристократ, и не ему тягаться с могущественным герцогом. Возмущаться поведением такого человека значило нарваться на новый виток неприятностей. Этого Дан тем более не желал.

– Жить хочешь? – последовал очередной вопрос.

У Данри на мгновение пресеклось дыхание, а в глазах полыхнула надежда. Дурацкий вопрос для того, кому едва исполнилось двадцать и кто очень не хочет умирать из-за собственной глупости.

– Хочу, – поспешно ответил юноша, чуть не закашлявшись.

Джоргар широко ухмыльнулся, покачался с носка на пятку и выдал:

– Есть вариант, щенок. Можешь стать фаворитом её величества, ну или если побрезгуешь, на рассвете взойдёшь на эшафот.

Кинаро озадаченно моргнул, сомневаясь, что правильно услышал. Фаворит королевы? Минуя смотрины и тщательный отбор? Учитывая его не самый знатный род? Что за ерунда?.. Но с другой стороны, герцог бы не стал предлагать что-то, в чём не был уверен. Джоргар ошибок не совершал, никогда. По крайней мере, за всё то время, что герцог пребывал на высоком посту, парень ни разу не слышал, чтобы Асор оплошал. Даже слухов не ходило. Данри только открыл рот, чтобы задать один из множества вертевшихся на языке вопросов, но Асор не дал ему это сделать.

– Да или нет, Кинаро? – он прищурился.

– Да, – твёрдо ответил Данри, глядя в глаза Джоргару.

Тот наклонил голову, улыбка стала довольной. А пленник задумался, на что именно он согласился…

– Я не сомневался. Ты, конечно, наглый без меры, раз решился залезть под юбку моей дочери, но вроде не идиот. Я пришлю за тобой через пару часов, – Асор окинул Данри брезгливым взглядом. – Отмыть тебя надо и в порядок привести, прежде чем запускать в королевскую спальню.

Он развернулся и вышел, оставив парня наедине с лихорадочно скачущими мыслями. Кажется, Данри всё-таки получил второй шанс?.. Потрескавшиеся, сухие губы тронула несмелая улыбка. Фаворит королевы звучит внушительно, конечно, в этом есть свои минусы, но сейчас главное – выбраться из камеры! И сразу во дворец, где Данри бывал только раз в год, на официальном праздновании дня рождения её величества. Парень закрыл лицо ладонями, бессильно привалившись к сырой стене темницы, у него вырвался истеричный смешок. Он прошёл по самому краю, но судьба дала шанс, от которого грех отказываться. А при дворе возможностей гораздо больше, тем более, фаворитом ему быть самое долгое – до свадьбы Эрмеары, которая, скорее всего, не за горами. Неважно, что, кроме королевы, у него в ближайшие пару лет больше не будет женщин. Это не самое страшное в жизни. Жениться он тоже не планировал, так что всё неплохо складывается. Данри прерывисто вздохнул и прикрыл глаза, уронив руки на грубые доски лежанки и прислонившись затылком к холодным камням. Эрмеара симпатичная, насколько он помнил, только вот год назад она казалась совсем девчонкой. Пленник надеялся, что за двенадцать месяцев королева чуть-чуть повзрослела, иначе придётся приложить усилия, выполняя обязанности – всё же он предпочитал девушек постарше пятнадцатилетних. Хорошо хоть, к двадцати годам у Данри имелся кое-какой опыт по соблазнению невинных. Кинаро задумчиво улыбнулся, всплеск эмоций после заявления Джоргара прошёл, и он почти успокоился.

Следующие часы промелькнули, как в тумане. Его светлость герцог Асор был столь любезен, что предоставил во временное распоряжение Данри пару комнат в своём доме. Конечно, со стражей у дверей и даже под окнами, хотя последние и были забраны изящными, коваными решётками. Но всё королевство знало, что у Джоргара стойкая мания преследования и повышенная подозрительность – ему по должности положено. Так что о побеге можно даже не мечтать. Какой уж там побег после недельного «отдыха» на хлебе и воде, а то и просто на воде? Сил у недавнего пленника едва хватило, чтобы самостоятельно скинуть лохмотья, оставшиеся от одежды, и со стоном блаженства погрузиться в горячую, ароматную воду. Да и зачем бежать? Предложение герцога не такое уж плохое, между прочим. Отмокая от грязи казематов, парень рассеянно размышлял о причинах, побудивших начальника Тайной службы Алевидии предложить ему подобную должность. Спасал кого-то из сыновей друзей? Джоргар ничего не делал просто так, это знали все в стране, до самого последнего простолюдина. Надо отдать должное герцогу, за время регентства он правил умело и жёстко, однако не переходил границ дозволенного. По слухам, его светлость даже настаивал, чтобы Эрмеара как можно раньше начала приобщаться к вопросам управления страной и присутствовала на всех заседаниях советников и министров. «Надо бы спросить при случае…» – лениво подумал разомлевший от воды Данри.

5