Краткая история всего

3,6
26 читателей оценили
526 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. TibetanFox
    Оценил книгу

    Писать отзыв на Уилбера мне было одиноко, поэтому я привлекла к делу моего воображаемого друга Олега. Как будто у него был выбор. Вот он в уголке сидит, но сейчас я палочкой потыкаю, и он будет помогать всё подряд иллюстрировать. Ведь с любым научпопом постоянно такая ерунда — без иллюстраций или поллитры не всегда разберёшься, что к чему. Особенно если ты об этом в кратком отзыве читаешь, а не окунулся в первоисточник.

    Уилбер — очень хитрый дяденька. В своей «Краткой истории всего» он не так уж много говорит об истории, всё больше о теории, а история лишь служит такими же примерами и иллюстрациями, как мне Олег. Это история жадины, который хочет объять весь мир сразу даром без регистрации и СМС и чтобы никто не ушёл обиженным. Как несколько раз повторяется в тексте самой книги — хочет примирить Будду и Фрейда, как будто они вообще когда-то ссорились и нужно им это примирение. Я в этом деле, конечно, отставной козы барабанщик, но что-то мне подсказывает, что мир больше похож на разбитую мозаичную картинку, которую можно собрать совершенно по-разному и ни один из вариантов не будет «равнее других», но Уилбер всё-таки делает акцент на другом. Олег, не трогай мозаику и вымой руки, сейчас и до тебя дело дойдёт, не скучай.

    Позиция Уилбера в том, что можно по-разному настраивать собственный мозг (не как орган, а как сознание, восприятие или личность), чтобы он воспринимал разные типы знаний и мог обрабатывать информацию с разных точек зрения. Потому что одной Истины с большой буквы не существует, а если и существует, то её фиг проссышь вот так просто и словами, так что истины поменьше могут друг другу противоречить и всё же быть верными в параллельных пластах реальности (в книге есть глава про различие истины и правды, но там опять же не та истина имеется в виду, как в предыдущем предложении имелся в виду не тот мозг). Например, Олег верит в то, что у нас есть астральное тело, он много практиковался (молодчага! не сидел в углу без дела) и достиг в этом деле определённых результатов. А вот Аркадий глубокий материалист и убеждён, что все мы просто биологические машинки, каждое трепетание которых определено научными процессами. Олег прав. И Аркадий прав. Потому что они в разных слоях реальности находятся. Это как вопрос, кто сильнее: слон или кит. Если они будут драться на суше, то у кита мало шансов, а вот в воде слону не поздоровится. Так что если Олег и Аркадий будут драться на территории Олега, то он в шоколаде, а если на территории Аркадия, то это для Олега будет тоже коричнево, но совсем не шоколад. Вопрос в том, существует ли какая-то абсолютная самая-самая крутая реальность, в которой всё истина и нет никаких вариантов. Уилбер говорит, что да, есть такая мультисмысловая штучка, где нет ни Олега, ни Аркадия, а только вселенский дух, который и Олег, и Аркадий и даже Вениамин, но при этом в неё включены все остальные миры и материальные, и духовные, как кусочки пресловутой мозаики, и никто друг другу не мешает, дихотомии подружились, примирились и гуляют под ручку под одним единым знаменателем. И эта «штучка», всеолеговость и всеаркадьевесть и всевсешность равнялась бы счастью, если бы мы могли её достигнуть, но вот не можем пока и всё тут. Но шансы есть — не у нас, так у каких-то далеких потомков, потому что мы постоянно эволюционируем. Даже сейчас, протирая штаны перед монитором, только это уже не физический процесс, так что щупальца не должны вырасти.

    Дальше...

    Про эволюцию будет отдельный абзац, чтобы предыдущий своей тяжеловесностью случайно не придавил моего хрупкого Олега. Если кто-то читает сейчас этот текст, не открывши прежде Уилбера (например, Олег, которому точно было не до этого), то я буду сыпать страшными сурово звучащими терминами и выспренными мистическими словами, которые иногда бывают сильно дискредитированы, так что можно подумать, будто вся книга с этими словами сложная и заумная. Но чёрта с два. Как только в «Краткой истории всего» появляется какое-то «умное» слово, так оно тут же очень просто объясняется, так что холоны и эмердженты (не путать с холопами и дивергентами) не вызывают никакого дискомфорта, зато будет потом чем блеснуть на вечеринке при игре в «крокодила». Впрочем, вернёмся обратно к эволюции, пока не деградировали. Уилбер пытается доказать, что эволюция происходит не постепенно, а квантовыми скачками. То есть, если бы Олег захотел эволюционировать из моего воображаемого друга в моего воображаемого летающего друга, то не смог бы это сделать постепенно. Все те поколения, у которых были бы недокрылья, погибли бы из-за их бесполезности. Если бы Олег затянул с отращиванием крыльев, то какой-нибудь Аркадий обязательно бы подкрался со спины и пырнул его ножом, пока Олег барахатается беспомощный в бесполезных недовыросших летательных перепонках, которые мешают быстро убегать от Аркадия, как он делал раньше. Финита ля комедия, некому дальше эволюционировать и довести дело до конца. Надо было как мужик: сказал «Крылья» и сразу сделал крылья (Олег, а ну положи на место подушку и воск, знаем мы таких). Чистая материя слишком хаотична для эволюций, поэтому Уилбер предполагает, что движущей силой в данном случае будет дух (тот самый единый, содержащийся во всём и во вся, а не новобранец в армии), давший мощный пендель для необходимого перехода на новый уровень.

    Самый часто повторяющийся термин в книге — это «холон». Что это такое? Да вообще всё. Любой шматочек мироздания. Атом — холон, жопа — холон, Олег — холон. Это единица чего-то, которая может быть объединена со своими аналогами в какую-то другую единицу уровнем повыше, причём единица не только физическая. Например, холоны-атомы перерастают в холоны-молекулы, а из холонов-молекул можно собрать, например, холон-человеческий орган, а из холонов-органов можно собрать холона-человека (Олег, не спи, я про тебя), а из холонов-Олегов может эволюционировать какой-нибудь холон-всеолег, что-то высшее и с менее пахнущими ногами. Интегральная теория и трансперсональная психология основаны на том, что все учения (пресловутые Будда и Фрейд, например) это тоже холоны, которые можно объединить в одно максимально обобщённое и уплотнённое знание. И вроде как есть среди людей некоторые счастливцы, которые могут это сделать, не кривя душой, но это исключение из правил, пока же человечество застряло в плане теорий на материалистическом холоне, который господствует и ограничивает человечество в плане познания. Тут Уилбер обзывает всех флатландцами (не плачь, Олег), которые заперты в своём маломерном восприятии, намекая, что уж вот он-то существо высшего порядка. Это как раз самый спорный момент всей теории, но о минусах я лучше в конце напишу, чтобы по всему тексту не рассыпать мелкой дробью.

    Что интересно, говоря о холонах-теориях, Уилбер признает возможность каждой из них быть истиной, но разумно подчеркивает, что не все они одинаково умны и правильны. Фашистская теория, например, так себе затея и идея. А вообще главу про интерпретацию я бы порекомендовала почитать каждому ЛЛшнику, спорящему с пеной на губах, что его понимание чего-то самое-самое. Отношение Уилбера к любым теориям призвано уничтожить однобокость и раскрыть объятья к чужим мнениям и интерпретациям, так как все мы можем быть правыми и ошибаться одновременно. Олег прав, что считает Хемингуэя говноедом, потому что тот слабый писатель. Аркадий прав, что любит гения Хемингуэя, потому что тот сильный писатель. Разница в интерпретациях важна из-за различия модерна и постмодерна. Поясняю. Модерн — это картографирование реальности. Например, Олег-модернист написал бы, что камень твердый, а значит, это так оно и есть. Закартографировал, описал, занес в картотеку, проставил номерок. Но с камнем это просто. А вот если Олег закартографировал, что Хемингуэй говноед, то как тут быть? На помощь приходят няшка-постмодерн, который говорит, что личность «картографа» и его восприятие ситуации так же важно, как и сам предмет, с которого делают карту. Для Олега Хемингуэй говноед, и в его вселенной это картографическая истина. Для картографа Аркадия Хемингуэй останется гением, что тоже будет истинно. Постмодернизм исследует не только карты обоих этих персонажей, но и то, почему они пришли к такому выводу. Так что постмодерн в плане холонов — следующая высшая ступень после модерна. Не надо с презрением относиться к чужому мнению, хотя есть вероятность, что оно действительно неверно (см. выше про фашистов). Тут явный намёк Уилбера на флатландцев-материалистов, которые обоссывают любые эзотерические учения. К примеру о разных углах восприятия хорошо подходит методика рассматривания холона по квадрантам, но если вам интересно, то вы её и сами потом почитаете, Уилбер всяко лучше нас с Олегом объяснит, да и не готова я на Олега со стольких сторон смотреть прямо сейчас.

    Почему же книга всё-таки названа «Краткая история всего», если в ней всё больше теория? Думаю, что потому что именно история и стала примером для теоретических выкладок. Очень тонким слоем историческая составляющая размазана по содержанию: эволюция общества, разница в роли мужчин и женщин, борьба эко и эго, борьба экофеминизма и экомаскулизма. Я это всё не буду пересказывать, потому что это конкретное внешнее воплощение всего теоретического, о чём я уже сказала. Помогает понять, что вообще хочет сказать автор, но суть не в истории. Как бы ни были полезны советы Уилбера по уменьшению собственного эго, всё же главный посыл (с моей точки зрения) — это Олег мотивация узнать границы собственного я или даже возможность того, что этих границ нет вовсе. Всё стремится к высшему холону и тому единственному духу, который составляет единую ткань вселенной. Именно поэтому Уилбер негодует, что люди часто говорят: «Назад к природе», хотя стоило бы говорить «Вперёд к природе», так как в природе нас восхищает именно красота и резонанс этого мощного всеолега, а вовсе не какая-то банальная симметрия листочков или удачная форма теней. То есть, потенциал для эволюции сознания по Уилберу в нас всех есть и даже подрагивает, но воспользоваться им мало кому приходит в голову.

    В конце, как обещала, о минусах. Многословие автора не буду в них записывать, это не неприятно и стилистически оправдано. Форму вопросов-ответов тоже, хотя она многих почему-то раздражает. Думаю, это просто для удобства, так переходить от одной мысли к другой скачками гораздо проще, иначе текст был бы ещё более длинный. Интересно, кстати, сколько раз этот очевидный вариант построения текста будет спародирован в отзывах, ну вдруг ноль, тогда моя вера в человечество будет спасена. Мне с Олегом серьёзно не понравился момент, что автор хитрожоп и изворотлив, как худший представитель РПЦ. Чуть что — он сразу в домике. Сначала сам говорит, что все теории несовершенны и однобоки, потом говорит, что вот его-то теория зае...ись и отличная. А кто этому не верит, так вы просто эволюционно разумом ещё не доросли её понять, шах и мат, флатландцы. Окей, почти все человеки флатландцы и не могут этого осознать, но ведь ты пишешь для флатландцев. Те, кто не флатландцы, давно уже всё знают и без этой книги в этой сфере. Так что ежели хочется перехода не к материальному, а к визионерско-логическому обществу, то надо бы самому сбавить спесь всезнающего. Я бы не думала, что он спесив, а считала, что он просто мало доказательств своей теории приводит, если бы не приложения. В некоторых из них он как будто перед налогоплательщиками отчитывается за растрату государственных средств и опять он в домике: дескать гуру должен получать бабло за свою деятельность, а ещё у меня есть чувства, между прочим, я не просто сухой голос теории, ещё умею любить и вышивать крестиком. Это замечательно, но зачем, Уил? Лишнее и только добавляет сомнений. Я бы тут ещё посомневалась, ведь из сомнений рождается иной раз истина, но мой Олег уже устал и спать хочет. Закругляюсь.

  2. DzeraMindzajti
    Оценил книгу
    Я: О, Боги! Это же сам Кен Уилбер!!! Да я собиралась прочитать Вашу книгу ещё в 2012 году, когда мой преподаватель философии рекомендовал её нам в качестве развлекательного, но не бесполезного чтива! Правда тогда у меня так руки и не дошли. Но «Краткая история всего» кочевала из одной моей читалки в другую. И вот, наконец, спустя пять лет, мои руки всё-таки до неё добрались.
    К.У.: Здравствуйте. Рад слышать, что мою книгу советуют почитать даже преподаватели философии.
    Я: Мы можем поговорить о ней?
    К.У.: Добрый день. Да, конечно. И всё-таки мне очень приятно узнать, что преподаватели философии рекомендуют мою книгу.
    Я: Э… Вы это уже только что говорили…
    К.У.: Говорил? Да вы что! Ну, со мной это случается. О чём именно вы хотели бы поговорить?
    Я: Бывает. Первый вопрос.
    К.У.: Для этого Вам нужно взглянуть на рис. 77.1.
    Я: Но здесь нет никаких рисунков… Кстати, в том электронном варианте книги, который я читала (как, впрочем и всех скачанных мной), не было никаких рисунков. И это малость напрягало.
    К.У.: Эм… видимо, нужно сменить переводчика-редактора.
    Я: Что Вы! Ни в коем случае! Он прекрасен! Сначала я начала читать книгу в другом, старом переводе, и это был ужас. Но потом мне подсказали, где я смогу скачать хороший перевод Вашей книги. И, Вы знаете, я была просто в восторге. Думаю, это скорее вопрос к тем, кто оцифровал Вашу книгу. Они посчитали, что и без картинок сойдёт. А вот переводчик, помимо своей прямой обязанности, проделал ещё одну работу, разъяснив некоторые термины, которые Вы не поясняете в своей книге. Ну да ладно. Итак. Начнём. Мне очень понравилось начало книги. Когда Вы рассуждали о феминизме, о тех ролях, которые играли мужчины и женщины на разных этапах развития цивилизации. И о причинах, побудивших и первых, и вторых выбрать эти самые роли.
    К.У.: Да. А ещё я много говорил о буддизме.
    Я: Ну, честно говоря, я не очень-то хотела говорить об этом. Понимаете, я не верю в Бога. И, Вам, конечно, не удалось пробудить во мне эту самую веру. Более того, на мой взгляд, Вы слишком уверенно говорите о Боге, божественном (называйте как хотите), как будто Его существование – научно доказанный факт. И Вы, очевидно, не допускаете хотя бы гипотетической возможности того, что Вы ошибаетесь.
    К.У.: Что Вы?! Как я могу ошибаться?! Я же весь такой невъе нереально крутой. Я раскрываю в своей книге все возможные и невозможные темы!
    Я: Ну, скорее, Вы их просто затрагиваете, часто оставляя больше вопросов, нежели даёте ответы.
    К.У.: Но всё равно я мегакрут. И в доказательство этого я приведу пример, скажем, на яблоках (далее следует внушительный абзац с перечислением всех холонов холархии вплоть до атомов). Но более подробно об этом вы сможете прочитать в трудах Такого-то Такого и Такого Сякого (и ещё полдюжины фамилий).
    Я: Понятно, спасибо.
    К.У.: Но всё же. Позвольте ещё раз проиллюстрировать то же самое, но скажем, на примере груш.
    Я: Но… мне… с первого… раза… было понятно…
    К.У.: Ну на всякий случай.
    Я: Ну ок.
    К.У.: Груши, как и яблоки (краткий пересказ примера с яблоками)… (далее следует внушительный абзац с перечислением всех холонов холархии вплоть до атомов. При этом меняется только яблоко на грушу). И, да, вы, конечно, можете обратиться к трудам авторов, список которых Вы найдёте на рисунке 666.6.
    Я: Вот теперь точно всё понятно, спасибо.
    К.У.: Не торопитесь, дамочка. Холон любит троицу. Вот манго…
    Я: Ну пожалуйста!.. Я честно-честно поняла.
    К.У.: Но это же совсем другой фрукт!
    Я: Вы не отстанете?
    К.У.: Конечно, нет.
    Я: Ладно уж. Говорите.
    К.У.: Как и в случае с яблоком (далее автор кратко пересказывает первый пример) и грушей (далее автор кратко пересказывает второй пример), манго… (как вы уже догадались, далее следует внушительный абзац с перечислением всех холонов холархии вплоть до атомов. Опять. При этом изредка упоминается то, что все это свойственно абсолютно всему на Свете!). Девушка, вы что, уснули?
    Я: Что? Я? Нет, что Вы. Обожаю, когда мне всё повторяют трижды.
    К.У.: Вот и замечательно! Следующий вопрос.
    Я: Я хотела бы поговорить о лест…
    К.У.: Ах о лестнице! Конечно, конечно. В своём развитии Вы, точнее, Ваша самость, идёт по лестнице, которая на самом деле вовсе не лестница, ибо где это видано, чтобы каждая ступень обворачивала, обволакивала предыдущую?! Замечательная метафора, не правда ли? Так вот. Взбираясь по этой самой лестнице, которая вовсе не лестница, а…
    Я: Да поняла, я! Поняла! И вообще, я не об этой Вашей лестнице хотела спросить.
    К. У.: А о чём же?!
    Я: Забудьте. Уже неважно. Я сыта по горло Вашими яблоками и авокадо!
    К. У.: Манго.
    Я: ДА ХОТЬ КИВИ!
    К.У.: Не горячитесь, дамочка. А то Вы такими темпами в столь юном возрасте растеряете все нервные клетки, которые в свою очередь состоят из молекул – холонов более низкого уровня…
    Я: ААААААААААААААА!!!
    К.У.: Всё-всё! Прекращаю. Так на чём я там остановился?
    Я: Моя самость прёт по лестнице-нелестнице, будь она неладна.
    К.У.: Да. И поднимаясь по лестнице, она теряет частичку себя на каждой ступени-вехе, месте смены парадигмы, в связи с чем у личности возникают разные психические отклонения. И чем более ранняя стадия сильного травмирования, тем серьёзнее психические отклонения личности. Вы тоже, очевидно, нехило так расщепились…
    Я: Я сейчас Вас уже укушу.
    К.У.: Всё. Молчу-молчу.
    Я: Предлагаю на этом разойтись по своим четырём квадрантам. Дабы мы не стали врагами. И Вы не лишились части Ваших холонов.
    К.У.: Всего доброго! Постигайте дзен, девушка.
    Я: До встречи (но не факт, что в этой жизни).
  3. Allaya
    Оценил книгу

    КО: Всё состоит из всего.
    *публика незаинтересованна*
    КО: хммм... введу-ка я новый термин, которым буду называть всё, что угодно.
    *чешет голову*
    КО: Всё состоит из холонов!
    *публика начинается оживляться*
    КО: *поднатужившись* Холоны - это то, из чего всё состоит!
    *появляются первые ученики*
    КО: Я вывел принцип существования Вселенной Космоса - холоны состоят из холонов!
    *о КО пишут в газетах и начинают считать философом*
    КО: И если разрушить холоны высшего уровня получатся холоны нижнего уровня - я называю это холархия!
    *ученики выстраиваются в очередь - КО открывает свою школу и начинает стричь бабло на тренингах*
    КО: Космос>космос... Дух=пустота... творчество рождает форму...
    *почитатели благоговейно внимают, КО понимает, что он велик и пора писать книгу*
    "История одного успеха" (с)
    *все совпадения случайны

  1. Мы лжем о своей смертности и конечности, создавая символы бессмертия — тщеславные попытки победить время и вечно существовать в некоем мифическом рае, некоем рациональном проекте, великом произведении искусства, через которое мы проецируем свою неспособность встретиться со смертью. Мы лжем об ответственности за свои собственные решения, предпочитая видеть себя пассивными жертвами какой-то внешней силы. Мы лжем об изобилии настоящего, проецируя самих себя в прошлое, испытывая чувство вины, и в будущее, испытывая тревогу. Мы лжем о той фундаментальной ответственности, которая лежит на нас, прячась в стадном менталитете, теряясь в Другом. Вместо бытия подлинной или действительной самостью мы живем как неподлинная самость, ложная самость, занимающаяся своими проектами обмана в попытке скрыть от себя шокирующую правду жизни.
    10 сентября 2019
  2. Если вы таким образом расслабитесь в своем текущем переживании, то узел ощущения отдельности своего «я» распустится сам по себе: вы перестанете отстраняться от жизни; вы перестанете иметь переживание — неожиданно вы станете переживанием; вы перестанете быть кем-то «вот тут», взирающим на нечто «вон там», — «вот тут» и «вон там» суть одно, так что вы более не находитесь в ловушке «пребывания вот тут».
    28 июля 2019
  3. чистое сознание не является эмерджентом. Я, или Свидетель, присутствовало с самого начала в качестве базовой формы сознавания на каждой стадии развития холона — как прегензия, ощущение, импульсивное побуждение, эмоция, символы, рассудок, однако оно становится все более очевидным, по мере того как рост и трансценденция достигают большей зрелости. Другими словами, этот Свидетель, сознание как таковое, попросту является глубиной любого холона, внутренним пространством любого холона. Как мы говорили, глубина — это сознание, и глубина простирается до самого низа.
    21 июля 2019
Подборки с этой книгой