5

Кейт Андерсен
Первая леди
тайная жизнь жен президентов

Kate Andersen Brower

FIRST WOMEN.

THE GRACE AND POWER OF AMERICA’S MODERN FIRST LADIES

First Women. Сopyright © 2016 by Kate Andersen Brower. All rights reserved Published by arrangement with Harper, an imprint of HarperCollins Publishers

Серия «Мода. TRUESTORY»

© Вирязова О. О., перевод на русский язык, 2018

© Романова Н. Е., перевод на русский язык, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

ПОСВЯЩАЕТСЯ ПЕРВОЙ ЛЕДИ НАШЕЙ СЕМЬИ,

МОЕЙ ИЗУМИТЕЛЬНОЙ МАТЕРИ ВАЛЕРИИ АНДЕРСЕН.



И МОЕМУ ЗАМЕЧАТЕЛЬНОМУ ОТЦУ

КРИСТОФЕРУ АНДЕРСЕНУ.


«Невозможно даже представить, каково это – жить здесь».

ХИЛЛАРИ КЛИНТОН О СВОЕЙ ЖИЗНИ В БЕЛОМ ДОМЕ


РЕАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ О СИЛЬНЫХ ЖЕНЩИНАХ


Ученица. Предать, чтобы обрести себя

У Тары странная семья. Отец готовится к концу света, мать лечит ожоги и раздробленные кости настойкой лаванды. А сама она знает, как обращаться с винтовкой, но с трудом может читать и писать. Однажды ее жизнь меняется. Втайне от родителей Тара готовится к поступлению в колледж…


Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»

15 августа 2014 года жизнь Надии Мурад закончилась. Боевики «Исламского государства» разрушили ее деревню и казнили ее жителей. Мать, отец и шестеро братьев Надии были убиты, а ее саму продали в сексуальное рабство. Однако она совершила невозможное – сбежала. И сейчас, став лауреатом Нобелевской премии мира, желает только одного – быть последней девушкой с такой историей.


Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью

В 2013 году Астрид и Соня Холледер решились на немыслимое: они вступили в противостояние со своим братом Виллемом, более известным как «любимый преступник голландцев». Он не простил предательства и в 2016 году отдал приказ убить Астрид и двух других свидетелей обвинения прямо из нидерландской тюрьмы. С этого момента и началась гонка на выживание.


Это моя работа. Любовь, жизнь и война сквозь объектив фотокамеры

Линси Аддарио ‒ лауреат Пулицеровской премии и одна из немногих женщин, кто не боится работать военным журналистом. Её книга ‒ это сильная история о женщине, которая рисковала своей жизнью и свободой для того, чтобы показать миру настоящую войну. Взгляните на мир через объектив фотокамеры Линси и измените свое отношение к привычным вещам.

Введение

Обе женщины были в темных очках. Одна казалась эффектной даже в бейсбольной кепке и с волосами, стянутыми в хвост, а другая, в соломенной шляпе с черным бантом и развевающимися на соленом ветру волосами, выглядела не столь роскошно. И обе сияли, когда их фотографировал президент Соединенных Штатов.

Двадцать четвертого августа 1993 года Хиллари Клинтон вместе с Жаклин Кеннеди Онассис позировала для фото на борту «Relemar» – изящной белой яхты длиной 70 футов, принадлежавшей спутнику бывшей первой леди, торговцу бриллиантами Морису Темплсману. Джеки была приглашена Хиллари Клинтон, которая переехала в Белый дом всего семь месяцев назад, чтобы в ослепительно-солнечный день прогуляться по проливу Винъярд в сторону красноглинистого обрыва западной оконечности острова Мартас-Винъярд. Джеки принадлежали 400 акров окрестной земли, а Клинтоны еще не влились в аристократическую элиту, стекавшуюся летом на Винъярд. Это была не просто прогулка: Джеки Кеннеди – одна из шести бывших первых леди, живших в то время, – хотела дать Хиллари совет относительно того, как выжить в Белом доме. Джеки знала, что Хиллари беспокоится о благополучии своей дочери Челси, и, будучи членом клуба бывших первых леди, хотела рассказать ей, как растила Кэролайн и Джона Ф. Кеннеди-младшего под пристальным вниманием публики. Несколько месяцев спустя Хиллари и Джеки встретились за неофициальным завтраком в элегантной квартире Джеки в Нью-Йорке по адресу: Пятая авеню, 1040. Во время той встречи они говорили о том, как оградить Челси от прессы.

Это была не просто прогулка: Джеки Кеннеди – одна из шести бывших первых леди, живших в то время, – хотела дать Хиллари совет относительно того, как выжить в Белом доме.

Лиза Капуто, пресс-секретарь Хиллари в Белом доме, вспоминает, как Джеки и ее дети общались с Хиллари и президентом, обсуждая вопрос «как вырасти и сохранить чувство реальности. В то время это было очень важно и для президента, и для миссис Клинтон». В письме к Бетти Форд, еще одному члену закрытого клуба первых леди, Хиллари писала, что «эта поездка позволила немного снизить темп, так как семья нуждалась в короткой передышке». Это была одна из нескольких встреч Джеки и Хиллари, скрепивших их искреннюю дружбу. Джеки с радостью взялась не только помочь Хиллари родительскими советами, но и стала ее наставником в сложном социальном мире потомственной аристократии Мартас-Винъярд. Джеки представила Хиллари своим богатым друзьям и посоветовала ей сделать акцент на развлечения в Белом доме. (По ее мнению, некоторые преемницы – особенно Леди Берд Джонсон, Пэт Никсон и Розалин Картер – могли бы внести более весомый вклад, например, ввести традицию устраивать приемы в Белом доме и стать покровителем искусства.)

Джеки, которой в то время было шестьдесят четыре года, прониклась особой симпатией к Клинтонам отчасти потому, что Билл Клинтон преклонялся перед президентом Кеннеди, называя его своим кумиром. Ей понравилась знаменитая фотография, на которой юный Билл Клинтон пожимает руку президенту Кеннеди в Розовом саду во время его визита в округ Вашингтон в составе общественной организации. (Клинтоны не стеснялись своего преклонения перед семьей Кеннеди. В 1993 году перед инаугурацией они возложили белые розы на могилы президента Кеннеди и его брата Роберта на Арлингтонском национальном кладбище.) Никакой другой президент, избранный от Демократический партии, – ни Джонсон, ни Картер, – не был так предан традиции Джона Ф. Кеннеди. И ни одна другая президентская чета не сумела создать таких доверительных взаимоотношений с Джеки. Та встреча Хиллари, новой первой леди, которая стремилась обрести собственный голос, и Джеки, бывшей первой леди, казавшейся столь хладнокровной, в будущем окажет заметное влияние на Хиллари и воспитание ее дочери-подростка на протяжении восьми лет президентства мужа.

Всегда стеснявшаяся камеры Джеки сначала оставалась в каюте, пока ее сводный брат сенатор Тед Кеннеди встречал Клинтонов. «Здравствуйте, добро пожаловать в Массачусетс!» – крикнул он, когда Клинтоны прибыли: президент в элегантных брюках цвета само, а Хиллари в шортах. «Рады здесь оказаться!» – выкрикнул в ответ президент, поднимаясь на борт. За президентской яхтой следовал катер длиной 48 футов, в котором находились пресс-секретарь Белого дома Ди Ди Майерс и группа репортеров и фотографов, надеющихся мельком увидеть знаменитых пассажиров. В какой-то момент Джеки села рядом с Хиллари, и та ей улыбнулась, но Джеки, прожившая большую часть жизни под пристальным вниманием публики, была возмущена вторжением прессы.

Яхта вышла в Баззардс-Бей за проливом Винъярд Саунд и в середине дня на три часа бросила якорь в тихой, залитой солнцем бухте, в то время как гости, включая Челси Клинтон и Кэролайн Кеннеди, обедали и ныряли в холодную воду с тринадцатифутового трамплина – самого высокого трамплина на яхте. Когда подошла очередь Хиллари, она поднялась наверх и застыла, боясь прыгать в воду.

«Прыгай! – крикнул президент Клинтон. – Не трусь, Хиллари! Давай!» Мужчины бесстрашного клана Кеннеди тоже стали ее подбадривать, но вдруг Хиллари услышала женский голос, долетевший до нее снизу, с воды – голос Джеки.

«Не прыгай, Хиллари! Не надо! Только потому, что они тебя подбивают, – не надо!»

Хиллари постояла еще немного, раздумывая над ее словами, повернулась и стала спускаться с пугающей высоты. Ни одна другая женщина в мире не могла понять уязвимость Хиллари лучше Джеки. Оказавшись на безопасной высоте, Хиллари нырнула в холодную синюю воду.


В письме, адресованном Леди Бетти Форд, одна техасская женщина совершенно серьезно написала: «Вы должны быть идеальной согласно конституции». Эти слова красноречиво свидетельствуют о том, что от этих женщин ждут многого, хотя роль, которая им отводится, весьма расплывчата. Леди Берд Джонсон сказала, что первая леди должна быть «шоуменом и моряком, иконой стиля и прекрасным слушателем с добрым сердцем и неподдельным интересом к людям» всей страны, богатым и бедным. А это очень непросто.

Когда я готовила материал о деятельности администрации президента Обамы для Bloomberg News, меня вместе с несколькими репортерами пригласили на официальный обед, где выступила первая леди Мишель Обама. За завтраком, который, как предполагалось, посвящался ее кампании по борьбе с детским ожирением, первая леди упомянула, что муж бросил курить. Любая крупица информации о семьях президентов быстро распространяется и становится главной новостью, затмевая обсуждаемые проблемы. Меня интересовало, как она решилась поделиться с миром такой приватной информацией и смогла ли она принять свою новую жизнь мировой знаменитости.

Никто не затрагивал вопрос об отношениях между первыми леди и о том, как эти потрясающие женщины делятся друг с другом радостями и печалями. Когда работала над этой книгой, я взяла интервью более чем у двухсот человек, включая глав администраций первых леди, пресс-секретарей и других политических советников высшего ранга, а также близких друзей и членов семей первых леди, чтобы выяснить, как на самом деле живется в Белом доме. Их дети откровенно делились со мной историями о личных трудностях своих матерей и их невероятной стрессоустойчивости.

Каждая из этих женщин, от Джеки Кеннеди до Мишель Обамы, прокладывала собственную дорогу, совмещая воспитание детей и служение своему мужу, и выступала главным защитником и доверенным лицом, способным улаживать напряженность между своими служащими из Восточного крыла и советниками мужа – из Западного. Выполнение этих обязанностей сопряжено с постоянным страхом за безопасность членов своей семьи.

Прежде никогда не публиковавшаяся переписка первых леди показывает, насколько глубоко они сопереживают друг другу, и позволяет взглянуть на сложности их взаимоотношений и личной жизни каждой. Президенты пожизненно входят в элитарный клуб и являются членами избранного всемирного сообщества, а первые леди составляют элитарный женский клуб. Сотрудники Белого дома, прежде не общавшиеся с репортером, включая прислугу, горничных, швейцаров, поваров и флористов, которых мне довелось интервьюировать при подготовке своей первой книги «Резиденция», рассказывали мне о том, как складывались их отношения с этими незаурядными женщинами. В ходе работы над этой книгой я смогла пообщаться с большим количеством служащих, ранее не соглашавшихся говорить со мной. Это те сотрудники резиденции, которые работают в Белом доме и могут наблюдать семьи президентов в самые интимные моменты. У меня также состоялись откровенные беседы с Розалин Картер (я дважды брала у нее интервью), Барбарой и Лорой Буш. Собранные материалы легли в основу моей книги.

Судьбы этих женщин формировала история. Сын Бетти Форд, Стив, помнит, как однажды вернулся из школы в 1963 году и увидел, что мама одиноко сидит в гостиной и плачет. «Мам, почему ты плачешь?» – спросил он. «Убит президент Кеннеди», – ответила она тихо. А Нэнси Рейган ехала в машине по бульвару Сан-Висент в Лос-Анджелесе, когда впервые услышала по радио известие о том, что Кеннеди убит выстрелом. Ни Бетти, ни Нэнси тогда еще не знали, что сами станут частью маленького клуба первых леди и на их мужей совершат покушение.

Начиная с 1961 года в Белом доме жили десять первых леди, от Джеки Кеннеди до Мишель Обамы. Они были женами пятерых республиканцев и пятерых демократов. Все они невероятно разные женщины. Но именно их человеческая природа, их несовершенства делают первых леди столь интересными. «Моя мать всегда считала себя обыкновенной женщиной, жившей в необыкновенное время», – с гордостью сказал Стив Форд. Эти женщины не идеальны, однако это лишь добавляет им привлекательности.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
192 000 книг 
и 20 000 аудиокниг
Получить 7 дней бесплатно
5