Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Отцы и дети

Отцы и дети
Бесплатно
Добавить в мои книги
25794 уже добавили
Оценка читателей
4.44

Роман поднимает вечную тему борьбы поколений. Кажется, споры отцов и детей будут сопутствовать каждой эпохе.

В дом Кирсановых приезжают сын Аркадий и его друг Евгений Базаров. Как будут развиваться отношения родственников, найдут ли они общий язык и какую роль в семье Кирсановых и их ближайшего окружения сыграет Базаров? Произведение, с которым каждый знакомится еще в школе, несомненно, стоит повторного прочтения, более глубокого и осмысленного. Изумительно, как посредством нескольких героев Тургенев демонстрирует читателям всю глубину недопонимания между людьми. «Отцы и дети» неоднократно экранизировались и ставились на сцене; сегодня это произведение по праву считается классикой отечественной литературы.

Книга «Отцы и дети» автора Иван Тургенев доступна онлайн на сайте и в мобильном приложении MyBook. Читайте с удовольствием.

Лучшие рецензии
jonny_c
jonny_c
Оценка:
134

Первый раз с романом «Отцы и дети» я столкнулся в тринадцатилетнем возрасте. Тогда, к сожалению, я практически ничего не понял из того, что прочитал, но фамилия Базарова и его образ мне почему-то запомнились надолго. Вторая попытка случилась шестью годами позже. В тот момент я валялся в больнице, отходил от перенесенной операции и упивался злостью и жалостью к самому себе из-за внезапно свалившейся на меня хвори. Совершенно случайно в моих руках снова оказались «Отцы и дети» и то ли благодаря больничной обстановке, то ли по причине своего паршивого душевного состояния, я так проникся этим произведением, что совершенно забыл о своей болезни и мгновенно пошел на поправку. С тех пор, если кто-то спрашивал меня, какие книги из русской классики произвели на меня наибольшее впечатление, я гордо и уверенно отвечал – «Преступление и наказание» и «Отцы и дети».

И вот, спустя десять лет, находясь в абсолютнейшем здравии, я снова перечитываю этот роман и осознаю, что удовольствие от чтения я получаю ничуть не меньшее. Наоборот, читая книгу, я смакую каждую страницу, каждое предложение, каждое слово, будто никогда раньше и не встречался с ними. Я наслаждаюсь описанием деревенского пейзажа, языком писателя, созданными им персонажами, их диалогами, размышлениями, убеждениями и взглядами на жизнь. Я понимаю, что во время предыдущего чтения уловил не всё, что многое в силу тогдашнего своего возраста осталось за бортом моего восприятия. Я недоумеваю, как в таком небольшом по объему произведении Иван Сергеевич ухитрился затронуть столько тем, поднять так много проблем и вопросов. Ведь, кроме извечного конфликта отцов и детей, который в любые времена кажется важным и актуальным, писатель предлагает нам поразмышлять еще над несколькими не менее важными вопросами.

Возможны ли взаимные теплые чувства между мужчиной и женщиной, если оба они самовлюбленны до мозга костей, если оба они охвачены гордыней и высокомерием, если оба они не желают жертвовать своими принципами и убеждениями ради любви? Возможна ли крепкая дружба между двумя совершенно разными молодыми людьми, пусть даже один из них и старается до поры до времени придерживаться таких же взглядов, как и у другого? Способны ли дети понимать отцов, а отцы детей? Способны ли новые прогрессивные течения что-либо изменить в существующей устоявшейся системе ценностей и привести к кардинальным переменам в обществе? В чем заключается трагедия молодых бунтарей? Какую они играют роль в общественно-политической жизни? Однако, центральной проблемой, которая указана уже в самом заглавии, все же является проблема взаимоотношения между отцами и детьми.

Демонстрируя в романе конфликт этих двух поколений посредством противопоставления молодого нигилиста Базарова утонченному аристократу Павлу Петровичу Кирсанову, Тургенев подводит читателя к обсуждению проблемы смены мировоззренческой парадигмы, которая как раз таки и явилась следствием противоборства между прогрессивными идеями молодежи и консервативными взглядами аристократической верхушки. История знает, что в критические периоды этот вопрос встает наиболее остро. В шестидесятые годы девятнадцатого столетия, представители молодого поколения были уверены в том, что перемены в социальной и политической сферах просто жизненно необходимы. Являясь носителями революционных демократических идей, они ратовали за разрушение всего старого, косного, застоявшегося, за искоренение барства, они открыто высказывали свои мысли, отрицали ценности и «принсипы», по которым годами жило старшее поколение в лице дворян и аристократов. Но добились ли они своего сказать сложно, хотя кое-какие перемены в стране все-таки тогда произошли.

Концовка романа, связанная со смертью Базарова, мне показалась несколько символичной. Возможно, Тургенев этим трагичным финалом намекает нам на то, что всякий бунт обречен на поражение, что общество само должно плавно и поступательно прийти к переменам. Известно, что Иван Сергеевич, являясь представителем дворянства, не одобрял революционных настроений молодежи, тем не менее, он создал образ, который вот уже несколько десятилетий служит примером для подражания многим молодым людям.

Читать полностью
Zelenova_EA
Zelenova_EA
Оценка:
116
Есть такие мгновения в жизни, такие чувства... На них можно только указать - и пройти мимо

Множество книг не дают вам спать ночью, потому что невозможно оторваться от них, пока не дочитаешь, пока не проглотишь их, не прожевывая; и лишь несколько книг за всю жизнь не дают вам спать уже после прочтения: лежишь, уставившись в темноту, не можешь с собой справиться, откуда-то ком в горле, глаза жжет, мысли покоя не дают. "Дворянское гнездо" - именно такая книга, после которой невозможно отойти, которая берёт читателя за самую душу, трясёт его, как ветер осиновые листья, добирается до того места, в котором все чувства зарождаются. И вот весь ободранный, оголенный, не можешь прийти в себя, как будто первую книгу в жизни довелось прочитать; и неясно, то ли сердце щемит, то ли душа болит.

Что тут скажешь, от "Дворянского гнезда" внутри меня какой-то переворот случился. И даже не пойму, как это получилось. Мне уже давно казалось, что для испытания подобных чувств мне нужно пару сотен страниц с издевательствами над детьми с котятами (дюжинами) на фоне ВОВ в окрестностях концлагеря... А оказалось, что хватило простой человеческой драмы в окружении почти сельской идиллии, драмы, вся суть которой сводится к давно известному и банальному "а счастье было так возможно, так близко..."

Тургенев очень сдержан в описании чувств и мыслей главных героев; скуп в выводах и итогах; очень точен в характеристиках: одного абзаца хватает, чтоб читатель понял, что из себя представляет персонаж. И вместе с тем автор далёк от осуждения и порицания (если такие чувства и возникают во время прочтения, то это всё наши, читательские, реакции), словно истинный православный прозорливец, Тургенев видит суть человеческой природы, не обвиняя её, но и не оправдывая, придерживаясь авторского нейтралитета. Глубина понимания жизни так велика, что она не укладывается в рамки простого жизненного опыта, не объясняется обычной наблюдательностью. Как, ну как, скажите мне, можно так понимать человека и так об этом писать?

Читать полностью
JewelJul
JewelJul
Оценка:
107

Нет, ну и кто я после этого? Где я была все эти годы? Почему всю свою жизнь я шарахалась от сочетания слов "люблю Тургенева"? Всю жизнь для меня эти слова означали верх зазнайства и звучали как жалкая попытка выглядеть девочкой-фиалкой. Я ненавидела девочек-фиалок. Всегда ненавидела. Пока мы пили пиво с чипсами и воблой, они, снисходительно поглядывая, потягивали пина-коладу и заедали марципанами в шоколаде, а потом тайком от всех скрывались в туалете, выходя довольными и постройневшими. Пока мы, потные, в стоптанных кроссовках, наматывали энный круг по залу или забрасывали мячи в корзину, они цокали каблуками, дырявя покрытие, с трудом забирались на трибуны, садились, перешептываясь, ожидая выхода мужской команды. Пока мы громко фантазировали о Корвине и Геральте, они с презрительным видом открывали томик Тургенева, выставив фамилию автора на всеобщее обозрение. Я вообще из другой команды, мне с ними (и с ним) не по пути.

Нет, ну и кто я после этого? Что бы сейчас сказали те, из моей команды? Но я буду защищаться. Нет, правда, буду. Я... искала его... годами долгими... искала его... дворами темными, кхе, не о том, но почти. Интонация, эта моя любимая сентиментальная интонация... тоска об утраченном, грусть о неприобретенном, печальные романсы, карточный пикет ввечеру, безлунная, но оттого звездная летняя ночь, дышащая свежестью, солнечные переливы на зеленых листьях знойным летним днем... Да Тургенев пишет импрессионистские картины не хуже Фаулза, даже и не картины - кино, небольшие абзацы - а чувствуешь себя глубоко внутри книги. Как, как ему это удается? Как удается этим писателям так точно подобрать слова, чтобы двумя прилагательными охватить всего персонажа? Или напряженную сцену? Почему всего лишь от двух слов я задумываюсь и долго смотрю в окно? "Марья Дмитриевна была скорее чувствительна, чем добра". Несложно. "Паншин был циник, идеалист". И все, клинч. Это разве не взаимоисключающие вещи? Циник - понятно, идеалист - понятно, а вместе это как? И я скажу по секрету, мне опять понравились не те персонажи...

Нет, ну и кто я после этого? Почему мне в книгах интереснее мерзкие персонажи? Что со мной? Доктор, я болен? Хоть и вышли Паншин с Варварой абсолютно отвратительными, вызывающими брезгливость этой своей приспособляемостью, светскими ухватками, расчетливостью, но сцены с ними - как моторчик, двигающий действие вперед и вперед, более того, так интересно наблюдать за Лизой, главной героиней, что же в ней пересилит: неприязнь или долг. Хотя, наверное, было глупо надеяться на драматичную сцену в момент встречи Лизы с Варварой, у таких, как Лиза, всегда побеждает долг. Всегда. Это не в минус ей, наоборот. Лиза поражает цельностью, вызывает уважение силой веры, особой аурой святости, чистотой. Это вот такие они, тургеневские девушки, да? Тихие, застенчивые, замкнутые, серьезные, с непроходящими думами о том, что должно и что можно? Мне кажется, такими изображали святомучениц на иконах. Еще мне кажется, у Лизы и не могло быть другого финала, даже случись все немного иначе, окажись фельетонист в журнале прав, какая бы история у нее с Лаврецким ни сложилась, все равно бы всё закончилось примерно тем же самым, утянула бы ее за собой ее другая любовь - вне этого мира (какое-то фэнтези получилось, но я так стараюсь без спойлеров). Лаврецкий же мне показался каким-то до скрипа зубов понятным, обычным, типичным, почти безликим... вот только детство его, да как он выжил-то? Детский ад.

А знаете что? Я не буду писать о теме смены поколений, не буду писать о странной для меня критике светских нравов (все их критикуют, но, кажется, жить без них не могут), не буду писать далее о книге... Я сегодня немного Паншина и пишу о себе. Пойду-ка надену платье из трю-трю левантина, длинное пальто да замшевые сапоги на каблуках, положу себе в сумочку томик Тургенева, прогуляюсь по баскетбольному полю, погляжу на парней, а потом выберу себе шикарный столик в ресторане, и непременно закажу пина-коладу... Нет, ну и кто я после этого?

Читать полностью
Лучшая цитата
Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
47 В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «Школьная программа по литературе»