Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Отцы и дети

Добавить в мои книги
25940 уже добавили
Оценка читателей
4.45
Написать рецензию
  • jonny_c
    jonny_c
    Оценка:
    134

    Первый раз с романом «Отцы и дети» я столкнулся в тринадцатилетнем возрасте. Тогда, к сожалению, я практически ничего не понял из того, что прочитал, но фамилия Базарова и его образ мне почему-то запомнились надолго. Вторая попытка случилась шестью годами позже. В тот момент я валялся в больнице, отходил от перенесенной операции и упивался злостью и жалостью к самому себе из-за внезапно свалившейся на меня хвори. Совершенно случайно в моих руках снова оказались «Отцы и дети» и то ли благодаря больничной обстановке, то ли по причине своего паршивого душевного состояния, я так проникся этим произведением, что совершенно забыл о своей болезни и мгновенно пошел на поправку. С тех пор, если кто-то спрашивал меня, какие книги из русской классики произвели на меня наибольшее впечатление, я гордо и уверенно отвечал – «Преступление и наказание» и «Отцы и дети».

    И вот, спустя десять лет, находясь в абсолютнейшем здравии, я снова перечитываю этот роман и осознаю, что удовольствие от чтения я получаю ничуть не меньшее. Наоборот, читая книгу, я смакую каждую страницу, каждое предложение, каждое слово, будто никогда раньше и не встречался с ними. Я наслаждаюсь описанием деревенского пейзажа, языком писателя, созданными им персонажами, их диалогами, размышлениями, убеждениями и взглядами на жизнь. Я понимаю, что во время предыдущего чтения уловил не всё, что многое в силу тогдашнего своего возраста осталось за бортом моего восприятия. Я недоумеваю, как в таком небольшом по объему произведении Иван Сергеевич ухитрился затронуть столько тем, поднять так много проблем и вопросов. Ведь, кроме извечного конфликта отцов и детей, который в любые времена кажется важным и актуальным, писатель предлагает нам поразмышлять еще над несколькими не менее важными вопросами.

    Возможны ли взаимные теплые чувства между мужчиной и женщиной, если оба они самовлюбленны до мозга костей, если оба они охвачены гордыней и высокомерием, если оба они не желают жертвовать своими принципами и убеждениями ради любви? Возможна ли крепкая дружба между двумя совершенно разными молодыми людьми, пусть даже один из них и старается до поры до времени придерживаться таких же взглядов, как и у другого? Способны ли дети понимать отцов, а отцы детей? Способны ли новые прогрессивные течения что-либо изменить в существующей устоявшейся системе ценностей и привести к кардинальным переменам в обществе? В чем заключается трагедия молодых бунтарей? Какую они играют роль в общественно-политической жизни? Однако, центральной проблемой, которая указана уже в самом заглавии, все же является проблема взаимоотношения между отцами и детьми.

    Демонстрируя в романе конфликт этих двух поколений посредством противопоставления молодого нигилиста Базарова утонченному аристократу Павлу Петровичу Кирсанову, Тургенев подводит читателя к обсуждению проблемы смены мировоззренческой парадигмы, которая как раз таки и явилась следствием противоборства между прогрессивными идеями молодежи и консервативными взглядами аристократической верхушки. История знает, что в критические периоды этот вопрос встает наиболее остро. В шестидесятые годы девятнадцатого столетия, представители молодого поколения были уверены в том, что перемены в социальной и политической сферах просто жизненно необходимы. Являясь носителями революционных демократических идей, они ратовали за разрушение всего старого, косного, застоявшегося, за искоренение барства, они открыто высказывали свои мысли, отрицали ценности и «принсипы», по которым годами жило старшее поколение в лице дворян и аристократов. Но добились ли они своего сказать сложно, хотя кое-какие перемены в стране все-таки тогда произошли.

    Концовка романа, связанная со смертью Базарова, мне показалась несколько символичной. Возможно, Тургенев этим трагичным финалом намекает нам на то, что всякий бунт обречен на поражение, что общество само должно плавно и поступательно прийти к переменам. Известно, что Иван Сергеевич, являясь представителем дворянства, не одобрял революционных настроений молодежи, тем не менее, он создал образ, который вот уже несколько десятилетий служит примером для подражания многим молодым людям.

    Читать полностью
  • Zelenova_EA
    Zelenova_EA
    Оценка:
    116
    Есть такие мгновения в жизни, такие чувства... На них можно только указать - и пройти мимо

    Множество книг не дают вам спать ночью, потому что невозможно оторваться от них, пока не дочитаешь, пока не проглотишь их, не прожевывая; и лишь несколько книг за всю жизнь не дают вам спать уже после прочтения: лежишь, уставившись в темноту, не можешь с собой справиться, откуда-то ком в горле, глаза жжет, мысли покоя не дают. "Дворянское гнездо" - именно такая книга, после которой невозможно отойти, которая берёт читателя за самую душу, трясёт его, как ветер осиновые листья, добирается до того места, в котором все чувства зарождаются. И вот весь ободранный, оголенный, не можешь прийти в себя, как будто первую книгу в жизни довелось прочитать; и неясно, то ли сердце щемит, то ли душа болит.

    Что тут скажешь, от "Дворянского гнезда" внутри меня какой-то переворот случился. И даже не пойму, как это получилось. Мне уже давно казалось, что для испытания подобных чувств мне нужно пару сотен страниц с издевательствами над детьми с котятами (дюжинами) на фоне ВОВ в окрестностях концлагеря... А оказалось, что хватило простой человеческой драмы в окружении почти сельской идиллии, драмы, вся суть которой сводится к давно известному и банальному "а счастье было так возможно, так близко..."

    Тургенев очень сдержан в описании чувств и мыслей главных героев; скуп в выводах и итогах; очень точен в характеристиках: одного абзаца хватает, чтоб читатель понял, что из себя представляет персонаж. И вместе с тем автор далёк от осуждения и порицания (если такие чувства и возникают во время прочтения, то это всё наши, читательские, реакции), словно истинный православный прозорливец, Тургенев видит суть человеческой природы, не обвиняя её, но и не оправдывая, придерживаясь авторского нейтралитета. Глубина понимания жизни так велика, что она не укладывается в рамки простого жизненного опыта, не объясняется обычной наблюдательностью. Как, ну как, скажите мне, можно так понимать человека и так об этом писать?

    Читать полностью
  • JewelJul
    JewelJul
    Оценка:
    107

    Нет, ну и кто я после этого? Где я была все эти годы? Почему всю свою жизнь я шарахалась от сочетания слов "люблю Тургенева"? Всю жизнь для меня эти слова означали верх зазнайства и звучали как жалкая попытка выглядеть девочкой-фиалкой. Я ненавидела девочек-фиалок. Всегда ненавидела. Пока мы пили пиво с чипсами и воблой, они, снисходительно поглядывая, потягивали пина-коладу и заедали марципанами в шоколаде, а потом тайком от всех скрывались в туалете, выходя довольными и постройневшими. Пока мы, потные, в стоптанных кроссовках, наматывали энный круг по залу или забрасывали мячи в корзину, они цокали каблуками, дырявя покрытие, с трудом забирались на трибуны, садились, перешептываясь, ожидая выхода мужской команды. Пока мы громко фантазировали о Корвине и Геральте, они с презрительным видом открывали томик Тургенева, выставив фамилию автора на всеобщее обозрение. Я вообще из другой команды, мне с ними (и с ним) не по пути.

    Нет, ну и кто я после этого? Что бы сейчас сказали те, из моей команды? Но я буду защищаться. Нет, правда, буду. Я... искала его... годами долгими... искала его... дворами темными, кхе, не о том, но почти. Интонация, эта моя любимая сентиментальная интонация... тоска об утраченном, грусть о неприобретенном, печальные романсы, карточный пикет ввечеру, безлунная, но оттого звездная летняя ночь, дышащая свежестью, солнечные переливы на зеленых листьях знойным летним днем... Да Тургенев пишет импрессионистские картины не хуже Фаулза, даже и не картины - кино, небольшие абзацы - а чувствуешь себя глубоко внутри книги. Как, как ему это удается? Как удается этим писателям так точно подобрать слова, чтобы двумя прилагательными охватить всего персонажа? Или напряженную сцену? Почему всего лишь от двух слов я задумываюсь и долго смотрю в окно? "Марья Дмитриевна была скорее чувствительна, чем добра". Несложно. "Паншин был циник, идеалист". И все, клинч. Это разве не взаимоисключающие вещи? Циник - понятно, идеалист - понятно, а вместе это как? И я скажу по секрету, мне опять понравились не те персонажи...

    Нет, ну и кто я после этого? Почему мне в книгах интереснее мерзкие персонажи? Что со мной? Доктор, я болен? Хоть и вышли Паншин с Варварой абсолютно отвратительными, вызывающими брезгливость этой своей приспособляемостью, светскими ухватками, расчетливостью, но сцены с ними - как моторчик, двигающий действие вперед и вперед, более того, так интересно наблюдать за Лизой, главной героиней, что же в ней пересилит: неприязнь или долг. Хотя, наверное, было глупо надеяться на драматичную сцену в момент встречи Лизы с Варварой, у таких, как Лиза, всегда побеждает долг. Всегда. Это не в минус ей, наоборот. Лиза поражает цельностью, вызывает уважение силой веры, особой аурой святости, чистотой. Это вот такие они, тургеневские девушки, да? Тихие, застенчивые, замкнутые, серьезные, с непроходящими думами о том, что должно и что можно? Мне кажется, такими изображали святомучениц на иконах. Еще мне кажется, у Лизы и не могло быть другого финала, даже случись все немного иначе, окажись фельетонист в журнале прав, какая бы история у нее с Лаврецким ни сложилась, все равно бы всё закончилось примерно тем же самым, утянула бы ее за собой ее другая любовь - вне этого мира (какое-то фэнтези получилось, но я так стараюсь без спойлеров). Лаврецкий же мне показался каким-то до скрипа зубов понятным, обычным, типичным, почти безликим... вот только детство его, да как он выжил-то? Детский ад.

    А знаете что? Я не буду писать о теме смены поколений, не буду писать о странной для меня критике светских нравов (все их критикуют, но, кажется, жить без них не могут), не буду писать далее о книге... Я сегодня немного Паншина и пишу о себе. Пойду-ка надену платье из трю-трю левантина, длинное пальто да замшевые сапоги на каблуках, положу себе в сумочку томик Тургенева, прогуляюсь по баскетбольному полю, погляжу на парней, а потом выберу себе шикарный столик в ресторане, и непременно закажу пина-коладу... Нет, ну и кто я после этого?

    Читать полностью
  • be-free
    be-free
    Оценка:
    98

    Нет на свете ничего более отталкивающего и опошленного, чем школьная программа. Сотни тысяч сочинений и анализов героев, рассматривание каждой фразы, каждого поступка под микроскопом, выискивание смыслов, которые автор и не думал вкладывать в свое произведение. При этом от учащихся требуется полет мысли, но исключительно в нужном направлении. Фантазия и свое мнение не просто не приветствуются, а даже строго осуждаются. И как, скажите, как после этого можно сохранить не хорошее, но хотя бы приятное впечатление от книги? Одним из таких «пострадавших» романов я считаю роман «Отцы и дети». Поэтому было особенно приятно убедиться в его нетривиальности и оригинальности, взглянув на его героев не с «правильной» точки зрения, а просто со своей.

    «Отцы и дети» из названия знаменитого романа перешло в часто употребляемую фразу при обсуждении конфликта поколений. Наверное, это правильно. Поскольку всего на двух примерах, на двух парах (Кирсановы и Базаровы) Иван Сергеевич показал основные типы отношений между родителями и их чадами. Однако я усматриваю еще один подтекст романа: у Кирсановых мог получиться только такой сын, каким является Аркадий, а у Базаровых в свою очередь только такой, как Евгений. Несмотря на то, что ни одно семейство по определению не может быть близко современному читателю на сто процентов (у них там конфликт последующих поколений, а между нами лежат еще около восьми), все же старшие Кирсановы намного приятней и симпатичней Базаровых. Николай Петрович любит своего сына, но не забывает и о себе. Я называю это здоровым родительским эгоизмом. На мой взгляд, только при таком отношении к ребенку из него может получиться достойный индивид, как Аркадий: честный и порядочный, образованный и здравомыслящий. Евгения я тоже не считаю отрицательным персонажем. Он ранимый человек, залюбленный с детства. Столкнувшись с действительностью, его сущность как бы обросла броней, скрытой под слоем нигилизма. В то же время сам Евгений никогда не идет на конфликт, но готов защищаться. Показательно его столкновение с Павлом Петровичем, где лично я усматриваю некоторую зависть молодости и возможностям молодого Базарова со стороны старого либерала, напрасно потратившего всю свою жизнь на любовь к безответной княгине Р. Евгений исключительно органичен в роли нигилиста. Он не сомневается в своих убеждениях, не пытается привлечь других на свою сторону. Он просто так живет, потому что ему так комфортно. Вообще, образ Базарова – очередная попытка Тургенева описать «лишнего человека» своего времени. На мой взгляд, из трех претендентов на это гордое звание (Рудин, Инсаров и Базаров), Евгений самая самодостаточная личность. Рудин был довольно слабохарактерным и нерешительным, Инсаров слишком увлеченным идеей, а вот Базаров силен со всех сторон, у него нет слабостей. В то же время нет оправдания его «лишности», поэтому он одновременно и самый уязвимый. Почему Тургенев уготовил такой конец своему герою? Может быть, он был не ко времени, и Иван Сергеевич это чувствовал. Слишком сильный, слишком независимый от чужих мнений, слишком прогрессивный для России, только что отказавшейся от крепостного права. И это опять же своеобразный хэппи энд. А иначе что бы ждало молодого Базарова в Новой России? Поэтому такой финал своеобразное авторское милосердие.

    С каждым романом Тургенева мне становится все более и более по душе его проза. Лаконичная, емкая, полная двойственности и поисков себя. Пока я усматриваю всего один недостаток – женские образы. Они у Ивана Сергеевича однотипные: Одинцова почти та же Наталья и Елена из предыдущих романов, только помудревшая, отдавшая весь свой пыл первому мужу. В каком-то смысле можно сказать, что она антипод прошлым героиням, но только в том, что касается собственной свободы. Хотя она просто не полюбила Базарова настолько сильно, чтобы броситься в омут с головой. Ведь в «Рудине» и «Накануне» обе героини были домашними юными девушками, в «Отцах и детях» нам встречается уже вдова. Общее же настроение Одинцовой, ее манера мыслить и рассуждать удивительно схожи с манерами Натальи и Елены. В общем, на лицо однообразие в женских образах. Если учесть, что они служат для раскрытия характеров образов мужских, это простительная слабина. В остальном же проза Тургенева практически идеальна, с богатыми писаниями пейзажа и чувств, предысториями героев, их ощущениями, а главное – жизнь персонажей после окончания основных событий. Настоящая хорошая проза, от которой получаешь истинное удовольствие!

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    84

    Мы делили с тобой наслаждение.
    Сообща упивались борьбой.
    Но идейных твоих заблуждений
    Не могла разделить я с тобой.

    Ю.М.Поляков

    В «Дворянском гнезде» гнездится вся тупорылость советской литературы. Я его любила, но оказалось, что он не любит Россию. Он плохой. Если по аналогии воспользоваться образом стандартной тургеневской девушки, которая обязательна своим присутствием в данном произведении, как ее там, …Лиза! (а Тургенев в «Гнезде» проговорился и сам дал ей определение – его барышень можно четко охарактеризовать его же фразой «у меня своих слов нет»), то, ввиду того, что тургеневская девушка, которая проходит молчаливым фоном по ходу повествования, определяется исключительно своими внешними данными, следовательно, по этому же признаку эти самые женские особи выбирают себе мужчин для спаривания. Поэтому мнимый патриотизм и набожность его дев – полная чепуха, а мужчин они себе находят исключительно руководствуясь формой ягодиц последних. Или на что там в первую очередь обращают внимание девушки. Только не надо про деньги, ибо тургеневские герои по определению благородны, как и сам Иван Сергеевич, а следовательно богаты изначально. Имеют маму, содержащую их всю жизнь. У Тургенева был в биографии ужасающий момент, сравнимый с гюговскими ужастиками, когда мама ему целый год(!) не давала денег из-за увлечения сыночком нехорошей девкой. Подобные гестаповские методы сравнимы с действиями родителей одного моего знакомого, которому те как-то целый день(!) не разрешали пить пиво в виде наказания. Нужно же меру знать. Воспитание есть воспитание, но не до такой же степени.

    Некоторые странности, которые, вероятно, имели место и в других произведениях, но раньше на них как-то внимание не задерживалось, всплыли в полном объеме. Например, если речь идет о ля-ля-ля чувствах, то все прописано идеально и скрупулезно, каждый ах и ох. Но если речь заходит о каких-то более серьезных вещах, будь то патриотизм или преемственность поколений, то Тургенев обходится общими словами. Диалоги куда-то исчезают и это странно, ибо его герои настолько любят поговорить, что стоит опасливо отдергивать руки, если даешь им морковку. Идет краткий пересказ содержания разговора, заканчивающийся ни к селу, ни, тем более, к городу, упоминанием о том, что нужно пахать землю. Об этом уже как минимум Базаров распространялся. Уверен, что сам Иван Сергеевич плуг видел исключительно издали и исключительно в глубоком детстве. Вообще, "тургеневщина" и нынче в моде. Многие уехавшие тут же на почве безделья находят у себя литературный талант. Чаще всего так и остаются в гордом одиночестве среди этих нашедших.

    Тургеневский патриотизм имеет очевидную коммерческую составляющую. Более того, он усугублен еще и собственной доброй волей, ибо никто его заграницами не насиловал, но, как водится, жить он предпочитал, естественно, преимущественно в Европе, а страдать, естественно, преимущественно по России. То есть, "русский писатель" в данном случае профессия во всей полноте этого словосочетания. Интерпретировать высокий смысл "Дворянского гнезда" можно как угодно, в зависимости от собственной фантазии. Обычный для Тургенева юмористический конец дает читателю множество вариантов этого самого смысла, что понятно, писатель эти смыслы прописал жирным шрифтом, так как никто бы и не смог разглядеть того, что текстом не предусматривалось. В самом названии мне видится неприкрытая насмешка над родиной, над косностью и архаичностью русских традиций в отличии от "германского племени", потому что "только ему доступно живое воображение и смелость мысли" (читал ли Гитлер это место?). Представляю, каких трудов автору стоило дать итоговое название произведению, сколько раз он его менял и к услугам скольких помощников прибегал. В итоге, на теле стандартного тургеневского любовного романчика наименование "Дворянское гнездо" выглядит чем-то инородным.

    Из запомнившихся фраз можно выделить только "смерть не ждет, и жизнь ждать не должна". В тексте обнаружились незамеченные самим Тургеневым стишки "Поднялся гвалт, крик и гам: Маланью заперли в чулан". А общим смыл произведения выражается следующим - "Вот он какой», — подумала она, ласково глядя на него; "вот ты какая", — подумал и он." Если понимать, что речь идет о северном олене, то все становится на свои места.

    p.s. Для тех, кто слишком близко к сердцу воспринял монашескую долю Лизы, описанную примерно на 11 с половиной строках,существует гораздо более объемный и подробный труд Дидро "Монахиня". Там, в точности до наоборот, девушка ищет любые пути, чтобы из монастыря удалиться. И дурой ее никак не назовешь.

    p.p.s. И вот еще фраза "Он чувствовал: что-то было в Лизе, куда он проникнуть не мог." Стесняюсь спросить, это он о чем?

    Читать полностью
  • winter-berry
    winter-berry
    Оценка:
    69

    Когда я училась в школе, я искренне не могла понять – как можно любить Тургенева? Как можно любить все эти его светлые теплые дни, кружевные белые шали, чай на залитой солнцем веранде. Как можно любить все это – чистое, нежное, раннее, такое свежее. Ведь у Тургенева даже несчастная любовь не несчастна вовсе. Она видится чем-то невыносимо прекрасным на фоне цветущих вишен, утопая в утренней холодной росе. И даже смерть как будто и не смерть - это цветы и пение птиц, светлая грусть; липовый цвет, нечаянно сорванный ветром, янтарный и душный липовый цвет.

    Все это казалось таким надуманным и искусственным, будто кто-то всегда старательно подкрашивает восходящие лучи солнца с утра, поправляет кусты роз и аккуратно разглаживает складки на платьях. Только потом понимаешь, что Тургенев невыносимо прекрасен. Что он – сама жизнь. Что это твое сердце так нетерпеливо подкрашивает лучи солнца, что это оно красит платья в белый цвет, белее распустившейся в саду черемухи. Это не Тургенев осветил весь мир. Он только открыл твое сердце. Для чистого и ясного. Для жизни.

    «Отцы и дети» обрывают путь Базарова как-то удивительно внезапно. Как-то удивительно «как в жизни». Нелепо, словно насмешка судьбы, и в то же время – обычно. Это не крах его идей, нет. Это не гибель нигилизма, это никакой не символ. Это смерть Базарова. Который в начале книги ужасно раздражает, и даже хочется ему отвесить пощечину. А в конце – ну невозможно не проникнуться, не замереть в тревоге в момент его болезни.

    И если начало книги похоже на фарс, и всюду кажутся преувеличения, и в героях все черты обострены до предела, то к концу книги все встает на свои места и видно, что это именно твои предубеждения, это ты ошибался.

    Тургенев из каждого возраста кажется нам разным. Как, собственно, все наши классики. Это и прекрасно. Нет, не советуйте подросткам Тургенева «потому что его легко читать» и «он пишет о любви». Советуйте его всем. Советуйте Тургенева потому, что это ОН. Мастер слова.

    Читать полностью
  • fish_out_of_water...
    fish_out_of_water...
    Оценка:
    68

    Я не понимаю зачем детям 15-16 лет задают читать такую литературу, как "Война и мир" Толстого, "Преступление и наказание" Достоевского, "Мертвые души" Гоголя. Вот не думаю, что прямо все, кто учился в 9-10 классах, уловили смысл данных произведенний.
    Но вот "Отцы и дети" Тургенева - это иной разговор. Это произведение, как ни странно, заствило меня пересмотреть мое поведение и мировоззрение. Герой Базарова чем-то мне напоминал саму себя (да уж и кому он не напоминал себя в юнношестве?). Но я вовсе не начала восхищаться этим персонажем. Даже наоборот - некоторые его поступки и мысли напрочь отталкивали от него.
    И знаете что? Я захотела измениться. Да-да, увидев себя в Базарове, я захотела поменять свои взгляды на жизнь. Не каждый роман настолько действует на человека - это уникальное свойство "Отцов и детей". На меня он повлиял, а значит он ненапрасен.
    А вот в конце Базаров все-таки стал романтиком. Чего только стоит его последняя фраза: "Оставьте свечу догарать" - красиво и метафарично.
    Спасибо тебе, Тургенев. Это произведение сделало меня взрослой.

    P.S.: Благодарю за внимание, сэр.

    Читать полностью
  • platinavi
    platinavi
    Оценка:
    51

    Мне не понятно почему Тургенева знают и любят в массе своей меньше Толстого и Достоевского. Неужто все дело в объемах?)))
    А ведь как ему хорошо даются описания природы и быта, как красив и благозвучен его язык. Как много и талантливо сказано тут стоящих цитат. Две главные темы - конфликт возрастов и конфликт классов, по сути своей тема не новая, но здесь представлена очень значительно. Тема эта вечная и не знающая решения, зато имеющая много поучительных историй. Здесь нет многоэтажности Достоевского и философии Толстого, но зато он обладает простотой и красотой слова, он не отягощает, как вышеуказанные авторы.
    Не беллетристика, но можно отдохнуть =З

  • Оценка:
    Хорошая книга.
  • Оценка:
    Пока эмоции ещё очень свежи, хочется написать очень искренно. Книга замечательная. Именно – замечательная. Во всех смыслах и отношениях. Уже хочется перечитать, или вовсе с ней не расставаться. Кажется, любой найдёт в ней всё, что ищет, каждый раз открывая для себя новое, нужное, вдохновляющее. Эта книга, определённо, на все времена. Читайте, получая истинное наслаждение.