4,2
15 читателей оценили
842 печ. страниц
2008 год
Оцените книгу

О книге

И.И. Лажечников (1792–1869) – один из лучших наших исторических романистов. А.С. Пушкин так сказал о романе «Ледяной дом»: «…поэзия останется всегда поэзией, и многие страницы вашего романа будут жить, доколе не забудется русский язык». Обаяние Лажечникова – в его личном переживании истории и в удивительной точности, с которой писатель воссоздает атмосферу исследуемых эпох. Увлекательность повествования принесла ему славу «отечественного Вальтера Скотта» у современников.

Подробная информация

Правообладатель: Public Domain

Дата написания: 1838

Год издания: 2008

ISBN (EAN): 9785699154500

Объем: 758.1 тыс. знаков

ID: 47682

  1. eka_chuchundra
    Оценил книгу

    Просто удивительно, как на основе сухого факта, упомянутого в летописях, автору удалось создать такой насыщенный и колоритный роман. Что в нем подлинно, а что нет - разбираться историкам, но рядовой читатель может открыть в нем для себя массу интересных вещей.

    С одной стороны - сюжет может показаться донельзя банальным. Трагичная история любви между "басурманом" (дворянином по происхождению, лекарем по призванию) Антоном и боярской дочерью Анастасией. "Ромео и Джульетта" на русский манер. Но за этой историей стоит нечто более масштабное.

    Например, как дети могут платить за грехи своих отцов. Ошибка молодости, неосторожное поведение, которое вроде бы уже и забылось, всплывает для немецкого барона Эренштейна через много лет и заставляет его заплатить по всем счетам: отдать своего первенца когда-то униженному им итальянскому лекарю, отречься от этого ребенка, потерять потом и второго сына, а в итоге, помутившись рассудком, закончить свою жизнь в монастыре. Но как бы ни пытался автор убедить меня в том, какой барон Эренштейн подлец, я ему не верю. Не верю, и все тут. Да,он подлец вначале, обидел сирого и убогого, да, он подлец потом, когда грозил убить собственного сына, если бы тот вздумал заявить всем о своем происхождении, но месть этого сирого и убогого лекаря перечеркнула все остальное. Лишать человека ребенка, разрывать любящую семью - не слишком ли жестокое наказание? Каждый рассмотрит эту ситуацию по-своему. Но однозначного ответа так и не найдется. И неслучайно судьба сведет этих двух персонажей в конце их жизни в монастыре, чтобы оплакать жертву их гордыни, злобы и ненависти.

    Еще один огромнейший плюс в пользу данного романа - описания. Эти потрясающие описания строящейся Москвы, природы. И вот этим описаниям хочется верить на все 100%. Древняя Москва - это не только город с бессчетным количеством храмов, куполов, башен и теремов, это еще и убожество, нищета, дикость, которой не коснулось влияние Запада, пепелища после недавних пожаров. Автор не поклоняется перед западом, но и не идеализирует русский быт Средневековья. Помимо всего прочего, повествование буквально наполнено духом той эпохи: языковая стилизация, фрагменты фольклора и документов, из-за чего первое время довольно затруднительно читать данное произведение, продираясь через дебри незнакомых слов и выражений.

    Ну и отдельного внимания заслуживает образ Иоана III. Хочу заметить, что это один из немногих персонажей, который понравился практически полностью. Сложная противоречивая натура, которая восхищает и отталкивает одновременно. С одной стороны - жестокий тиран, скупой, кровожадный, которого ничто не останавливает на пути к власти, с другой стороны - "собиратель Руси", который жизнь свою отдаст за государство и не мыслит себя без него.

    Народ? Где он? Подай мне его, чтобы я мог услышать его ропот и задушить, как тебя душу... Есть на свете русское государство, и все оно, божьею милостью, во мне одном..."

    Остальные персонажи (ну за исключением, может, боярина Образца и врача Антонио Фиоравенти) несколько однобоки. Нет полутонов. Либо слишком положительные, порой аж до приторности (к примеру, Антон), либо полностью отрицательные (боярин Мамон). А такого все-таки не бывает. И это, на мой взгляд, единственный минус данной книги.

    Интересное и живое произведение о судьбах людей, сочетающее в себе тонкое соединение истории и вымысла.

  2. tangata
    Оценил книгу

    Дома тишина, только воробьи трещат где-то внизу, у кормушки. Мерцает елка, кошки спят уютными клубочками. А я читаю старинный роман о приключениях еще более давних.

    Длинная витиеватая история никак не может начаться, петляя во времени и пространстве, заполняется множеством героев, осыпает старым жемчугом ушедших слов и оборотов. «Построил лицо сообразно случаю» - в записную книжку и вечное пользование. «В чаду дружеских ласк» - изумительно же. А сколько всяких жуковин, решеток с ершами, тапканов, пупыт и санников! Пять минут читаешь, пятнадцать рыщешь в интернете. Стиль, слог, речь, причуды наших предков сами по себе удовольствие.

    Но главное – история. Москва еще деревянная. Но Аристотель Фиорованти уже разработал проект Успенского собора, Софья Палеолог привезла плоды византийской учености (и попугая), Федор Курицын на свою голову увлекся дипломатией, философией и религией, по Руси бродит первая ересь (теперь и у нас как в Европе!), а Афанасий Никитин вернулся из Индии. И все это на фоне собирательства земель и бурного государственного строительства. Лес рубят, щепки пищат, но все же упорно пытаются выжить и даже наладить личную жизнь.

    Лекарь (но и дворянин) Антон Эренштейн прибывает ко двору властителя дикой Московии, Ивана III. Его определяют на постой к боярину классического разбора, тот со всем семейством ждет чучелу заморскую, страшного клыкастого колдуна. Басурмана фактически отселяют в отдельную половину дома, двор разгораживают тыном, слугу выделяют по принципу «кого не жалко». В общем, ужас и смятение. Вот только приезжает не чудище, а ангелический юноша с высокой душой и рыцарскими идеалами. Что будет дальше – уже понятно. Любовь, коварство, политика, попытки взаимопонимания и поэзия старинной прозы. Как же странно все было, как давно.

    Примеч. жуко́вина. 1. старин. перстень с камнем, укреплённый в гнезде лапками, сходными с лапками жука.

  3. ToPa_jan
    Оценил книгу

    Редкий исторический роман, описывающий жизнь приближенных Ивана III. В эпоху больших изменений, когда Русь объединялась. Княжества входили в великую Русь.
    В произведении повествуется о непростой судьбе сына герцога Эренштейна, который отказался от своего собственного сына, из-за порочащего поступка, который он совершил необдуманно. Впоследствии его сын вырос лекарем и отправился покорять Русь.
    Читая книгу ждешь с нетерпением развязку, которая все прояснит и покажет счастливый конец истории. Но произведение заканчивается крайне трагично, где Антон Эренштейн погибает в темнице, забитый татарами. О его отце, матери и приемном отце почти ничего не упоминается во время всего произведения. И лишь в конце несколько слов об их судьбе после смерти Антона. Чувствуется какая-то недосказанность в произведении. Слишком много персонажей участвует, которые появляются внезапно и так же внезапно исчезают.
    В книге ярко раскрыта жизнь иностранца в Москве времен Ивана III. Антона-лекаря сейчас бы назвали экспатом. Интересно отношение царя к нему. Пока он только что приехал и считался иностранным лекарем-профессионалом, ему в Москве оказывали полнейший почет. Но никакие заслуги не помогают от злых языков. Интересно, что именно, когда Антон принимает православную веру, и готовится жениться на Анастасии, находятся завистники, готовые ему помешать.
    Он берется лечить сына татарского царя Данияра Каракачу, а царь взамен обязуется подарить ему жизнь и богатые дары. Но недоброжелатели подменили лекарство и Каракача умирает. За это Антон попадает в темницу.
    Отношение к экспату на Руси, кажется сохранилось до сих пор. Пока ты эспат - тебя уважают, потому что тебя позвал сам "царь" и важный человек, который вносит уникальный вклад в развитие общества. Но как только ты ассимилировал, ты перестаешь быть экспатом и у тебя разом исчезает твоя уникальность. Ты становишься таким же как все, хоть и имеешь особенный дар. Но завистники не дают тебе дорогу, а заступиться уже некому.