Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Выбор оружия. Последнее слово техники (сборник)

Выбор оружия. Последнее слово техники (сборник)
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
543 уже добавили
Оценка читателей
4.0

Классический (и, по мнению многих, лучший) роман из цикла о Культуре – в новом переводе! Единственный в библиографии знаменитого шотландца сборник (включающий большую заглавную повесть о Культуре же) – впервые на русском!

Чераденин Закалве родился и вырос вне Культуры и уже в довольно зрелом возрасте стал агентом Особых Обстоятельств «культурной» службы Контакта. Как и у большинства героев Бэнкса, в прошлом у него скрыта жутковатая тайна, определяющая линию поведения. Блестящий военачальник, Закалве работает своего рода провокатором, готовящим в отсталых мирах почву для прогрессоров из Контакта. В отличие от уроженцев Культуры, ему есть ради чего сражаться и что доказывать, как самому себе, так и окружающим. Головокружительная смелость, презрение к риску, неумение проигрывать – все это следствия мощной психической травмы, которую Закалве пережил много лет назад и которая откроется лишь в финале.

Лучшие рецензии
augustin_blade
augustin_blade
Оценка:
62

I’m gonna fight ’em off
A seven nation army couldn’t hold me back
(с) The White Stripes

То самое ощущение: ловить себя на мысли, что безумно скучал по прозе Бэнкса в момент, когда позади лишь пролог, а вся новая история только поджидает тебя за углом. Как будто столетие бродил по другим мирам, и наконец-то снова ступил на дорогу к дому. Шаг, еще шаг - и мы почти у цели.
Что лично мне всегда нравилось в цикле о Культуре, так это то, что если читатель по большому счету принимается за этот мир впервые и не знает о нем практически ничего, какого-то сильного отравления чтения, с моей точки зрения, за этим точно не последует. Я читаю книги цикла в совершенно случайном порядке, и не могу сказать, что незнание или недостроенная картинка концепции мира как-то основательно рушат мое восприятие. Да, "Выбор оружия. Последнее слово техники" - это не, например, Игрок , в котором на тему мира Культуры рассказано больше. Но, скажем так, если для вас сперва мир, а потом личность героя, и принципиально важно понять, как оно там все у них устроено, то рекомендую все-таки начать с того же "Игрока" или идти по порядку выхода книг. Если для вас первым герой, а потом мир, и достроить картинку можно по мере знакомства, то да здравствует случай выбора. Конец лирического отступления.

Часть первая: Выбор оружия. Человек из прошлого и крови.

"Никаких игр в солдатики" - так недавно велела ему Сма.
"Долбаные игры в солдатики", - пробормотал он себе под нос, собирая волосы на затылке и закрепляя их резинкой.

Кто-то политик от бога, кто-то прекрасен послом мира. А есть люди, созданные для войны. Сказать, что Чераденин Закалве и война созданы друг для друга - это ничего не сказать. А от своего призвания, как говорится, не убежать.
Итак, в распоряжении читателя:
а) талантливый герой с таинственным прошлым и непростым настоящим, который решил "уйти на покой";
б) сильные мира сего, которые готовы разыскать талантливого героя и доверить ему непростое задание (вроде даже не про игру в войну, кому скажи), ибо слишком рано он решил уйти на покой;
в) ощущение, что где-то что-то точно пойдет не так.

Написанный в 1990 году роман не теряет актуальности и сегодня, да и вряд ли когда-нибудь эту актуальность потеряет. Здесь встречаются толковые и более чем ироничные замечания на тему войны и человека на войне, кому на самом деле все это нужно и куда может привести. Какова цена жизни на войне, насколько один человек может быть для нее ничтожен, а может и безумно ценен. Как беспомощен бывает человек перед лицом решения сильных мира сего, как противостоят в молчаливой дуэли война окопов и информационная война. Что порой самое страшное благо для выбранной тобой нации - это как раз эту самую войну выиграть. Все это заключено в череду историй войн былого в обрамлении потрясающего стиля повествования и композиции, где у нас не столько мир, глобальное и политика, сколько обязательно человек, личность, психология. Мы не только разбираемся в окружающем инородном мире, мы копаемся еще и в отдельно взятой голове, в конкретном клубке отрывочных воспоминаний. Именно такой симбиоз и делает происходящее на страницах "Выбора оружия" острее и динамичней, потому что нам придется не только следить за аферами войн и интриг, но и - пожалуй, самое интересное - периодически попадать в прошлое главного героя, вместе с ним пытаясь восстановить в памяти кое-что очень важное. Я бы сказала, крайне важное. Как говорится, а крошки-подсказки-то были везде... Внимательно вчитывайтесь в происходящее и держите в голове до последнего, потому что в финале Бэнкс сделает тот самый фирменный щелчок пальцами, от которого карточный домик полетит в пропасть, а все известные "дано" и "было" станут совсем не тем, чем казались на первый взгляд. И это самое шикарное ощущение от прочтения романов автора от слова вообще. Сразу в мозгу неосознанно происходит перемотка событий, и понимаешь, что уже прямо здесь и сейчас хочется перечитать, чтобы снова плясать от начала. Повторюсь, классное и правильное сочетание человека в окружении и окружения сюжета в человеке.

Не обошлось в "Выборе оружия" и без рассуждений на такие темы, как этика бессмертия и вечной молодости, противопоставления разума машины и человека, такие отступления наравне с темой жизни и смерти, войны и мира достраивают картинку повествования и того мира, в котором оказывается читатель. Никакой лютой научной фантастики, где от обилия терминов и засилья механики рябит в глазах. Психологизм в антураже продуманного мира, который впитываешь и постигаешь постепенно и как-то правильно, не вызывая расстройства читательского пищеварения.

Часть вторая: Последнее слово техники. Мир из вспышек света.

Не бывает взлетов без падений или света без тьмы... не то чтобы без зла не может быть добра, но возможность зла должна существовать.

Я очень редко читаю сборники рассказов, но в случае "Последнего слова техники" было некомильфо пройти мимо. И, как выяснилось, после высокой ноты финала "Выбора оружия" малая форма прозы оказалось то, что надо, чтобы адреналин в крови сбавил обороты, а застрявшее в голове "я так и знала, что где-то подвох!" сошло на уровень тихого восторга и желания перечитать. Если история Закалве - это более человек в окружении мира, чем наоборот, то "Последнее слово техники" больше берет именно расширением горизонтов вселенной и мироздания, в котором все это самое про Культуру происходит. Эдакие зарисовки уголков Вселенной, которой нет конца и края, наполненные историями самых разных эмоций. Тут и история любви, и история выживания, и сатира на противостояние Востока и Запада, интриги и жестокость, спектакли и кровь. Здесь так же встречаются все те же вопросы этики суждений о разуме человека и машины, о жизни и смерти, о том, что каждый небольшой мир в этом бескрайнем пространстве какой-то исключительно свой, странный для других, но родной для себя. Что до заглавной повести сборника, это история-рассуждение о жизни, бытии, о доме и, что интересно, о нас, жителях Земли. О том, как устроены, зачем делают то или это, как разрушают и при этом умеют красиво созидать. Хороший вариант обернуться на свое отражение в зеркале и чуть призадуматься. В общем и целом, размеренный, хоть местами и довольно жесткий, сборник разных настроений, который сам по себе, скорее всего, не заиграл бы такими красками, а вот после "Выбора оружия" самое то.

Итого: Иэн Бэнкс в контексте Культуры решительно прекрасен. Читать.
p.s.

И у нее [идеи] были две тени, она была двоякой: потребность и метод. Потребность была очевидна - победить то, что угрожает ее жизни. А метод был таков: взять и подчинить себе материалы и людей для достижения единственной цели. Основой его являлось представление о том, что в драке можно использовать все, что угодно, все, что является оружием, и нужно уметь пользоваться этим оружием, уметь найти его и выбрать, из чего именно прицелиться и выстрелить. Особый талант, способность сделать правильный выбор оружия.
Читать полностью
Zatv
Zatv
Оценка:
35

«Выбор оружия» - одна из самых тяжелых книг в бэнксовской серии о Культуре (сообществе космических цивилизаций). В сущности, она о постоянном поиске смерти. Только вот понимаешь это уже ближе к концу повествования.
Не сразу обращаешь внимание на необычную нумерацию глав. Их две – те, что обозначены римскими цифрами, идут по возрастающей, арабскими – в обратном порядке. Следуя нумерации происходит и описание событий – жизни Шерадинина Закалве, агента по специальным операциям.

Занимаясь умеренным прогрессорством среди неприсоединившихся к сообществу народов, Культура постоянно испытывает потребность в кадрах с менталитетом «аборигенов». А так как последние постоянно за что-нибудь воюют, то самыми востребованными оказываются полководцы. Закалве – как раз, такой специалист по конфликтным ситуациям.
Сбежав со своей родной планеты, он 50 лет провел в анабиозе, надеясь забыть совершенное и начать новую жизнь, но вновь попал на войну, только ведущуюся на… айсбергах. Посчитав своим долгом доложить начальству о готовящемся заговоре, Закалве был выкинут сослуживцами в ледяную пургу и неминуемо бы замерз, если бы рядом не опустился модуль Культуры. От полученного предложения трудно было отказаться. В обмен на жизнь и фиксацию тридцатилетнего возраста, он стал агентом по спецоперациям, перемещаясь с одной войны на другую. При этом, его полководческие таланты даже не играли особой роли, и, выигрывая битвы, он сознательно отдавал победу противнику, потому что Культура имела другое мнение на этот счет.

Но были несколько отличительных особенностей. Закалве упорно отказывался модифицировать свое тело, что значительно повысило бы его выживаемость. И порой только вмешательство в самый последний момент его попечителей спасало ему жизнь. И еще эта фобия – нервный срыв при виде белого стула или табурета.
В итоге получился такой Агасфер, бредущий от одного конфликта к другому и постоянно ищущий расплату за когда-то совершенное преступление.

Вердикт. Читать в порядке следования цикла после «Вспомни о Флебе» и «Игрока».
P.S. У книги просто ужасная обложка. Ее «игривость» явно не соответствует содержанию.
PP.S. Рецензии на книги цикла о Культуре – «Вспомни о Флебе», «Игрок», «Эксцессия», «Инверсии», «Материя», «Несущественная деталь».

Читать полностью
geffy
geffy
Оценка:
17

Если бы я твердо не решила писать рецензии на всю серию книг Культуры, то наверное бы промолчала об этой книге. Сложная она. Тяжелая. Как в плане сюжета, так и постоянными скачками между флешбэками и настоящим.

Итак, перед нами снова Культура, ее агент и ее наемник, которому дают задания выиграть или проиграть войну, как Культуре угодно. Наемник тоже не прост, у него своих тараканов на троих хватит.
Еще есть очень давняя истории (Наемнику двести лет с гаком), потеря памяти (и не мудрено, я насчитала? что ему в голову стреляли раз пять, не считая моментов когда ее ему отрубили, просто избивали и тд.), и мучительный побег от самого себя (конечно же, неудачный).
Книга тяжелая, изматывающая, но в тоже время, от нее не оторваться. Каждый эпизод по своему красив. Описание инопланетных городов, где приходится сражаться наемнику, заставляли меня читать еще более жадно. Военные дилеммы выставляемые Бэнксом, разные точки зрения на войну героев. За всем этим интересно следить.
Где-то в начале, я подумала что может у меня появится второй любимый герой в цикле Культуры, но Закалве своими постоянными мучениями, тяжелыми мутными размышлениями и горем, которое он не может вспомнить, заставил меня в итоге его возненавидеть. Потому что не важно как оно было, если ты сам себя казнишь и носишь в сердце много боли, хочешь не хочешь ты раздашь ее людям, что рядом с тобой. Сделаешь им больно, даже если не хочешь этого. И так по кругу, больше боли с каждым забегом, больше вины и только один способ вырваться из этого плена. Простить себя, отпустить свою вину.
Может быть тут личное, терпеть не могу мучеников.
Культура показана всесильной и беспомощной. Вот уж не знаю, зачем им наемники. Можно подумать что культуриане(?) не способны достойно внедряться в иные цивилизации, раз уж Культуре эти игры нужны. Это тоже интересный вопрос, поднятый еще в Игроке и продолженный в Выборе Оружия.

— Но мы в “Особых обстоятельствах” имеем дело с моральным эквивалентом “черных дыр”, где нормальные законы верного и неверного, общие для всей Вселенной, нарушаются. Это и есть особые обстоятельства, наша территория.

Мне кажется, вот он ответ. Особым обстоятельствам приходится искать "моральных уродов" что бы играть достойно на этом поле. Или создавать их (как было с Игроком).

В общем тяжелая, местами мерзкая, но очень интересная книга.

P.S. А еще, мне не повезло, я разгадала загадку наемника где-то на первой трети книги и дальше мне было не так интересно, как могло.

Читать полностью
Оглавление