«Степной волк. Сиддхартха. Путешествие к земле Востока» читать онлайн книгу📙 автора Германа Гессе на MyBook.ru
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Герман Гессе
  4. «Степной волк. Сиддхартха. Путешествие к земле Востока»
image

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.57 
(7 оценок)

Степной волк. Сиддхартха. Путешествие к земле Востока

377 печатных страниц

2016 год

16+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

«Степной волк» – один из самых главных романов XX века, впервые опубликованный в 1927 году. Это и философская притча, и глубокое исследование психологии человека, тщетно пытающегося найти и обрести собственное «я». Это история любви, которая ведет к неожиданной трагической развязке, это и политический, социальный роман, в котором герой выступает как яростный критик существующего мещанства.

В эту книгу ныряешь, как в омут с головой, она завораживает тебя своим особым ритмом, своей неповторимой атмосферой полусна-полуяви, полуреальности-полубезумия и удивительными открытиями, которые делает главный герой на пути самосознания.

«Сиддхартха» – жемчужина прозы Германа Гессе, на страницах которой нашли свое отражение путешествия писателя по Индии, а также его интерес к восточным религиям.

Эту притчу стоит читать и перечитывать не из-за сюжета или поиска новых знаний, а из-за того глубинного понимания мира, ощущения единения с окружающими, которое она дает.

В издание также включена аллегорическая повесть «Путешествие к земле Востока».

читайте онлайн полную версию книги «Степной волк. Сиддхартха. Путешествие к земле Востока» автора Герман Гессе на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Степной волк. Сиддхартха. Путешествие к земле Востока» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Переводчик: 

Соломон Апт

Дата написания: 

1 января 1927

Год издания: 

2016

ISBN (EAN): 

9785170981908

Дата поступления: 

21 июня 2019

Объем: 

679365

Правообладатель
10 569 книг

Поделиться

marfic

Оценил книгу

Степной волк (остальное прочту позже)

Я очень плохо читала эту книгу: отдала ее kost26 , но как-то зайдя в гости не удержалась и начала читать. В гости стала заходить чаще: эта книга манила меня, завораживала - она ведь вскрывала десятки, а может сотни Гари во мне. Эти первые моменты узнавания были такие кисло-сладкие, а абзацы такие сытные... Но потом было лето, были вечно разгульные вечера и книга от меня отвернулась. Потому что ее нельзя так плохо читать.

Потрясающая книга. Очень емкая, очень провокационная, нужная. Я ее обязательно прочту еще раз, обязательно буду еще читать Гессе.

Поделиться

asy99

Оценил книгу

Мне очень понравился «Степной волк» Гессе! И чтение Владимира Самойлова, я эту книгу слушала. Но мне часто хотелось прочитать куски, так что возможно я ее еще перечитаю))

Люблю, когда книги пересекаются с твоими собственными раздумьями, а с хорошими книгами это закономерно! :)
Понравилось многое. И чем больше пытаешь вспомнить — тем больше всплывает, дойдет до того, что захочется пересказывать 90% книги)
Цитировать кусищами — свинство, а сохранить хочется. Не буду вас закидывать, приведу парочку, остальное напишу себе в тетрадке по-тихому и буду затирать таинственными выделениями, как хиппи в цитате чуть ниже :)

От книги создается впечатление, что она не слишком тщательно замаскированная оболочка под размышления Гессе. То есть сюжет как таковой там как-то на десятом месте, по-моему, сам сюжет — одно большое рассуждение)

Забавная цитатка про книгу:

Даже после того, как Герману Гессе в 1946 году вручили Нобелевскую Премию, его почти никто не читал. Он стал известен всему миру, и большинству в Германии, только благодаря американским битникам 60-х. "Степной Волк" стал Библией целого поколения. Удивительно, но мысли и чувства пятидесятилетнего человека в кризисной ситуации, стали созвучны двадцатилетним. Может замечания Профессор Гардварского университета Тимоти Леари (Timothy Leary), что для настоящего психоделического переживания перед приёмом ЛСД, необходимо почитать "Степного Волка" или "Сиддхартху", и что "Магический театр" просто должен стать учебником любого свободного человека, были тому причиной - во всяком случае, Герман Гессе стал самым читаем и почитаемым среди детей цветов. (Один мой довольно преуспевающий приятель, проведший года два, кажется на Майорке, в колонии хиппи, показывал мне реликвию юности - затёртый, со следами слёз или может быть других выделений, томик).

*

Понравились мысли о мещанстве и гении — как можно выйти за эти пределы и как можно остаться мещанином. Понравились рассуждения о бессмертии
Любовная вся линия страшно понравилась. Было забавно чувствовать себя одновременно и Степным Волком, и Марией

Научиться, наверное, стоит любить вот так, как Мария, а то я, как дебил, по-Германовски требовательна:

От женщин, которых я прежде любил, я всегда требовал ума и образованности, не вполне отдавая себе отчет в том, что даже очень умная и относительно очень образованная женщина никогда не отвечала запросам моего разума, а всегда противостояла им; я приходил к женщинам со своими проблемами и мыслями, и мне казалось совершенно невозможным любить дольше какого-нибудь часа девушку, которая не прочитала почти ни одной книжки, почти не знает, что такое чтение, и не смогла бы отличить Чайковского от Бетховена.

У Марии не было никакого образования, она не нуждалась в этих окольных дорогах и мирах-заменителях, все ее проблемы вырастали непосредственно из чувств. Добиться как можно большего чувственного и любовного счастья отпущенными ей чувствами, своей особенной фигурой, своими красками, своими волосами, своим голосом, своей кожей, своим темпераментом, найти, выколдовать у любящего отзыв, понимание, несущую счастье ответную игру для каждой своей прелести, для каждого изгиба своих линий, для каждой извилинки своего тела — вот в чем состояли ее искусство, ее задача. Уже во время того первого робкого танца с ней я ощутил это, уже тогда почуял я этот аромат гениальной, восхитительно изощренной чувственности и был околдован им.

И не случайно, конечно, всеведущая Гермина подвела ко мне эту Марию. В ее аромате, во всем ее облике было что-то от лета, что-то от роз.

Больше всего понравилась мысль о том, что в каждом миллионы душ и проживание их; И одной из вариантов жизни «все женщины твои». :) (Макс Фрай так нагло слизал в «Жалобной книге» это, слегка изменив! ;)) Всего-то нужно переступить через своё «я», навязанное самому себе, чтобы открыть в себе кучу новых возможностей и характеров

Понравились мысли о музыке и об искусстве — от Пабло, Марии, и про радио, сквозь «пошлость» которого нужно почувствовать бессмертное искусство и про жизнь.

И тронуло то, что можно искренне переживать такие опошлевшие, невысокие, вульгарные, казалось бы, вещи — ответ снобам и псевдоинтеллектуалам вроде меня тоже:

Мир танцевальных и увеселительных заведений, кинематографов, баров и чайных залов при отелях, который для меня, затворника и эстета, все еще оставался каким-то неполноценным, каким-то запретным и унизительным, был для Марии, для Гермины и их подруг миром вообще, он не был ни добрым, ни злым, ни ненавистным, в этом мире цвела их короткая, полная страстного ожидания жизнь, в нем они чувствовали себя как рыба в воде.

Они любили бокал шампанского или какое-нибудь фирменное жаркое, как мы любим какого-нибудь композитора или поэта, и какой-нибудь модной танцевальной мелодии или сентиментально-слащавой песенке они отдавали такую же дань восторга, волненья и растроганности, какую мы — Ницше или Гамсуну.

Рассказывая мне о моем знакомом красавце саксофонисте Пабло, Мария заговорила об одном американском сонге, который тот им иногда пел, и говорила она об этом с таким увлеченьем, с таким восхищеньем, с такой любовью, что они тронули и взволновали меня куда сильней, чем экстазы какого-нибудь эрудита по поводу какого-нибудь изысканно благородного искусства. <...>

Оставалось, конечно, прекрасное, то немногое непревзойденно прекрасное, что не подлежало, по-моему, итожим сомненьям и спорам, прежде всего Моцарт, но где тут была граница?

Разве все мы, знатоки и критики, не обожали в юности произведения искусства и художников, которые сегодня кажутся нам сомнительными и неприятными? Разве не так обстояло у нас дело с Листом, с Вагнером, а у многих даже с Бетховеном?

Разве ребячески пылкая растроганность Марии американским сонгом не была таким же чистым, прекрасным, не подлежащим никаким сомнениям сопереживанием искусства, как взволнованность какого-нибудь доцента «Тристаном» или восторг дирижера при исполнении Девятой симфонии?

Двумя словами, страшно любопытно! Хотя, возможно, нужен соответствующий настрой. А так — рекомендую :)

Поделиться

kost26

Оценил книгу

Посоветовали мне эту книгу на флэшмобе 2011, для того чтобы поразмыслить....

Да, она соответствует этому, буквально на каждой странице, есть над чем поразмыслить. Книга похожа на серьезный философский труд и всвязи с этим тяжело идет - откладываешь книгу и перевариваешь... Я думаю, эта одна из книг, которую можно , перечитывать много раз, в разные уровни становления своей личности. В книге много разнообразных ситуаций, в которые загоняет автор страдающего шизофренией, ищущего смысл жизни героя, и поэтому это ОЧЕНЬ интересно!

Спасибо за рекомендацию!

Поделиться

Еще 1 отзыв
где все – книги, рукописи, мысли – отмечено и пропитано бедой одиноких, трудностью человеческого бытия, тоской по новой осмысленности человеческой жизни, утратившей смысл.
22 апреля 2021

Поделиться

моя тайная тоска по какому-то подобию родины снова и снова безнадежно ведет меня этими старыми, глупыми путями
22 апреля 2021

Поделиться

Не во дворцах и не в пролетарских домах, а неукоснительно в этих благопристойных, скучнейших, содержащихся в безупречном порядке мещанских гнездах, где попахивает скипидаром и мылом
22 апреля 2021

Поделиться

Еще 90 цитат

Автор книги

Переводчик